Читать онлайн — Никитин Афанасий. Хождение за три моря

Афанасий Никитин. ХОЖДЕНИЕ ЗА ТРИ МОРЯ

За молитву святыхъ отець наших, господи Ісусе Христе, сыне божій, помилуй мя раба своего гршнаго Афонасья Микитина сына. Се написах гршьное свое хоженіе за трі моря: прьвое море Дербеньское, дорія Хвалитьскаа; второе море Индйское, дорія Гондустаньскаа; третье море Черное, дорія Стемъбольскаа. Поидохъ отъ святаго Спаса златоверхаго съ его милостью, от великого князя Михаила Борисовичя и от владыкы Генадія Тврьскыхъ, поидох на низъ Волгою и приидохъ в манастырь къ святй живоначалной Троици и святымъ мученикомъ Борису и Глбу;

и у игумена ся благословивъ у Макарія братьи; и с Колязина поидох на Углечь, со Углеча на Кострому ко князю Александру, с ыною Грамотою. И князь великі отпустилъ мя всея Руси доброволно. И на Елесо, въ Новъгородъ Нижней к Михаилу къ Киселеву к намстьнику и къ пошьлиннику Ивану Сараеву пропустили доброволно.

А Василей Папин проехалъ въ городъ, а язъ ждалъ в хіовъ город дв недели посла татарьскаго ширвашина Асамъбга, а ехал с кречаты от великаго князя Ивана, а кречатовъ у него девяносто. И поехал есми с нимъ на низъ Волгою. И Казань есмя, и Орду, и Усланъ, и Сарай, и Верекезаны проехали есмя доброволно.

И ту наехали нас три татарины поганыи и сказали нам лживыя всти: Каисымъ солтанъ стережет гостей въ Бузані, а с нимъ три тысячи тотаръ. И посолъ ширвашин Асанбгъ далъ имъ по однорядкы да по полотну, чтобы провели мимо Азътарханъ. И они по одноряткы взяли, да всть дали в Хазъторохани царю. И язъ свое судно покинулъ да ползъ есми на судно на послово и с товарищи.

Азътарханъ по мсяцу ночи парусом, царь насъ видл и татаров намъ кликалі: «Качьма, не бгайте!» И царь послалъ за нами всю свою орду. И по нашим грхомъ нас постигли на Бугун, застрелили у нас человка, а мы у нихъ дву застрелили; и судно наше меншее стало на езу, и оны его взяли часа того да розграбили, а моя рухлядь вся в меншемъ судн.

А болшимъ есмя судном дошли до моря, ино стало на усть Волгы на мели, и они нас туто взяли, да судно есмя взадъ тянули до езу. И тутъ судно наше болшее взяли, и 4 головы взяли русскые, а нас отпустили голими головами за море, а вверьх насъ не пропустили всти для. И пошли есмя к Дербеньти двма суды: в одномъ судн посол Асамъбгъ, да тезикы, да русаковъ насъ 10 головами; а в другомъ судн 6 москвичь да 6 тверичь.

И въстала фуръстовина на мор, да судно меншее разбило о берегъ, и пришли каитаки да людей поимали всхъ. И пришлі есмя в Дерьбенть. И ту Василей поздорову пришелъ, а мы пограблены. И билъ есми челом Василью Папину да послу ширваншину Асанбегу, что есмя с нимъ пришли, чтобы ся печаловалъ о людех, что ихъ поимали под Тархы кайтаки.

И Осанбгъ печаловался и ездилъ на гору к Бултабгу. И Булатъбгъ послалъ скоро да къ ширваншбгу: что судно руское разбило под Тархи, и кайтакы пришедъ людей поимали, а товаръ их розъграбили. А ширваншабгъ того часа послалъ посла к шурину своему Алильбегу кайтаческому князю, что судно ся мое разбило подъ Тархы, и твои люди пришед, людей поимали, а товаръ ихъ пограбили;

и ты бы мене для люди ко мн прислалъ и товаръ их собралъ, занеже т люди посланы на мое имя; а что тоб будет надобетъ б у меня, и ты ко мне пришли, и язъ тоб, своему брату, за то не стою и ты бы их отпустилъ доброволно меня для. И Алильбгъ того часа отослалъ людей всх в Дербентъ доброволно, а из Дербенту послали их къ ширванши въ-рду его коитулъ.

