Антоний (Храповицкий) митр. Исповедь (текст)

Видение святого Нифонта

Спасение приобретается через покаяние.

Cтарец Адриан Югский

Cлава Господу, что Он дал нам покаяние, все мы спасаемся покаянием; не спасутся только те, которые не хотят покаяться; и много я плачу, жалея их. Всякая душа, потерявшая мир, должна покаяться – и Господь простит, и будет тогда радость и мир на душе (преподобный Силуан Афонский).

Надо всякий грех сделанный очищать покаянием.

Два орудия духовной брани ставил преподобный Пахомий Великий выше всего: страх Божий и исповедь.

И одна исповедь и откровенность заменяет у иных подвижничество (преподобный Нил Синайский).

Покаяние есть второе крещение.

Покаяние возводит делателя своего к обширнейшим духовным видениям, раскрывает пред ним его собственное падение, и падение всего человечества, и прочие тайны. Итак, братия, прежде всех деланий и со всеми деланиями да будет для всех нас деланием покаяние (святитель Игнатий (Брянчанинов)).

Покаяние есть ключ Царства Небесного, без которого никому нельзя войти туда.

Грех еще усугубляется, если он не очищается покаянием. Грешник, сознающий свой грех, в очах Божиих заслуживает большего снисхождения, чем тот, кто грешит и говорит: «Это не грех» или: «Не взыщет Бог!» (святитель Макарий, митрополит Московский).

Старец Феолог заклял демона сказать о покаянии. Бес отвечал: «Несть ино ничтоже таково в церкви, якоже грехов совершенное и чистое исповедание. То нам более всего зло творит и силу нашу низлагает. Егда есть человек в грехах, то уди его вся связаны и не может стати на добрые дела; егда же чисто грехи исповесть, тогда свободен от всех и волю имать на всякое дело благое».

Покаяние – это возвращение от диавола к Богу.

Начало доброго пути есть исповедаться священнику от всей души в грехах, а особенно в духовном невежестве, что не имеют совершенного познания о Таинствах христианства, не знают, в чем состоит вера (преподобный Симеон Новый Богослов).

В соделанных нами грехах не будем винить ни рождения нашего, ни другого кого, а только себя самих (преподобный Антоний Великий).

Господь дал милостиво людям покаяние, и покаянием спасаются все без исключения (преподобный Силуан Афонский).

Что касается исповеди – не откладывайте ее.

Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, Боже, Спасителю мой, даруй мне, недостойному рабу

Твоему, сокрушение и освящение сердца, дабы слезы умиления источать мне в чистой молитве и дабы Ты слезами этими стер рукописание грехов моих и ради недолгого рыдания угасил огонь страстей моих. Если буду здесь я плакать, Владыко мой, Ты освободишь меня от огня неугасимого. Знаю я, Господи, что ежедневно и ежечасно без меры огорчаю и гневлю я Тебя, но прости меня, окаянного!

Согрешила ты, душа, покайся. Ибо вот дни наши проходят, как тень. По страшным и ужасным пойдем мы местам (по смерти). Не откладывай же день за днем обращения своего ко Господу; приди наконец в сокрушение, душа моя!

Будь милостив ко мне, Человеколюбец! В Тебе Едином полагаю мою надежду. Даруй мне покаяться и, исправившись, принести плоды покаяния, чтобы, когда придет конец, не был я посечен, как бесплодное древо, или предан огню, как плевелы, но, как пшеница, был собран в житницу Твою.

Сжалься надо мною, Боже мой, и не гневайся на меня за дурную жизнь мою. Умилосердись надо мною, как над блудным, мытарем и разбойником. Все презирали их, когда они были на земле; Ты же, Господи, сделал их обитателями рая. Поэтому, Господи, приими покаяние и от меня, недостойного раба Твоего, который презрен всеми, но дерзает славить Тебя, Единого Вечного.

Достойны или недостойны мы приступить к причащению Святых Таин Тела и Крови Христовой? Об этом судить предоставлено священникам при Таинстве Покаяния. А сами себя почитающие недостойными и сами себя удаляющие от причащения подобны еретикам и язычникам.

Если почувствуешь тяжесть борьбы и увидишь, что тебе не справиться одному со злом, беги к духовному отцу своему и проси его приобщить тебя Св. Таин. Это великое и всесильное оружие в борьбе с сильными искушениями (святой Иоанн Кронштадтский).

Если же кто поверит внушению врагов и примет мысли их такие, что не спасется, или что будет осужден или отвержен Богом, или что предопределен к погибели, то душу такого человека (если он не покается) бесы увлекут к себе, потому что он отчаянием своим отверг искупление наше Христовой Жертвой, уничтожил милосердие Божие и, подобно Каину, счел свои грехи превышающими милосердие Божие.

Бывает часто, что человек молится о прощении грехов своих и внутренно сердцем не надеется, что грехи его будут прощены, считая их как бы выше Божия милосердия. За то действительно и не получает прощения, хотя и источники невольных слез прольет, и со скорбным, стесненным сердцем отходит от Щедрого Бога, – того он и достоин. Веруйте, яко приемлете, – говорит Господь, – и будет вам (Мк. 11: 24). Неуверенность в получении просимого у Бога – хула на Бога.

Хотя ты без меры грешен, а все молись. Диавол будет представлять тебе лице Господа грозным и немилостивым, отвергающим твою молитву и твое покаяние, а ты вспомни слово Спасителя: Грядущаго ко Мне не изжену вон (Ин. 6: 37).

Если согрешишь в чем пред Богом, тотчас же говори в сердце своем со смиренным сознанием и чувством своих грехов пятидесятый псалом. Если не подействовал один раз, сделай другой прием, только прочитай еще сердечнее.

Перечисляя грехи, в молитвах означенные, надо говорить их, чувствуя сердцем, как бы собственные.

Аще седмищи на день согрешит… и седмищи на день обратится, глаголя, каюся: остави ему (Лк. 17: 4). Знает Владыко как сердцеведец, что люди склонны к весьма частым падениям и, падая часто, восстают часто, потому и дал заповедь, – часто прощать грехопадения; и Сам первый исполняет Свое святое слово, – как только скажешь от всего сердца: каюсь, – тотчас прощает.

Надо гнушаться всяким грехом не на словах только, но и делом гнушаться, и в мыслях, и в чувствах, и в воспоминании, и в воображении и, гнушаясь им, любить всем сердцем Бога и добродетель.

Покаяние прилежное, ежедневное и ежечасное должно вести нас к исправлению, к добродетели и совершенству. Покаяние должно вызывать воздыхание и слезы, как в мытаре и блуднице.

Все то грех, что оскорбляет совесть и услаждает плоть.

Признавайтесь пред всеми, что вы грешники, и оплакивайте себя, когда сделаете какое-нибудь худое дело.

Никакой нет заслуги в том, если грех оставит нас: надобно, чтобы мы оставили его.

Ничего так враг не ненавидит и не боится, как быть узнанным через открытие мыслей старцу; потому что тогда он уже не может коварствовать, как хочет (авва Дорофей).

Епитимия есть двух видов: публичная, за публично обнаруженный грех, налагаемая по суду Церкви, и внутренняя.

Не отчаивайся: ты учинил много худых дел и преступлений? Что же? Ты не сошел еще во ад, где никто не исповедается. Ты не оставил еще позорища, но стоишь среди позорища? Но ты не там еще, где находится богач, тебе не сказано, что бездна между нами и вами (святитель Иоанн Златоуст).

Всякая неосторожность в отношении к Св. Тайнам требует покаяния.

Начало казни грешников видим наиболее во внезапной смерти или в смерти, произведенной такою болезнью, которая отнимает возможность покаяния (святитель Игнатий (Брянчанинов)).

«Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем». Этой молитвою, которая разбойника в рай ввела, вводят иные себя в самообольщение. Имея в виду пример покаявшегося разбойника, они думают, что для спасения достаточно только устного исповедания веры во Христа, и, проводя беспечно жизнь греховную, воображают, что еще не поздно, если и последнее их дыхание будет вздохом их покаяния, если при конце жизни успеют сказать: «Помяни мя…»

Как же посредством жертв, приносимых во множестве без должного покаяния, надеетесь приобресть избавление душам своим? (святитель Василий Великий).

Ежедневно плачущий о грехах очищает и тело, потому что слеза, истекшая с верой, омывает тело от нечистот его («Патерик»).

Полезно воспоминать и исчислять свои нарушения Закона Божия, кроме блудных падений и преткновений, подробное воспоминание которых воспрещено отцами как возобновляющее в человеке ощущения греха и услаждение им (святой Филофей Синайский).

Не подобает жалеть слез, ибо слезы суть верные хранители того, кто жизнь свою располагает по добродетелям (святитель Григорий Нисский).

Из беседы с одним духовником. Я принимал от каждого приходящего только исповедание своих грехов. Если же кто не осознал своей греховности и не имеет твердого намерения оставить свои греховные навыки, то обличение грехов внешне, только со стороны духовника, часто вызывает протест и даже раздражение и гнев, – ибо обличение нечестивому (т. е. нераскаянному) – раны ему, и в причинении этой боли он считает виновным обличителя. Если же возникают перед духовником вместо исповеди счеты и пересчеты с ближними, с обвинением их, то они никогда не могут привести к положительному концу… Только смиренное признание своей греховной виновности приводит человека к очищению и покою.

Часто люди приходят на исповедь с неподготовленным сознанием: вместо исповедания содеянных грехов начинают повествование об обстоятельствах своей жизни. Иногда рассказывают о семейных горестях и трудностях, взаимных недоразумениях. В другой раз приходят с жалобами и осуждениями своих ближних. Конечно, каждому хочется освободиться от всякой тяготы и давления на душу, найти сочувствие и облегчение, но не всегда имеется именно такая возможность во время исповеди – по недостатку времени. Поэтому духовнику приходится сказать: «Принимаю только грехи и выслушиваю только их».

Духовник должен разъяснить людям, чтобы они обязательно молились накануне причащения Св. Таин за вечерней, а в день причащения – за утреней и Литургией.

В продолжение земной жизни христиане должны пребывать в покаянии, чуждыми наслаждений и увеселений тленных – и этим непрестанным пребыванием в покаянии избранники Божии отличаются от сынов мира… Только при посредстве покаяния можно перейти из состояния душевного в состояние духовное (святитель Игнатий (Брянчанинов)).

Господь любит более раскаяние во спасение грешника, нежели жертвоприношения.

Чем более грешник строг к самому себе, тем паче Бог к нему снисходителен.

Если не можешь сказать грехов своих, то уж лучше написать их, чем скрыть (преподобный Иосиф Оптинский).

Св. Исаак Сирин говорит: «Если мы все грешны и ни один из нас не возвысился превыше всякого искушения, то ни одна из добродетелей не может быть превыше покаяния, т. е. все добродетели, и самые высшие, должны быть растворены покаянием…» В другом слове этот великий наставник говорит: «Покаяние есть дверь милости Божией для тех, которые тщательно упражняются в нем». Этою дверью входим в Божественную милость; к этой милости не войти нам иначе, как только этой дверью… Требование от себя неизменяемости и непогрешимости – требование несбыточное в этом преходящем веке! Неизменяемость и непогрешительность свойственны человеку только в будущем веке (святитель Игнатий (Брянчанинов)).

Если не будете снова грешить, то загладите прежние грехи.

Отец родной еще в чесом-либо свяжет свое рождение, а отец духовный всячески развязати может; а когда же отец духовный сына своего правильно свяжет, то и Сам Бог не развяжет. Понеже Сам Он, Господь Бог, вручил ему сие (крестьянин Посошков).

Если покаянием хотим угодить Господу и спасти душу свою, достигнуть свободы от грехов и страстей, то должны каяться из глубины души, обстоятельно, всесторонне, твердо, охотно; потому что во глубине ее гнездятся и коренятся все грехи наши: самолюбие, плотоугодие, сластолюбие, чревоугодие, объядение, леность, саможаление, гордость, самомнение, кичение, уничижение других, зависть, неприязнь, ненависть, злоба, ехидство, похоть, блуд, нечистота, своенравие, самочиние, непослушание, неповиновение, грубость, дерзость, суровость, строптивость нрава, сомнение, неверие, маловерие, безразличность в вере, неблагодарность, корыстолюбие, жестокосердие, скупость, жадность, алчность, ябеда, лживость, лукавство, клевета, лжесвидетельство, божба, клятвопреступление, лицемерие, лицеприятие, мздоимство, придирчивость, притеснение, лихоимство, татьба, похищение, присвоение чужого, злоупотребление, потворство грехам и поблажкам, попущение, суетное препровождение времени, игры, пустословие, празднословие, сквернословие, роскошь, мотовство, недоброжелательство, зложелательство, злорадство, злопамятство, холодность, нерадение, небрежность в молитве и других делах, неуважение к старости, неподчинение родителям и начальству, вероломство и неверность, непостоянство в добродетели, легкомыслие, суетность, тщеславие, боязливость, уныние, малодушие, безнадежность и отчаяние, гнев, раздражение, дерзость рукою или биением по лицу и другим членам; страсть к чтению пустых или соблазнительных книг, нерадение к чтению Св. Евангелия и вообще книг духовного, религиозного содержания; придумывание извинений своим грехам и самооправдания вместо самоосуждения и самообличения; страстные лобзания или поцелуи, страстные осязания, ласкательство, ощущения, недобросовестное исполнение служебных обязанностей, небрежность и торопливость, неисполнение присяги, казнокрадство или похищение казенной собственности; поджигательство, подстрекательство на злое убийство, истребление зачатого плода в утробе, отравление, призор очей и порча ближнего, проклятие на ближнего, ругательства, совращение в секты и расколы, распространение ложных и хульных мнений или учений; суеверие, стологадания, спиритизм или разговор с духами, гипнотизм или усыпление и разговаривание с усыпленным, иногда с целью выведать от него какую-нибудь тайну.

* * *

  Постоянным самоосуждением и самоукорением усиливается сознание и ощущение греховности.

Надлежит нам всегда осуждать и укорять себя, чтобы вольным самоосуждением загладить невольные грехи; а если не так, то при исходе из сего мира мы претерпим за них лютое истязание.

Нет у тебя слез? Не отчаивайся, но вздыхай часто и тяжко от всего сердца. Слезы есть дар Божий; мало-помалу воздыханием ты испросишь у Бога слезы, ибо написано: ищай обретает (Лк. 11: 10).

Оттого угнетают нас жестоко враги наши (демоны), чтобы мы не познали с должною подробностию и точностью немощей и грехов наших, не приобрели плача о грехах.

Дыхание христианина должно состоять из покаянных воздыханий, и когда нет их, это значит, что он задохнулся (святитель Феофан Затворник).

Исповедание помыслов есть основание истинного покаяния и грехов прощение.

Спрошен был великий старец: «Если кто во грехах состареется и по старости уже не сможет ни поститься, ни бдеть, ни трудиться для спасения души, ни раздать милостыни, так как у него ничего нет – итак как может такой спастись?» И старец отвечал: «Таким же образом, как спасся мытарь, как и Давид сказал: смирихся, и спасе мя (Господь) ((Пс. 114: 5), т. е. покаянием и смирением. Сим путем может спастись бедный, и больной, и престарелый, грубый, и невежда».

Многие христиане, воздерживаясь от греха словом и делом, согрешают мысленно и не знают, что через сие наносят душе своей великий вред (впадая в тщеславие, самомнение, возношение и др.).

Чтобы узнать свою греховность, надо ежедневно рассматривать свою совесть в зеркале Закона Божия и обращаться с молитвою ко Святому Духу о просвещении.

Бог и великие грехи прощает человеку против Него Самого, но согрешения против ближних не прощает, если с ним не умиротвориться и не удовлетворить его как следует.

Бойся греховных привычек более, чем врагов.

Искать в себе безгрешия и полагать в том надежду спасения – пагубное обольщение, которое хуже грехопадений с покаянием (преподобный Макарий Оптинский).

Если любишь покаяние, возлюби и молчание, уединение, ибо вне их покаяние не достигнет совершенства.

Если же пост не украсится плодом покаяния, то и постный подвиг останется напрасным. Этого мало: он принесет нам вред, усилив в нас самомнение и самоуверенность (святитель Игнатий (Брянчанинов)).

Не открывай помыслов твоих пред всеми, чтобы это не послужило причиною преткновения для ближнего твоего, но только тем, которые могут спасти душу твою.

Нет большого или малого греха. Малый или большой грех – всегда грех. Множество «малых» грехов нам причиняют больше зла, чем один большой грех, потому что они проходят незамеченными и мы не стараемся их исправить. Великий грех предо мной всегда (см. Пс. 50: 5). Как, к примеру, плющ на дереве. Его нужно уничтожить, если мы не желаем, чтобы дерево засохло. Но маленькими паразитическими растениями на стволе мы пренебрегаем (старец Иоиль Каламский).

За одно приветствие душа чувствует в себе добрую перемену; и напротив, за один косой взгляд теряется благодать и любовь Божия. Тогда скорее кайся, чтобы возвратился мир Божий в душу твою.

Если когда забудешься и не отгонишь худые мысли сразу, то принеси покаяние. Потрудись над этим, чтобы приобрести привычку (преподобный Силуан Афонский).

Не вынуждай течения слез о грехах и не слишком домогайся внешнего плача. Эти слезы не будут спасительны: развлекая дух молящегося, они ослабят его… Истинный дар слез – плод свободного, внутреннего, благодатного движения духа («Луг Духовный»)

Берегись, чтобы не изгнать тебе через лакомство твое сокрушение сердечное.

Мудрый христианин получает пользу и тогда, когда его обличают в худых делах, ибо он понуждает себя к покаянию.

Ничто столько не приятно Богу, как если кто считает себя в числе величайших грешников (святитель Иоанн Златоуст).

Заботься о покаянии и смирении, а на исправность не заглядывайся и не гордись ею. Если она и будет – это Божий дар, не твоя заслуга. Благодари Господа за этот дар, но себе не приписывай и помни: нам принадлежат только грехи да покаяния вздохи; согрешая, умножим покаяние и смирение – и Господь оправдает нас, как мытаря.

Святому Нифонту дана была от Бога благодать видеть все, что совершается на свете – и явно, и тайно: духовные очи видели и Ангелов. Вот однажды он пришел в церковь и увидел, что небо над ним разверзлось и образовался путь, ведущий с земли на небо, к Престолу Господню. По этому пути Ангелы несли душу кого-то умершего, а за ними неслись демоны и неистово кричали: «Зачем от нас уносите эту душу? Или вы не знаете, что она, живя на земле, была и блудница, и разбойница, и сребролюбива, во всех грехах она была виновна?» – «Знаем, – отвечали им Ангелы, – знаем, что эта душа – величайшая грешница, но знаем и то, что она много плакала о своих грехах и перед смертью исповедовалась в них, за что Господь и простил ей все грехи». – «Если уж эта душа получила прощение от Бога, – закричали демоны, – так возьмите себе всех грешников! А мы для чего ж будем трудиться?» На вопль демонов Ангелы отвечали: «Помните всегда, что все грешники, которые исповедуют грехи свои с сокрушением, получают от Бога прощение, а кто умрет, не раскаявшись, того Бог осудит на вечные мучения с вами».

* * *

  Не сразу можно привыкнуть к проверке себя (испытанию в делах, словах, чувствах, мыслях за день). Сначала будете пропускать, может, по три дня, потом эти пробелы будут меньше и меньше, и через десять лет вы приобретете этот навык – всегда проверять себя, чтобы через это исправить свою жизнь и раскаяться во всем Господу… О чем я мыслил? Какие чувствия питал в своем сердце? Чего я желал? Где я был? Что я говорил? Что я сделал и чего не сделал? Какие мои обыкновенные грехи, т. е. по навыку и долговременной привычке мною делаемые? Коликократно я в оные впадал? С какими людьми я частое имел обращение? (преподобный Варсонофий Оптинский).

Монах, стремящийся к духовному совершенству, если будет довольствоваться хождением на исповедь к духовнику малым числом раз и будет жить без откровения помыслов и старческого окормления, то подвергается опасности, во-первых, во всю жизнь не научиться духовной и монашеской жизни; во-вторых, остаться со своими прежними страстями. Так как исповедь бывает не каждый день, а только четыре раза в год, редко чаще, то получаются довольно большие промежутки без испытания совести; а так как наша природа удобопреклонна ко греху и нуждается в постоянном руководстве, то и бывает, что, не удерживаемые страхом близкой исповеди, такие люди после Причастия остаются с прежними страстями, если только еще не с худшими. Об искусстве же их в мысленной брани нечего и поминать: живя без руководства, они мало чем отличаются от мирян в своем духовном устроении.

Плач твой да соответствует грехам твоим. Если падение твое невелико, довольно с тебя слезы; если же велико, должен быть поток слезный (преподобный Иоанн Постник).

Будем плакать по мере беззакония.

И некоторое время жизни провести с истинным сокрушением во грехах не бесплодно. Ибо и малое время покаянных слез будет вписано золотыми буквами в Книгу Жизни и послужит к облегчению будущей участи нашей за гробом. Св. Мария Египетская целых семнадцать лет плакала, у св. апостола Петра глаза были всегда красными от слез.

Смотри, чтобы покаяние не пришло тебе на мысль уже тогда, когда только одному отчаянию будет время и место (преподобный Исидор Пелусиот).

Некий старец безмолвствовал наедине в келье своей. Он прожил в ней много лет, никогда не оставляя покаяния, и говаривал всегда: «Этот век дан Богом для покаяния. Если истратим его попусту, живя худо, то очень будем жалеть о нем, но не найдем его вторично».

Исповедь для человека – это путь к Богу, это явление любви Божией человеку. Никто и ничто не может отнять у нас этой любви (старец Порфирий).

Грех помрачает ум. В этой тьме находится сластолюбивый, завистливый, корыстолюбивый и эгоистичный человек, уверенный в том, что он может познать всю премудрость и изучить все языки, достичь глубокой старости. Однако из-за своего сластолюбия, сребролюбия и других страстей он не видит ни родства, ни дружбы, ни человека, ни Бога. Грех повреждает прекраснейшее благо, которое мы имеем – нашу волю. Он так сильно повреждает ее, что если грешник и испытывает иногда периоды просветления и видит свое жалкое состояние, то и тогда он не в силах удержать себя от грехов (старец Иоиль Каламский).

Любой человек имеет предрасположение ко греху, но если замедлит в грехе и решится на еще большее зло, то он постарается заглушить свою совесть, чтобы разувериться в правильности заповедей Божиих, и так, погружаясь все больше в грехах, он придет к полному неверию, отойдет от Церкви и ее Таинств: покаяния и исповеди (старец Гавриил).

Что делают те, у кого грязь на лице и руках? Они открывают кран, чтобы обильно текла вода до тех пор, пока они не станут чистыми. Будем и мы подражать им. Откроем не один, а два крана – наши глаза, чтобы из них потекли изобильные слезы покаяния, которые отмоют все яды суетного мира, загрязнившие нашу душу. Только слезы покаяния могут очистить душу (святой Анфим Хиосский).

Признак истинного покаяния – глубокое переживание, сокрушение и скорбь сердца, воздыхания, молитвы, посты, бдения и слезы. Такое покаяние подлинно и плодотворно (старец Филофей).

Каждый человек опутан тем грехом, которым часто согрешает. Нужно оставить открытой хотя бы одну щель в душе, чтобы внутрь вошли свет и любовь Христовы. Так начнется освобождение души. Инициатива всегда принадлежит Христу. Человек должен отозваться на нее, и потом, при старании, он сможет почувствовать великолепие, которое открывает ему Бог (старец Порфирий).

Умершие на Пасху или в один из дней ее Светлой седмицы особенную от Бога получают милость. Если они покаются в своих грехах, то им грехи прощаются, хотя бы они и не принесли плодов покаяния.

Печаль по Богу не ввергает человека в отчаяние, напротив того, утешает его, внушая ему: «Не бойся, снова прибегни к Богу, Он Благ и Милосерд; Он знает, что человек немощен, и помогает ему» (авва Исаия).

Печалься, когда согрешишь; но и в сем случае соблюдай меру, чтобы не впасть в отчаяние и не погибнуть (преподобный Ефрем Сирин).

Нет никого счастливее христианина, потому что ему обещано Царствие Небесное; нет никого многострадальнее его, потому что он ежедневно сокрушается о жизни своей (блаженный Иероним).

Искренно покаявшийся есть уже и сын, и наследник (святитель Феофан Затворник).

Знает душа моя милость Бога к грешному человеку, и истину пишу пред лицом Божиим, что все мы, грешные, спасемся и ни одна душа не погибнет, если покаемся, ибо Господь так благ по естеству, что невозможно описать никакими словами (преподобный Силуан Афонский).

Грешить-то мы мастера, а каяться и нет охоты, ведь покаяние-то – не простая лишь только исповедь грехов есть, но и совершенное и полное за них по истине удовлетворение, даже до последнего кодранта (см. Мф. 5: 26), как Спаситель сказал (святитель Антоний Воронежский).

Плач

Плачешь иногда в церкви. Ну, что ж делать, когда слезы сами льются? Старайся как-нибудь, чтобы это не очень заметно было для других. А иногда при случае можешь кому-нибудь сказать, что у тебя нервы слабые (преп. Иосиф).

Плакать тебе можно. Бог благословит. Сколько душеньке угодно — хоть весь день. Но самомнеть, т. е. думать, что вот у тебя слезы, что это спасительно, что это от Бога, то помилуй Бог. Лучше уж придержать их (преп. Анатолий).

…Пишешь, что… Петр Дамаскин смутил тебя сказан­ным во 2-ой части, в 8-м Слове, о слезах, что они, прежде очищения от страстей, не что иное, как прелесть демонов. Вновь перечитай эту главу со вниманием. Там не так ска­зано и не тот смысл, ты очень усилила. Тут главный смысл: беспристрастие; и говорит, что слезы живущих посреди че­ловек, в попечении о вещах чувственных, т. е.

мирских, бывают от посмеяния и окрадения демонов. А твои хло­поты по казначейской обязанности не относятся к тако­му попечению; что делается за святое послушание, по монастырской обязанности, того нельзя назвать попечением суетным. Разумеется, что и при таких случаях должна вни­мательно беречь себя и вести себя в страхе Божием с охранением совести.

Правда, что слезы, прежде очищения от страстей, бывают не совсем чисты, но они, по слову Лествичника, очищаются и делаются правильными, если че­ловек при плаче и слезах всегда помышляет об исходе от сей жизни и предстоянии на Страшном Суде и о последнем на нем изречении, а потом очищают и душу плачущего.

При слезах всячески должно беречься тщеславия и возно­шения, от которых слезы делаются подобными болотной воде, где заводятся пиявицы и другие безобразные гады. Во-вторых, при слезах, по слову Лествичника, должно вся­чески оберегаться обольщения бессловесною радостью, что­бы не принять волка вместо пастыря.

сие бо более вредно), и памятью смерти и суда Божия. Святой Лествичник пишет, что в воде слез потопляется мысленный фараон, который от апостола Петра называется львом ры­кающим, как и тебе самой некогда представлялось. Спра­ведливо сказано, что в воде слез и умиленном плаче нет места этому льву, рыкающему и ищущему кого-либо погло­тить (преп. Амвросий).

…Пишешь, что если удерживаешь слезы в церкви, то расстраиваешься духом. Поэтому очень не понуждайся сле­зы удерживать в церкви, а если кто станет говорить об этом, отвечай, что у тебя от болезни ослабели нервы, а только слезы эти считай окраденными от тщеславия, сми­рение же может пополнять этот недостаток (преп. Амв­росий).

О внутреннем покаянии пред Богом

Как и любое духовное действие человека, покаяние должно быть истинным. Быть истинным означает соответствовать своей природе, своему внутреннему смыслу – той природе и тому смыслу, которое в покаяние заключил Бог. Преп. Макарий раскрывает условия истинного покаяния, а тем самым – природу и внутренний смысл самого покаяния:

…Покаяние тогда только истинно, когда человек, восчувствуя грехи свои, коими прогневал Создателя своего, оставляет греховное действо, сожалеет об оных и раскаивается, и удостаивается прощения благодатию Христовою через разрешение священнослужителя Церкви. А когда не оставляет, хоть и кается, то сие не есть покаяние, а даже и опасное, чрезмерное и безрассудное упование на благость Божию, которое так же, как и отчаяние, в равной мере судится пред Богом [2, т. 2, с. 38].

Началом покаяния является «восчувствование грехов своих». Не умозрительное, формальное и в чем-то равнодушное согласие признать совершенные грехи, а отчетливое сердечное ощущение неправильности и неприемлемости своих греховных действий, справедливо вызывающих гнев Создателя человека – такова точка зарождения покаяния.

В этой точке человек ощущает всю противоестественность положения, в котором он, будучи образом и подобием Божием, находится в противоречии с тем, что Бог определил ему в качестве нормы жизни. И единственным выходом из этого гибельного противоречия он принимает оставление греховного действия.

Оставление греховного действия здесь рассматривается как фундамент истинного покаяния. Если оставления нет, то дом покаяния строится на песке, и упование на то, что он устоит опасно, чрезмерно и безрассудно. Несомненно, преп. Макарий давая это наставление держал в памяти сказанное Иисусом Христом в Нагорной проповеди о необходимости не только слушать, но и исполнять заповеди.

Оставив греховное действие человек не приходит в состояние умиротворенности или довольства. Ибо содеянный однажды грех уже принес зло в мир и заставил страдать других людей или самого человека. Количество зла в мире увеличилось, и зло как «антидобро» образовало утрату для людей. Вот об этой-то утрате человек и начинает сожалеть, а также раскаиваться в совершенном греховном действии, повлекшем утрату. Почему же истинное покаяние не может совершаться без сожаления и раскаивания?

Потому что в сожалении и раскаивании проявляется неприятие человеком греха и сокрытого в грехе зла. Если кто-то равнодушен к последствиям совершенных грехов, тот лишь мнит себя кающимся. На самом деле он еще не разорвал окончательно связь со злом и находится под его воздействием.

Но оставивший греховное действие, сожалеющий о грехах и раскаявшийся становится достойным прощения. Это прощение совершается благодатью Иисуса Христа через разрешение священнослужителя. Истинное покаяние, следовательно, состоит из нескольких тесно связанных сторон, каждая из которых обязательна: (1) восчувствование своих грехов, (2) оставление греховного действия, (3) сожаление и раскаяние и (4) исповедь и разрешение священнослужителя, через которое человек получает прощение Христовой благодатью.

Эти стороны покаяния получили дальнейшее разъяснения в поучениях Оптинских старцев. Преп. Макарий о восчувствовании грехов говорит следующее:

Пишешь ты, что живешь во всяком нерадении и много грешишь, а покаяния не имеешь, других осуждаешь; поэтому ты еще не ощутила того в чувстве сердца, что ты грешна, а только языком произносишь сие слово. Постарайся в чувстве сердца иметь себя грешну, от чего стяжешь и смирение, не станешь других судить, а паче не подлежащих твоему суду, стяжешь и покаяние с умилением…; [2, т. 2, с. 39].

Жизнь в нерадении и многих грехах, в осуждении других вместо собственного покаяния приводит к неразвитости и огрубелости сердца. Человеку сложно в этом случае встать на путь покаяния, поскольку его сердце не ощущает греховности содеянного. Язык, конечно, произносит слово «грех», но сердце молчит и не распознает греха своим собственным сердечным чувством. Как следствие, человек, не обличаемый сердцем, увлекается идеей собственной праведности, из которой обыкновенно выводит и свое «право» судить других.

Поэтому преп. Макарий предлагает «постараться», т.е. предпринять некоторые усилия, чтобы преодолеть неразвитость и огрубелость сердца и почувствовать себя грешником или грешницей по-настоящему. Это восстановит связь человека с реальностью, выведет его из плена ложных представлений о себе и других.

И как только грех неопровержимо засвидетельствован сердцем, согрешивший вынужден признать, что он далек от праведности и не имеет никаких преимуществ перед другими. В этом признании обретается смирение, которое ведет к отказу от осуждения других и к началу самоосуждения, полаганию себя худшим перед другими. Смирение имеет особую ценность в покаянии, поскольку, по мысли старцев, Бог о покаянии человека будет судить по мере его смирения.

Преп. Иосиф говорит об этом так:

Бог будет судить о покаянии не по мере трудов, а по мере смирения. В оный день Бог будет судить нас не о псалмах, не за оставление нами молитвы (так и когда-либо правила), но за то, что не покаялись! Велия бывает радость Ангелам на небеси о едином грешнике кающемся. Будем же молиться: «Господи, помилуй. Господи, даруй ми смирение и кротость». Или же: «имиже веси судьбами спаси меня, Господи!» И Господь по милости Своей помилует и спасет нас всех Своею благодатию.

Каждый день и каждый час клади начало ко исправлению, и Бог милости, человеколюбия и щедрот подаст и нам руку Своей помощи, как Петру, святому апостолу, утопающему в волнах морских [2, т. 2, с. 41].

Каждый день и каждый час надо класть начало к исправлению, которым (началом) является восчувствование собственных грехов и приобретаемое через то смирение. Видение («зрение») своего греха, ощущение подлинности своей греховности в сердце ведут к отторжению греха. Тяжесть осознанного и прочувствованного греха и угроза нового падения смиряют человека, побуждают его обратиться к Господу за помощью.

Так совершается спасение, ибо смиренные молитвы кающегося грешника принимаются Богом и Господь милует и спасает покаявшегося Своей благодатью. Преп. Иосиф говорит не просто об отдельных попытках исправления некоторых греховных склонностей, но о ежедневном и ежечасном обновлении человека, достигаемом через попытки исправления многих, а в перспективе – всех греховных проявлений. Решительность и постоянство в борьбе с грехом призывает Божию милость на кающегося грешника и Бог подает ему руку Своей помощи. Опираясь на Божию помощь, человек перестает утопать в море греха, страстей, душевной неразберихе и т.д., но обретает способность быть над ними, в состоянии спокойствия и безгрешия, душевной и телесной чистоте. Это состояние есть состояние защищенности от греха, которое надо удерживать.

Преп. Никон советует:

Старайтесь иметь душевную и телесную чистоту, старайтесь после исповеди уже не грешить сознательно, произвольно не грешить в надежде на покаяние, так как, по учению Святой Православной Церкви, если кто грешит в надежде на покаяние, тот повинен в хуле на Духа Святаго [2, т. 2, с.44].

Первая мера по удержанию защищенности от греха – не грешить сознательно, не иметь собственного произволения к греху после исповеди. Это означает, что подготовка к исповеди должна включать и выработку в себе решимости оставить грех, в котором есть намерение исповедоваться, а также и стремление его избежать уже после исповеди. Если человек борется с грехом, он уже не склоняется к нему добровольно и не подменяет оставление греха надеждой на покаяние. Такая подмена, по замечанию преп. Никон а, есть еще больший грех хулы на Святого Духа.

Немощь в оставлении грехов, безусловно, существует. Но она не должна превращаться в правило. «Старание иметь душевную и телесную чистоту» означает становление на путь пусть и не всегда мгновенного, но хотя бы постепенного высвобождения от действия греха. И надеяться в этом деле надо не только на собственные силы, которых часто недостаточно, но и, прежде всего, на благодать Божию.

В этом правило и норма. Т.е. вместо произвольного (добровольного) греха, совершаемого в надежде на покаяние и фактически означающего согласие на жизнь в грехе и тем самым несогласие на жизнь в святости, – должно быть отрешение от греха с надеждой на помощь Божию в достижении душевной и телесной чистоты. И в этом проявляется искание человеком Святого Духа и желание освящения своей жизни.

Преп. Иосиф говорит об этом так:

Покаяние тогда истинно, когда после него все усиленно будешь стараться уже жить как должно, а без этого оно мало действительно, если каешься лишь бы проговорить о грехах, а жить по старому [2, т. 2, с. 39–40].

Покаяние – это исправление, и чем меньше исправление, чем больше в жизни остается «старого», греховного, тем менее действительно само покаяние. Признак истинного покаяния заключается в его совершении не на словах, а на деле. Именно это и должно быть осознанно прежде всего. Т.е. дело не только в том, чтобы признать свои грехи и остро пережить («восчувствовать») их. Но и в том, что покаяние требует усилия воли и соединения ее с образом жизни, достойного покаяния. Как же практически достичь этого?

Преп. Иосиф указывает:

Надо всеми силами бегать и удаляться греха, ибо если мы будем сами по своему нерадению впадать в грехи, то заслужим только большее осуждение. А в случающихся невольно или по нашей немощи да будем очищаться покаянием. Избегай гордости, ибо она бывает причиной многих и лютых падений. Смиряйся, укоряй себя, считай себя последнейшей и хуже всех, не осуждай никого, то и милость Божию получишь [2, т. 2, с. 40–41].

Постоянное приложение всех сил к избеганию греха является первым условием в обретении практического навыка победы над ним. Без такого приложения сил человек ведет себя безвольно и по беспечности легко впадает в грех. Безвольное и беспечное поведение можно рассматривать как нерадение о праведности, нежелание тратить много сил на устроение собственной жизни в соответствии с волей Божией. А поскольку такое попустительство греху и способствует его развитию, то тем большее осуждение получает человек.

Поэтому отсутствие произвольных грехов, творимых с сознанием того, что делается именно грех и грех этот не отвергается – есть начало очищения. Для очищения же от грехов случающихся невольно или по немощи нашей существует покаяние. Следовательно, в покаянии должна быть явлена воля к исправлению. Причем даже в том случае (невольность или немощь), когда этой воли в силу обстоятельств оказывается недостаточно для преодоления греха.

Восполнять нехватку воли можно и нужно через смирение. Смирение удобнее всего душе принять через избегание гордости, от которой происходят многие и лютые падения. Смирение, как не раз подчеркивали Оптинские старцы, привлекает благодать и освящает человека. Именно в действии благодати заключена возможность преодоления немощи и изглаживания невольных грехов, и освящения как придания жизни человека богоугодного характера.

В целом действительное, истинное покаяние охватывает собой три действия. Первое – отказ от добровольной греховности, вынуждаемой нерадением. Второе – избегание гордости и принятие смирения, которое отвращает отчаяние тогда, когда немощь или невольность все же дают греху взять свое. Третье – привлечение смирением благодати, которая исцеляет немощь, изглаживает невольные грехи и дает возможность жить в чистоте и святости.

Этому правильному пути может помешать болезнь души, заключающаяся в тайной любви к греху. Преп. Никон разъясняет:

К нам, духовникам, приходят люди, больные душою, каяться в своих грехах, но не хотят с ними разстаться, особенно не хотят разстаться с каким-либо любимым своим грехом. Это нежелание оставить грех, эта тайная любовь ко греху и делает то, что не получается у человека искреннего покаяния, а потому и не получается и исцеления души. Каким человек был до исповеди, таким оставался во время исповеди, таким продолжает оставаться и после исповеди. Не должно быть так [2, т. 2, с. 45].

Чтобы двигаться по пути покаяния постепенно, достигая все большей глубины и истинности в нем, необходимо хотеть оставления грехов и желать состояния чистоты. Эта жажда праведности и задает правильное направление развитию души. Однако бывает, что человек как бы останавливается на пути покаяния и не может им следовать. По каким-то причинам человек зло возлюбил больше, чем добро, и его попытки покаяться получаются неискренними. Привязанный таким нездоровым расположением души к греху, он кается формально, поскольку нет намерения оставлять грех, нет желания изменяться в лучшую сторону.

Двери покаяния остаются открытыми и для таких людей. Но им надо обратить особое внимание на первую сторону или ступень покаяния – восчувствование своего греха, острое переживание неприемлемости его для себя. Борьба между отторжение греха и любовью к нему может оказаться непростой. Но она должна быть начата и продолжена до преодоления болезненного влечения к греху, этих своего рода цепей, которые не дают человеку истинно покаяться. При смирении это возможно. Тогда больная душа получает исцеление.

Не должно одинаково понимать покаяние и исповедь; покаяние значит одно, а исповедь – другое; покаяние может быть и без исповеди, а исповеди без покаяния не может быть; каяться или раскаиваться пред Богом в грехах своих можно и должно всегда во всякое время, а исповедоваться можно только пред духовником и в свое время; покаяние, или раскаяние во грехах, приближает человека к Царствию Небесному и приближает к человеку Духа Святаго, а исповедь без покаяния и раскаяния нисколько не приносит человеку пользы, и не только не приносит пользы, но притворная и не истинная исповедь губит человека, делая его большим преступником, потому что исповедь есть и должна быть действием покаяния (святитель Иннокентий).

Во дни Великого поста отверсто все: и небеса для помилования, и грешник для исповеди, и язык для моления.

Кающийся истинно подвергается поруганию безумных: это служит для него знаком благоугождения Богу (преподобный Марк Подвижник).

Что сказать о тех, которые уклоняются от исповеди и причащения Святых Христовых Таин? Поистине, это несчастные люди. Верующий живет, пока пребывает во Христе через причащение.

Чтобы доказать, что никакой грех не может помешать человеку войти в Царствие Божие, Господь ввел туда первым покаявшегося разбойника.

Обращаясь к народу в храме, святитель Димитрий Ростовский однажды сказал: «Простите меня, братия и сестры, если я всякого грешника, не думающего о своих грехах, назову бесноватым».

Истинное несчастье состоит в одном только нераскаянии в грехах, которыми душа уклоняется от Бога.

Что такое окамененное нечувствие? Это когда грехов своих не видишь и не чувствуешь.

Ложная исповедь – это холодное признание в своих общих грехах словом, делом, помышлением. Это вынужденные ответы на вопросы священника, а не раскаяние грешного мытаря, который бил себя в грудь, плакал и воздыхал.

Духовник должен разъяснить кающимся, что перед исповедью и причастием они обязательно должны помолиться за всенощной.

Основание нашего спасения – покаяние.

Исповедь заставляет человека оглянуться на самого себя… а Святым Причастием подается благодать в борьбе с грехом и для укрепления в добре.

Бесы унывают, когда видят кающуюся душу; очень им мучительно это, что Господь дал грешникам покаяние и кающихся от всего сердца удостаивает прощения и милости Своей.

Почему Господь не хотел иметь дело с «праведниками»? Потому что те, кто почитают себя праведниками, не имеющими нужды в покаянии, на самом деле – в самообольщении, гордецы, грешат грехом, наиболее ненавистным Богу и душевно неизлечимы из-за полного отсутствия сознания своей греховности.

Дни говения надо посвящать делам милосердия: кормить бедных и скорбных и поучаться в Слове Божием.

Всякому христианину в случае тяжкого грехопадения Церковь внушает не откладывать покаяние, а ускорять его.

Что за исповедь бывают награды, послушай, что говорит Господь: глаголи ты беззакония твоя прежде, да оправдишися (Ис. 43: 26). Не стыдись исповедовать грехи свои. Бог повелевает исповедаться не для того, чтобы наказать, но чтобы простить. Аз есмь, – говорит Бог, – заглаждаяй беззакония твоя Мене ради и грехи твоя, и не помяну (Ис. 43: 25).

Прошу вас, возлюбленнейшая братия, да исповедаем каждый свой грех, доколе согрешивший находится еще в сей жизни, когда исповедь его может быть принята, когда удовлетворение и отпущение, совершаемое священниками, угодно пред Господом (святитель Киприан Карфагенский).

Покаяние отверзает человеку небо, вводит в рай, побеждает диавола (святитель Иоанн Златоуст).

Вздох от глубины сердца о грехах – начало спасительного покаяния.

Надобно ненавидеть грех; через сие можно убежать из сетей его, хотя бы кто был уже опутан ими.

Покаяние есть война со грехом.

Кающимся недостаточно для спасения одного удаления от грехов, но потребны им и плоды, достойные покаяния.

Кто не притекает к спасительному Таинству Покаяния, о таковых слышим страшное изречение Божие: аще не покаетеся, вси такожде погибнете (Лк. 13: 3).

Как только грешница произнесла сама на себя осуждение, она отвратила суд Божий.

Для чего нужно частое покаяние? Для того чтобы бичевать грех, язвить, удручать, умерщвлять его. Грех через частое покаяние теряет свою силу, свою прелесть, свое обаяние.

Святые были такие же люди, как все мы. Многие из них пришли от больших грехов, но покаянием достигли Царства Небесного. И все, кто приходит туда, приходят через покаяние, которое даровал нам Милостивый Господь Своими страданиями

(преподобный Силуан Афонский).

Итак, оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться (Деян. 17: 30).

Это есть «охаивание» (поругание) себя, самая строгая и придирчивая самокритика и самооценка всех своих заблуждений, пороков, страстей, не только явных, но и тайных, никому не ведомых и не знаемых. Покаяться – значит «охаять» себя так, как мог бы охаять нас самый закоренелый и самый беспощадный враг наш, всю нашу «подноготную» вынести на свет Божий, все, о чем даже страшно и глаголати… Если трудно покаяться, то еще труднее «принести достойные плоды покаяния»… Это потребует еще большего напряжения воли и мужества. Ведь что значит принести эти плоды? Это значит, что нужно сделаться совсем другим человеком, чем был ранее, а именно: из блудника и прелюбодея – целомудренным; из пьяницы – трезвенником; из чревоугодника, лакомки и сластолюбца – воздержанным постником; из скупца и сребролюбца – щедрым и бессребреником; из лентяя – трудолюбцем; из завистливого и недоброжелательного – доброжелательным и добрым; из непослушливого – послушливым; из ропотника – благодарным Богу за все; из малодушного – мужественным; из злого – благостным и добрым; из болтуна – молчаливым; из злорадного – доброрадостным; из лжеца – твердым и верным в своем слове; из злопамятного – молящимся о врагах и недоброжелателях своих; из самомнительного – думающим о себе как о последнем из верующих и первом из грешников; из беспечного – заботящимся более всего о спасении своем; из любящего удобства – в смиряющего себя добровольной суровостью жизни и добровольными лишениями; из рассеянного – в уединенника и хранящего внимание; из читателя пустых книг – в читателя Слова Божия; из срамословника и плясуна – в любящего церковное пение и частые поклоны; из гневливого и раздражительного – в кроткого и беззлобного; из ненавистника – в ко всем приязненного; из бранчливого – в миролюбивого; из самолюбивого – в не жалеющего себя ради Бога и Царствия Небесного; из игрока в карты, в шашки, в шахматы, в футбол и другие игры – в дорожащего каждою минутой для спасения души; из нелюбителя посещать храм Божий – в усердного молитвенника в нем; из смехотворца – в любителя плакать о грехах своих; из щеголя – в простеца в одежде, обуви и прическе; из любителя друзей-миролюбцев – в избегающего общества людей зазорных; из нежащегося на мягкой постели и изобретающего всякого рода упокоения плоти своей – во врага покоя своей плоти.

Вопрос. На исповеди иногда от стыда тихо выговаривала грехи.

Ответ. Поэтому и не получала уврачевания в них после исповеди.

Настоящая исповедь должна быть своя, а не так, чтобы списать по книге и прочитать ее.

Избирай строгого духовника, не ласкателя, от ласкателя удаляйся: помимо ласкания он принесет тебе вред и тем, что усыпит твою совесть и многопогрешительное объявит невинным.

Нельзя перед отцом духовным исповедаться в одних грехах, а перед другим священником (из-за стыда) – в других; такая исповедь бывает недействительна.

Печаль о грехах чрезмерная оскорбляет Духа Божия. Есть и греховное сокрушение о своих грехах. Когда ты занят более своими грехами, нежели Богом, тогда ты грешишь.

Господь строго взыщет, если ты не воспользуешься даром Его для своего спасения.

Грешим мы постоянно, а каемся один-четыре раза в год, да и то не все. Грешить любим, а сознаваться в грехах стыдимся; грешим с удовольствием, а каемся с принуждением; грешим много, а придем к исповеди, – так и не вспомним даже, чем грешны. Грехов у нас великое бремя, а слез для смытия их нет.

Если ты как человек в чем согрешил – иди скоро, не медля, к духовнику, очисти совесть свою исповедью, а не дожидайся обычного времени поста для исповеди, как это делают по неразумию многие. Вот тебе пример: если ты белье запачкал, тотчас переменяешь его и стараешься вымыть, а ведь душа твоя намного дороже белья, и ты оставляешь ее в небрежении, загрязненную до поста и нимало не заботишься о ней.

Покаяние требует, чтобы человек стал добрым примером для других.

Не станем отчаиваться и не будем беспечны. У многих покаяние только на языке: плачут, а доброго ничего не делают – жадны к деньгам, предаются гневу, говорят о ближнем более зла, чем добра (святитель Иоанн Златоуст).

Покаяние – помощь в немощи нашей, а отнюдь не потачка греху. Дар Божий не должно употреблять во зло, но осторожно и бережно, благодарно обращаться с ним.

Примеры внутреннего покаяния видно из дневника святого Иоанна Кронштадтского. Он часто пишет про то, как, заметив за собою грех – или раздражения, или внутреннего осуждения кого-либо, или принятия излишнего количества пищи, или суетной мысли во время Богослужения и т. п., тотчас начинал каяться и усиленно просить Бога о прощении ему подобного греха.

Душа признательная, кающаяся, не любящая грех, не погибнет, хоть и падает, но соблюдается для совершенного спасения. Св. отцы говорят: хоть кто и грешит, но внутренно ненавидит грех и тоскует после падения, тот, долго ли, коротко ли, совершенно разлюбит грех и скажет:

Совершенною ненавистию возненавидех я: во враги быша ми (Пс. 138: 22). От Божьего милосердия до смерти не отступайте (старец Иоанн Троицкий).

Старец Варсонофий Оптинский, благословляя говеющих, советовал после вечерни, на которой читают каноны, не вкушать ничего до причащения Св. Таин. В исключительных случаях разрешал выпить только чаю.

Мы не можем каяться надлежащим образом, если не узнаем способа этого самого покаяния; потому что каяться – значит и оплакивать содеянные грехи и оплакиваемых грехов больше не творить. Ибо кто оплакивает грехи, продолжая их, тот или притворяется, что он кается, или не имеет верного понятия о покаянии. Ибо что пользы, если бы кто оплакивал грехи роскоши и между тем продолжал бы еще быть чрезвычайно любостяжательным.

Когда мы желаем очистить свою совесть от грехов Таинством Покаяния, то нам надобно: иметь твердую веру и надежду на Иисуса Христа; иметь сокрушение и болезнование о том, что мы прогневали Бога; простить всем своим врагам и оскорбителям все обиды, какие они нам сделали; без всякой утайки, чисто и откровенно, объявить грехи свои пред духовником; положить твердое намерение вперед жить как можно осторожнее (святитель Иннокентий, митрополит Московский).

Если случится кому-либо из богобоязненных людей отойти ко сну, не раскаявшись в том грехе или в тех грехах, которые содеяны днем и мучат душу, то мучение это будет сопровождать человека целую ночь дотоле, пока сердечно не покается в грехе и не омоет своего сердца слезами (святой Иоанн Кронштадтский).

Тот, кто совсем не имеет намерения переменить жизнь свою, тот, кто не хочет оставить ни одного греха, – тот лучше не приступай к исповеди. Это я говорю здесь, пред лицом Бога; тот, кто нисколько не думает об исправлении себя, тот напрасно исповедается, напрасно трудится, потому что духовник, хотя и скажет: «Прощаю и разрешаю», но Дух Святый не простит и не разрешит. Слышите, братия, Церковь повелевает после исповеди жить как можно осторожнее и не возвращаться на прежнюю греховную жизнь, но начать новую и святую. Итак, братия моя, прошу вас, ради Бога, ради спасения вашего, имейте намерение и постарайтесь переменить жизнь свою (святитель Иннокентий, митрополит Московский).

Человек и с самыми малыми и обыкновенными грехами может погибнуть навеки, если он не будет о них заботиться, сожалеть и оплакивать и если вовремя не покается. А, напротив, и самый великий злодей может получить Царствие Небесное, если принесет истинное покаяние и, сознавая себя виновным пред Богом, предаст себя в полную волю Божию. И что еще? Даже скорее можно погибнуть и не получить Царствия Небесного с малыми грехами, потому что совесть наша, уже привыкнув к ним, нисколько не напоминает нам о них и оттого мы думаем, что мы если не безгрешнее других, то, по крайней мере, не имеем больших грехов, и потому и не заботимся о себе; а между тем душа мало-помалу утверждается в том грехе, сердце грубеет и каменеет, и мы неприметно удаляемся от Бога и крепкими узами привязываемся к миру, с которым и погибаем, если не очувствуемся.

Мы невольными грехами назовем те, которые делаются или по необходимости, или по обстоятельствам, или по званию, или даже по слабости; а вольными грехами мы назовем те, которые делаются не по слабости человеческой, не по нужде, но единственно по худой привычке и по прихоти. Например, обсудить ближнего есть грех вольный и грех тяжкий, потому что кто и что принуждает нас пересуживать других, неужели какая-нибудь крайность? Например, если бедный и украдет что-нибудь, он, конечно, грешит, но он это сделал, может быть, по необходимости; но что за крайность, что за необходимость осуждать и судить о пороках других? Очень забавно слышать, как кто-нибудь, осуждая ближнего и вдоль, и поперек, приговаривает: «Я не в осуждение его говорю», как будто таковая оговорка избавит его от греха… Если хочешь говорить о ближнем, то говори о нем с хорошей стороны.

Как готовиться к исповеди? Мы обыкновенно живем в такой суете, что нам бывает очень трудно сосредоточиться на своем внутреннем душевном состоянии и сильно почувствовать свою греховность. Чтобы помочь нам в этом, Церковь установила пред исповедью говение. Что читать в дни говения? Святителя Феофана Затворника «Мысли о покаянии», св. Ефрема Сирина и др. Почаще следует молиться словами царя Давида: «Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей… Не отвержи мене от лица Твоего, и Духа Твоего Святаго не отыми от Мене…»

Самоосуждение – вот первое и главное, с чем мы должны прийти на исповедь… Люди невнимательные, не придающие исповеди серьезного значения, «отбывающие» ее легкомысленно, так и приходят на исповедь, не зная, в чем каяться. И когда духовник обратится к ним с вопросом, желая помочь им раскаяться, в чем они чувствуют себя грешными, они обыкновенно отвечают: «Особенно ничем. Грешен, как и все люди, делом, словом и помышлением». Ответ этот совершенно недостаточен. Он показывает, что такие исповедники поленились поглубже вникнуть в себя, а потому и не заметили в себе ничего особенного.

В тот день, в который я не плачу о себе, считаю себя находящимся в самообольщении (иеросхимонах Афанасий Свенский).

Если совесть укоряет в чем, не падай духом и не предавайся отчаянию. Поспеши лучше восстановить ее покой, удовлетворив ее требованиям подобно Закхею. Завершать же и начинать такое доброе дело лучше от Господа, в Таинстве Покаяния, через уста духовного отца твоего (святитель Феофан Затворник).

В чем нам каяться

Во-первых, в собственных грехах; во-вторых, в грехах, на которые мы навели ближних через побуждение, соблазн или дурной пример; в-третьих, в тех добрых делах, которые могли бы сделать, но не сделали; в-четвертых, в тех добрых делах, от которых мы отвели ближнего; в-пятых, в тех добрых делах, которые мы сделали с грехом пополам; и обо всех таких грехах надо спрашивать свою совесть и память и молить Бога о просветлении ее (святитель Иоанн Златоуст).

Есть еще люди, которые малые грехи считают за великие и беспокоятся о них слишком много, а о тяжких и великих грехах почти не думают, так, например, как-нибудь оскоромиться в постный день, кушать до обедни в праздник и прочее считают за тяжкий грех, а сквернословить или осуждать ближнего, очернять его и тем, так сказать, убивать в глазах других считают почти за ничто. Это значит из мухи делать слона, а из слона муху.

Нет греха непрощаемого, кроме того, в коем не каются.

Кто оправдывает себя, тот отчуждает себя от покаяния (авва Исаия).

Кто скрывает свои грехи, тот не хочет с ними расстаться.

Посмотри на себя: может, ты идешь на исповедь без всякой подготовки, не испытав своей совести? Может, ты исповедуешься без сокрушения и умиления, формально, холодно, механически и не имеешь намерения впредь исправиться?

Покаяние не должно быть скорбью безнадежною. Оно должно быть одушевлено и оживлено глубокою верою в Искупителя и твердою надеждою на Его милосердие. Необходимые условия покаяния – вера и надежда.

Сознание своих грехов и самоукорение в них – первые шаги на пути покаяния.

Никто никогда не должен приступать к исповеди, если предварительно не имеет твердой надежды, что при исповедании получит совершенное прощение.

Частая исповедь истребляет неправду, отвращает от греха, предохраняет от зла, утверждает в добре, укрепляет против искушений, поддерживает бдительность, удерживает на пути заповедей Божиих, укрепляет против искушений, вливает в душу святой мир, умножает стремление к благочестивой жизни и делает человека день ото дня чище и совершеннее.

Всякая душа, потерявшая мир, должна покаяться – и Господь простит, и будет тогда радость и мир на душе (преподобный Силуан Афонский).

Сколько будем плакать и раскаиваться в том, что ныне не плакали и не приносили покаяния.

Говорящие: «Будем грешить в молодости, а покаемся в старости» – обманутся и будут осмеяны демонами. Как произвольно согрешающие, они не удостоятся покаяния (преподобный Ефрем Сирин).

Покаяние должно совершаться с удовлетворением обиженных: пусть исповедаются во грехе своем, который они сделали, и возвратят сполна то, в чем виновны, и прибавят к тому пятую часть и отдадут тому, против кого согрешили (см. Числ. 5: 7).

Покаяние должно выражаться ненавистью ко греху: И вспомните там о путях ваших и обо всех делах ваших, какими вы оскверняли себя, и возгнушаетесь самими собою за все злодеяния ваши, какие вы делали (Иез. 20: 43).

Сотворите убо плоды достойны покаяния (Лк. 3: 8). Как же нам сотворить их? Поступая напротив. Например, ты воровал чужое? Вперед давай и свое. Долгое время блудил? Теперь воздерживайся и от жены своей в известные дни и привыкай к воздержанию. Оскорблял и даже бил? Вперед благословляй обижающих тебя и добро делай бьющим. Ты предавался прежде сластолюбию и пьянству? Теперь постись и пей воду; старайся истребить зло, от прежней жизни происшедшее. Ты смотрел прежде с вожделением на чужую красоту? Впредь для большей безопасности совсем не смотри. Ибо сказано: Уклонися от зла и сотвори благо (Пс. 33: 15) (святитель Иоанн Златоуст).

Кто приносит покаяние, тот не только должен омыть грех свой слезами, но покрыть прежние прегрешения лучшими делами, чтобы грех ему не вменился (святитель Амвросий).

Если бы Господь, по Своей бесконечной любви и милосердию к падшему человечеству, не дал ему покаяние и оставление грехов ради крестной жертвы Сына Своего Единородного, то все люди низошли бы во ад, на место вечных мучений (святой Иоанн Кронштадтский).

Стараться изгладить прежние грехи и страсти – вот истинное покаяние. Решиться покинуть ту или другую страсть, ту или другую привычку – вот истинное покаяние.

Однажды два инока, бывшие на исповеди у аввы Зенона, сошедшись вместе, спрашивали друг у друга, какое воздействие эта исповедь произвела на них. Первый сказал, что за молитвы старца Господь исцелил его и он чувствует облегчение от тяготы духовной. Другой сказал, что он хотя и исповедался, но не ощутил исцеления. Получивший пользу спросил: «Как ты исповедался старцу?» Тот ответил: «Я объяснил ему, что за мной такие-то грехи, просил молиться». Но получивший пользу сказал: «А я, исповедуя помыслы мои старцу, поливал слезами ноги его, и за его молитвы Бог исцелил меня».

Что значит искренне исповедоваться? Ничего не скрывать, говорить прямо, не округлять (преподобный Амвросий Оптинский).

Крещение дарует прощение грехов туне (даром) и совершенно ничего не требует, кроме веры; при покаянии же во грехах по крещении Бог не туне прощает, но требует трудов, скорбей, печалей, сокрушения, слез, долговременного плача – и потом прощает (преподобный Исаак Сирин).

Христос поручился за нас на условии покаяния: отвергающий покаяние отвергает Спасителя (святитель Игнатий (Брянчанинов)).

Святое Таинство Покаяния есть купель, в которой грешник очищается для неба (протоиерей И. Толмачев).

Всякий покаявшийся должен решиться на постоянную и усиленную борьбу со своими страстями и худыми навыками и возненавидеть не только грех, но и места, и орудия, и лица, и другие обстоятельства, которые ко греху приводят («О должности пресвитера»).

Смерть без покаяния – собачья смерть (пословица).

По учению святителя Тихона Задонского истинное покаяние состоит в следующем:

✓ От прежних грехов мы должны отстать и ими, как мерзостью, гнушаться.

✓ О содеянных грехах сожалеть, и Бога умилостивлять покаянным плачем, и духовнику исповедаться; от других грехов всячески беречься.

✓ Оставлять ближнему согрешения, дабы нам самим Бог оставил по сказанному: Аще бо отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш Небесный (Мф. 6: 14).

Любовь и милость всякому являть, чтобы самим милость получить: Блажени милостивии, яко тии помиловани будут (Мф. 5: 7).

✓ Смирять себя: Смиряяй же себе вознесется (Лк. 18: 14).

✓ Никого не осуждать, не оклеветать.

✓ Богу молиться всегда, чтобы в напасть вражию не впасть: Бдите и молитеся, да не внидете в напасть (Мф. 26: 41), – Христос глаголет.

Не забывай исповедаться и причащаться, особенно когда ты находишься в опасности смерти (также в опасном путешествии).

Когда исповедаешь грех свой, то – о чудесе! – в тот же час, как только духовный отец отверзает уста здесь, на земли, и говорит: «Чадо, отпущаются тебе греси твои!» – выговаривает то же отпущение с небеси и Небесный Отец. «Прощаю тя!» – определяет здесь священник, – и там это определение в тот же час подписует Дух Святый. О, чудесе! В выговорении сих всесильных словес бесконечное то зло истребляется, бесконечная та тягость отваливается. О, Божия человеколюбия величество! Грешника, по исповедании им своих согрешений, Бог праведником являет.

Грехами и малыми шутить не следует. Кто считает важным празднословие, или взгляд на что-либо увлекающийся, или смех несдержанный, и т. д.? Мы видим, однако ж, в словах Господа строгое их осуждение (преподобный Ефрем Сирин).

Не оставляй неизглаженным грех, хотя бы он был и самомалейший: иначе он повлечет тебя к большому злу (преподобный Марк По движник).

Помыслы исповедовать надо те, в которых воля наша участвует и соизволяет на них и делается мысленною преступницею пред Богом.

Кайся, человек, и не оставляй без внимания и малейшего согрешения, ибо, если малым пренебрегать будешь, и о великих потом вознерадишь. Но кайся и даже малого не оставляй прегрешения, если оно и меньше всякого греха будет. Не говори: сие ничто, то ничто, но не презирай даже праздного слова, даже помысла тонкого (святитель Димитрий Ростовский).

Если человек хочет, чтобы враг диавол не имел в чем оклеветать его в час смертный, то исповедь должен творить, ни самомалейшего движения плоти и духа, Богу противного, не скрывая пред отцом духовным.

Если после исповеди совесть не успокаивается, то хорошо понести какую-нибудь епитимию по определению духовника.

Кающийся должен книги христианские читать и узнавать, в чем грех состоит и в чем доброе дело, дабы возмог от греха остерегаться и добродетели научиться.

Главные погрешности надо говорить на исповеди, даже погрешности в чувствах и помыслах. Неоткровенный – сам себе враг.

Если кто скрывает помыслы, злые духи радуются, усиливаясь погубить его душу.

Хотя Господь и прощает грехи кающимся, но всякий грех требует очистительного наказания. Например, благоразумному разбойнику Сам Господь сказал: днесь со Мною будеши в раи (Лк. 23: 43), а между тем после этих слов перебили ему голени. А каково было еще на одних руках, с перебитыми голенями, повисеть на кресте часа три? Значит, ему нужно было страдание очистительное.

Хотя грехи прощены посредством исповеди, но всю жизнь надо о них помнить и скорбеть, чтобы сохранить сокрушение.

Не полагайся на благость Божию в отношении себя, если ты не думаешь и не заботишься об исправлении своей греховной жизни.

Кто не видит грехов своих и не чувствует тяжести их, тот легко впадает в прелесть бесовскую.

Диавол внушает: «Вы хорошо живете; ежедневные проступки ваши ничтожны». Так он вначале отклоняет от покаяния и уловляет. И те, которые слишком положились на свою святость, лишились благодати, происходящей от Таинства Покаяния, и таким образом пали.

Одним тем непременно следует вечное осуждение с диаволом во аде, которые не хотят каяться и от грехов отстать; а кающимся и отставшим от грехов двери милосердия Божия открыты (святитель Тихон Задонский).

Сколько бы грехов ни было у кого и как бы велики они ни были, у Бога милосердия еще более. Отчаиваться – значит самому у себя отнимать милость Божию.

Согрешить – дело человеческое, а отчаиваться – сатанинское (преподобный Нил Синайский).

Один воин спросил старца, принимает ли Бог раскаяние. Старец ответил ему: «Скажи мне, возлюбленный, если у тебя разорвется плащ, то выбросишь ли его вон?» Воин говорит ему: «Нет! Но я зашью его и опять буду употреблять его». – «Если ты так щадишь свою одежду, – сказал ему старец, – то тем более Бог не пощадит ли Свое творение?»

Сделавший грех должен сам осуждать себя, хотя бы никто другой не обвинял его.

Никто столько не благ и не милосерд, как Господь, но не кающемуся и Он не прощает (святой Марк Подвижник).

Надо опасаться, чтобы у немощного не было и покаяние немощное, а у умирающего – мертвое (святитель Тихон Задонский).

Св. отцы не советуют грехов чувственности изъяснять подробно, чтобы памятию подробности не осквернить чувств, а сказать просто образ греха, а прочие грехи, наводящие стыд самолюбию, должно пояснять подробнее, с обвинением себя.

Не умеющим видеть грехи свои рекомендуется обращать внимание на то, какие грехи видят в них близкие люди, в чем укоряют и упрекают.

Когда приступаешь к Святому Причащению, береги себя от гнева; приступая иначе, ты будешь чувствовать в душе своей тяжесть и больше ничего.

Весьма полезна частая исповедь, потому что мы скоро забываем грехи свои, а если говорим духовнику, тогда они с корнем вырываются.

Потщися, грешниче, прежде даже не затворится дверь покаяния. Не ждет время твоего нерадения, ниже дверь ждет, зрящи тебе ленива. Здесь бо Господь внимает нам, молящимся, и здесь отпускает нам, умоляющим, здесь изглаждает наши беззакония. Здесь умоление – тамо же взыскание. Здесь снисхождение – тамо строгость. Здесь прощение всех согрешений, а тамо – казнь, мука и огонь вечный (святой Ефрем Сирин).

Соделываемся грешниками тогда, когда не возненавидим грех и не раскаемся в нем.

Всякий грех, тяготящий совесть, надо спешить открывать духовнику, не ожидая времени поста. Хорошо и дня одного не держать его на душе, и еще лучше – ни часа, ибо грех отгоняет благодать Божию и лишает дерзновения в молитве.

Исповедь не есть только беседа с духовником, рассказ о своих грехах; исповедь есть целый переворот в душе. Значит, исповеди перед духовником должен предшествовать пересмотр своего поведения, самоосуждение.

Не только тогда, когда придешь на исповедь, надо иметь сокрушение о грехах и покаяние, но и всегдашний залог покаяния в сердце.

Смертный грех – это такой грех, в котором если ты не покаешься и в нем застанет тебя смерть, то ты идешь во ад, но если ты в нем покаешься, то он тебе тотчас же прощается. Смертным он называется потому, что от него душа умирает и ожить может только покаянием (преподобный Варсонофий Оптинский).

Лучше получить за тяжкий грех епитимию от священника, чем ожидать Божьего наказания.

Чтобы исповедь шла и совершалась более удовлетворительно, попробуйте, пожалуй, записывать все, что лежит на совести, и, приступив к духовному отцу, попросите его выслушать все записи, после чего или он пожелает еще о чем-либо спросить вас – спросит, или вы сами предложите ему это сделать. Действуя так, вы всегда будете отходить от аналоя, как скинувшая с себя все вяжущее из одежды.

Но ведь если нет ведения своих грехов, нет и покаяния, а нет покаяния – нет и спасения. «Дай мне зрети мои прегрешения» – молитвенный вздох каждого из нас во дни Великого поста.

Если мы забываем грехи, то не значит ли это, что мы не придаем им серьезного значения?

Есть одно вспомогательное средство, ведущее нас к познанию своих грехов: вспоминать, в чем обычно обвиняют нас другие.

Приносить духовнику надо не только список своих грехов, но и покаянное чувство и сокрушенное сердце.

Отчего святые отцы, оставившие нам покаянные молитвы, считали себя первыми из грешников, с искренней убежденностью взывали к Иисусу Сладчайшему: «Никтоже согреши на земли от века, якоже согреших аз, окаянный и блудный» – а мы убеждены, что у нас все благополучно!

Есть люди, которые, не видя множества своих грехов, обычно говорят: «Ничего особенного, как у всех… только мелкие… не украл, не убил…» У них и не видно сокрушения о своих грехах.

Исповедь важно отличать от духовной беседы. А то, бывает, человек, оставив существо Таинства Покаяния, идет на исповедь для беседы. Беседа, хотя и о духовных предметах, может рассеять, расхолодить исповедующегося.

В исповеди самое важное – состояние души самого кающегося; каков бы ни был исповедующий, лишь бы он выслушал тебя. Важно ваше покаяние, а не он, что-то вам говорящий. У нас же часто личности духовника ошибочно уделяется первенствующее место.

Необходимо должно возможно чаще прибегать к Таинству Исповеди. Урок, получаемый раз в году, ничему не научит.

Как часто вместо исповеди слышатся житейские разговоры, хвастание собой и своими добрыми делами, и т. п. Человек не хочет и не пытается собою заняться, покопаться в своей жизни, в душе, нет отвращения от греха и жажды очищения и освящения через Св. Таинство.

Диавол всяким образом старается привести нас в отчаяние, ибо знает, что, если и мало покаемся, не без награды останемся, но, как стакан холодной воды подающий получает награду от Бога, так и раскаявшийся в нечестиях, которые сделал, хотя достойное грехов и не покажет исправление, и за это самое получит награду (святитель Иоанн Златоуст).

Покаяние подобно грязной посудине, которую надо вычистить и вымыть. Осмотреть свою посудину – значит почувствовать свою вину пред Богом и вспомнить все грехи, которые вкрались в сердце твое. Извергнуть нечистоту из посудины – значит исповедаться во грехах своих пред духовником, а вымыть водою и выжечь огнем означать будет сердечное и даже слезное раскаяние и добровольную решимость перенести все неприятности, нужды, скорби, несчастия и даже бедствия, какие случаются с нами.

Во время шествования по мытарствам Феодора сказала сопровождавшим ее Ангелам: «Я просто трепещу от того, как подробно все разбирается». Ангелы отвечали ей: «Не всех так испытывают на мытарствах, но только не исповедавшихся в надежде, что будет еще время и для спасения, и для оставления грехов; иные просто стыдятся на исповеди высказать духовнику свои грехи – вот такие-то люди будут испытаны на мытарствах строго. Есть и такие, которые стыдятся все высказать одному духовному отцу, а избирают нескольких; за такую исповедь они будут наказаны и немало претерпят при переходе из мытарства в мытарство».

Как отличить истинное покаяние от формального, часто обманывающего самого кающегося?

Если покаяние не исходит от глубины сердца, то мигом оно переходит в самооправдание, недовольство, даже в обиду.

К вопросу о том, отпускаются ли грехи тому, кто без достаточного раскаяния и веры приступает к Таинству, епископ Иннокентий говорит: «Без веры, покаяния, сколько бы священник ни говорил: «Прощается и разрешается», ты от Бога не получишь разрешения».

Нечувствие, каменность, мертвость души – от запущенных и не исповеданных вовремя грехов. Как облегчается душа, когда немедленно, пока больно, исповедаешь совершенный грех! Отложенная исповедь дает бесчувствие.

Через исповедь очищаются скверны, врачуются язвы, отпускаются грехи, возвращается падшим невинность, восстанавливается потерянная чистота, открывается дверь к небу, связуется диавол, нечистые делаются чистыми, неправедные делаются праведными, святотатцы извлекаются из бездны.

Через покаяние земля стала небом, потому что наполнилась святыми.

«Одного только требую от вас, – говорит Господь, – исповедания согрешений, и после этого уже не подвергаю суду. Трудно ли, тягостно ли это Мое требование? Но Я знаю, что род человеческий весьма склонен ко греху, потому и желаю, чтобы они исповедовали прежние грехопадения» (святитель Иоанн Златоуст).

Для богобоязненных и кающихся неисчерпаема бездна милостей Божиих! Коль сами себя осудили, не осудит Господь. Воспомянули грехи? Не помянет Он. «Ктому неправд их не вспомяну», – говорит Сам Господь… Признательного и кающегося грешника Господь удостаивает великой милости наряду с праведными (старец Иоанн Троицкий).

Не очистившийся через покаяние, аще желает смерти, поступает безумно.

Хорошо, если кающийся понесет после исповеди епитимию, или наказание за прошлые грехи, соответственно их мере. Это необходимо исповедующемуся для того, чтобы он, получив Божию благодать в Таинстве Исповеди, не пренебрег бы ею и не заслужил Божия осуждения.

Будь крепка в вере, что Господь и Спаситель все грехи кающихся изглаждает. Изглажены и твои грехи, когда покаялась. Эту веру поживее восстанови в себе и пребудь с нею неразлучно. Даруй же, Господи, тебе мирный исход (святитель Феофан Затворник).

Нет иного, наилучшего способа к порабощению страстей, как возможно более частое и откровенное исповедание старцу. Без него, сколько бы ни трудились, не приобретем навыка держать себя по возможности безгрешно.

Самые немощи и грехи, когда мы сознаемся в них и раскаиваемся, способствуют смирению (святитель Игнатий (Брянчанинов)).

Отчего же мы вскоре после говения возвращаемся ко грехам? Где причина такого печального возобновления в нас грехов после нашей исповеди и Святого Причастия? Это оттого, что мы не каемся во грехах, как должно. Св. царь и пророк Давид по исповедании греха своего каждую ночь омывал ложе слезами своими, вставал в полунощи, вкушал пепел, яко хлеб, и питие свое с плачем растворял. Св. апостол Петр каждую ночь, заслышав пение петуха, вставал с ложа своего и повергался на землю в горьком плаче об отречении от Христа Спасителя. Вот как поступали истинно кающиеся! А мы исповедуемся в своих грехах, но не оплакиваем их, не сожалеем о них и не сокрушаемся о них. Далее, для возможно полного врачевания от греховной болезни потребна с нашей стороны постоянная борьба с этими соблазнами и искушениями и победа над ними.

Говорят: «Бог благ, Он помилует всех грешников». Да, но каких? Искренно кающихся, и оставляющих неправду, и творящих правду. Вы хотите населить рай пьяницами, прелюбодеями, сребролюбцами, ворами, предателями веры, отступниками от Бога, еретиками, сектантами, раскольниками. – Нет, они не войдут в рай (святой Иоанн Кронштадтский).

Покаяние врачует немощи обыкновенно не скоро, потому что потребны труды, пост, бдение, милостыня, молитвы и все сему подобное, чтобы уврачевать прежние язвы.

Кто оплакивает грехи, продолжая их, тот или притворяется, что он кается, или не имеет верного понятия о покаянии (святитель Григорий Двоеслов).

Мы заставляем демонов сетовать и горько плакать, когда преклоняемся к покаянию (преподобный Нил Синайский).

Если не хочешь от духовного отца потерпеть епитимию, что всячески неизбежно для очищения внутренней скверны, то будешь терпеть от бесов по исходе души (старец Арсений Афонский).

Согрешивший много да умножит также свое покаяние, ибо большие преступления большими и слезами омываются (святитель Амвросий Медиоланский).

Когда случится впасть в грех, должно скорее прибегнуть к покаянию и не отчаиваться во спасении, исхищать себя у диавола. Ибо не принимать врачевства покаяния – значит не верить человеколюбию Божию.

Господь ожидает воздыханий (о грехах) наших временных, да избавит вечных; ожидает слез наших, да явит Свое милосердие (святитель Амвросий Медиоланский).

Кто уклоняется от Св. Таинств Исповеди и Причащения, тот враг самому себе, ибо отвергает свое спасение.

Старые грехи, особенно блудные, сильно вредят при одном воспоминании. Потому враг старается всячески восстановить их в памяти, даже под предлогом исповеди. Ибо если они приносят с собою печаль, то удаляют от надежды, а воображаемые без печали – вкладывают внутрь прежнюю скверну.

Хоть ты уже старуха, и согрешила – иди в церковь и покайся. Здесь врачебница, а не судилище; здесь не муки за грехи налагают, а дают отпущение грехов (святитель Иоанн Златоуст).

Соделываемся грешниками не тогда, когда сделаем грех, а когда не возненавидим его и не раскаемся в нем (преподобный Исаак Сирин).

Если кажется кому, что он не имеет грехов, то это происходит от слепоты душевной, от незнания самого себя, от забвения (архиепископ Иаков Нижегородский).

Грехи-то грехами, но на них есть врачевство – покаяние, а спокойствие подается и грешникам, но смиренным и кающимся (преподобный Макарий Оптинский).

Нераскаянные грешники – несомненные сыны погибели.

Спешите через исповедь очиститься от грехов здесь, на земле, пока не пришла смерть, чтобы не быть истязуемыми за них там, за гробом.

Всякому говеющему должно попоститься, и в церковь походить, и уединиться, и почитать Священное Писание, и подумать, и собою заняться, войти в себя.

После всякого греха нужно покаяние. Часто нужно каяться и пересматривать свою душу. Кто не кается и нерадит о покаянии, тот крайне запускает свое сердечное поле и дает усилиться в нем всяким греховным плевелам, закосневает во грехах, трудным делает себе покаяние и исправление.

Для успешного покаяния необходимы: зрение греха своего, осознание его, раскаяние в нем, исповедание его (святитель Игнатий (Брянчанинов)).

Должно пред исповедью испытывать свою совесть по десяти заповедям Божиим (или по исповеди) и записывать, а то кающиеся забывают сказать на исповеди многие грехи: враг крадет, чтобы человек не покаялся и с грехами неисповеданными помер.

Пред исповедью храните молчание, чтобы удобнее было сознать свои грехи.

Поведение в Церкви

Стоя в церкви, должно слушать внимательно пение и чтение церковное и, кто может, не должен оставлять при этом и молитвы Иисусовой, особенно когда нехорошо или невнятно слышно чтение церковное (преп. Амвросий).

Говорить, стоя на церковных службах, или обзирать гла­зами по сторонам не только неприлично, но и прогневляет Господа невниманием и бесстрашием. Если не можем мы душевно, то по крайней мере телесно и видимо да держим себя благоприлично. Телесное и видимое благоприличие может приводить нас к благому устроению внутренних помыслов.

Как Господь прежде создал из земли тело чело­века, а потом уже вдохнул в оное бессмертную душу, так и внешнее обучение и видимое благоприличие предшест­вует душевному благоустроению, начинается же с сохра­нения очей и ушей и особенно с удержания языка, так как Господь в Евангелии глаголет: «твоими устами буду судить тебя» (Лк.

Как исповедоваться

Хорошо заблаговременно написать не по книге исповедь и прочитать самому перед духовником. Будет и ему понятно и незатруднительно, и исповедающемуся легко и отрадно (преподобный Амвросий Оптинский).

Знайте: в чем откроетесь духовному отцу, того не будет записано у диавола.

Таинство Покаяния – такой великий дар Божией к нам любви, что мы не можем никогда достойно возблагодарить Господа за него.

Надо записывать для покаяния даже маленький грех, как вспомнишь (преподобный Амвросий Оптинский).

Унывать никогда не надо: согрешила – сейчас же покайся и будь мирна