А мы поехали к ширъванше во и коитулъ и били есмя ему челомъ, чтобы нас пожаловалъ, чм доити до Руси. И он намъ не дал ничего, ано нас много. И мы заплакавъ да розошлися кои куды: у кого что есть на Руси, и тот пошелъ на Русь; а кой должен, а тот пошел куды его очи понесли, а иные осталися в Шамахе, а иные пошли работать к Бак.

А яз пошелъ к Дербенти, а из Дербенти к Бак, гд огнь горить неугасимы; а изъ Бакі пошелъ есми за море к Чебокару, да тутъ есми жил въ Чебокар 6 мсяць, да в Сар жил мсяць в Маздраньской земли. А оттуды ко Амили, и тутъ жилъ есми мсяць. А оттуды к Димованту, а из Димованту ко Рею. А ту убили Шаусеня Алеевых детей и внучатъ Махметевых, и онъ их проклялъ, ино 70 городовъ ся розвалило.

Читать онлайн - Никитин Афанасий. Хождение за три моря

А из Дря к Кашени, и тутъ есми былъ мсяць. А изъ Кашени к Наину, а из Наина ко Езди, и тутъ жилъ есми мсяць. А из Диесъ къ Сырчану, а изъ Сырчана къ Тарому, а фуники кормять животину, батманъ по 4 алтыны. А изъ Торома къ Лару, а изъ Лара к Бендерю. И тутъ есть пристанище Гурмызьское, и тутъ есть море Индейское, а парьсейскым языкомъ и Гондустаньскаа дорія;

и оттуды ити моремъ до Гурмыза 4 мили. А Гурмызъ есть на остров, а ежедень поимаеть его море по двожды на день. И тутъ есми взялъ 1 Великъ день, а пришел есми в Гурмызъ за четыре недли до Велика дни. А то есми городы не вс писалъ, много городовъ великих. А в Гурмыз есть варное солнце, человка съжжеть. А въ Гурмыз былъ есми мсяцъ, а изъ Гурмыза пошелъ есми за море Индйское, по Велице дни в Фомину недлю, в таву, с коньми.

И шли емя морем Дгу 4 дни; от Дга Кузряту; а от Кузрята Конбату, а тутъ ся родить краска да лекъ. А отъ Канбата к Чивилю, а от Чивиля есмя пошли в семую недлю по Велиц дни, а шли есмя в тав 6 недль моремъ до Чивиля. И тутъ есть Индйскаа страна, и люди ходять нагы вс, а голова не покрыта, а груди голы, а волосы в одну косу плетены, а вс ходят брюхаты, дти родять на всякый год, а детей у нихъ много, а мужы и жены вс черны;

язъ хожу куды, ино за мною людей много, дивятся блому человку. А князь их – фота на голов, а другаа, на бедрах; а бояре у них ходять – фота на плещ, а другыя на бедрах, а княгыни ходять – фота на плечемъ обогнута, а другаа на бедрах; а слугы княжия и боярьскыя – фота на бедрахъ обогнута, да щит да меч в руках, а иныя с сулицами, а ины с ножи, а иныя с саблями, а иныи с лукы и стрелами;

а вс нагы, да босы, да болкаты; а жонки ходят голова не покрыта, а груди голы; а паропкы да девочкы ходят нагы до 7 лтъ, а сором не покрытъ. А изъ Чювиля пошли есмя сухомъ до Пали 8 дни до индйскыя горы. А отъ Пали до Умри 10 дни, то есть городъ индйскый. А отъ Умри до Чюнейря 6 дний, и тут есть Асатъхан Чюнерьскыя индйскыя, а холопъ Меликътучяровъ, а держить, сказывають, седмь темь отъ Меликтучара.

А Меликтучаръ сдит на 20 тмахъ; а бьется с кафары 20 лт есть то его побиють то онъ побивает ихъ многажды. Ханъ же езди на людех, а слоновъ у него и коний много добрых, а людей у него много хорозанцевъ; а привозять их изъ Хоросаньскыя земли, а иныя из Орабаньскыя земли, а иныя ис Тукърмескыя земли, а иныя ис Чеготаньскыя земли, а привозять все моремъ въ тавах, Индйскыя земли корабли.

И язъ гршный привезлъ жеребьца в Ындйскую землю, дошел есми до Чюнеря богъ дал поздорову все, а стал ми сто рублевъ. Зима же у них стала с Троицина дни. А зимовали есмя в Чюнйр, жили есмя два мсяца; ежедень и нощь 4 мсяца, а всюда вода да грязь. В т же дни у них орють да сють пшеницу, да тутурганъ, да ногут, да все съястное.

Вино же у нихъ чинять в великых орсех кози гундустаньскаа; а брагу чинят въ татну, кони кормять нохотом, да варять кичирисъ с сахаромъ да кормять кони, да с масломъ, порану же дають шьшени. Во Индйской же земли кони ся у нихъ не родят, въ ихъ земли родятся волы да буволы, на тхъ же здть и товаръ иное возять, все длають. Чюнеръ же град есть на острову на каменомъ, не дланъ ничим, богомь сътворенъ; а ходять на гору день по единому человку, дорога тсна, поити нелзя.

Во Индйской земли гости ся ставять по подворьемь, а сти варять на гости господарыни, и постелю стелять, и спять с гостьми, сикишь илересънь ду житель берсень, достурь авратъ чектуръ а сикишь муфутъ любять блых людей. Зим же у них ходять люди фота на бедрах, а другаа на плещем, а третья на голов; а князи и бояря тогда въздевають на собя порткы, да сорочицу, да кавтанъ, да фота по плечемъ, да другою ся опояшеть, а третьею фотою главу обертить;

а се оло, оло, абрь оло акъ, оло керимъ, оло рагымъ. А в томъ Чюнер ханъ у меня взял жерепца, а увдал, что яз не бесерменинъ, русинъ, и онъ молвит: «И жерепца дам да тысячю золотых дам, а стань в вру нашу в Махмт дени; а не станешь в вру нашу в Махмет дени, и жерепца возму и тысячю золотыхъ на глав твоей возму».

А срокъ учинил на 4 дни, въ говйно успении на Спасовъ день. И господь богъ смиловася на свой честный праздникъ, не отстави от меня милости своея грешнаго и не повел погыбнути въ Чюнер с нечестивымі; в канун Спасова дни прихал хозяйочи Махмет хоросанец билъ есми челомъ ему, чтобы ся о мн печаловалъ;

Таково господарево чюдо на Спасовъ день! Ино, братья русьскіи християне, кто хочеть поити в Ындйскую землю, и ты остави вру свою на Руси, да въскликну Махмета, да поиди в Густаньскую землю. Мене залгали псы бесермена, а сказывали всего много нашего товару, ано нтъ ничего на нашу землю; все товаръ бло на бесермьньскую землю, перець да краска, то дешево;

ино возят аче моремъ, иныи пошлины не дають. А люди иные намъ провести пошлины не дадут, и пошлины много, а разбойников на море много. А розбивають все кофары, ни крестіяне, ни бесерьмена; а молятся каменнымъ болваномъ, а Христа не знають. А ис Чюнеря есмя вышли на Успение Пречистые к Бедерю к большему ихъ граду.

А шли есмя мсяць; а отъ Бедеря до Кулонкеря 5 дний; а отъ Кулонгеря до Кельбергу 5 дни. Промежю тхъ великых градовъ много градовъ; на всякъ день по три грады, а на иной день и 4 грады; колко ковъвъ, толко градов. А отъ Чювиля до Чюнейря 20 кововъ, а отъ Чюнеря до Бедеря 40 кововъ, а отъ Бедеря до Колуньгоря 9 кововъ, а отъ Бедеря до Колубергу 9 ковов.

А все черныя, а все злоди, а жонки все бляди, да вдь, да тать, да ложь, да зельи, господаря морять. Во Индйской земли княжать все хоросанци, и бояре все хоросанци; а гундустанци все пшиходы, а ходят борзо, а все нагы да босы, да щитъ в руц, а в другой мечь, а иныя слугы с великими с прямимы лукы да стрелами.

А бой их все слоны, да пшихъ пускають наперед, хоросанци на конехь да в доспсехъ, и кони и сами; а къ слономъ вяжуть к рылу да к зубомъ великия мечи по кендарю кованы, да оболочат ихъ в доспхъ булатный, да на них учинены городъкы, да и в горотък по 12 человкъ в доспсех, да все с пушками да стрелами.

Есть у них одно мсто, шихбъ Алудинъ піръ атыръ бозаръ алядинандъ, на год единъ бозаръ, съждается вся страна Индйская торговати, да торгують 10 дний; от Бедеря 12 кововъ, приводять коней до 20 тысящь продають, всякый товаръ свозять; во Гондустаньской земли той торгъ лучшій, всякый товаръ продають, купят, на память шиха Аладина, на руськый праздникъ на Покровъ святыя богородица. Есть в томъ Алянде и птица гукукъ, летает ночи, а кличеть «гукукъ».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Твоя молитва
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector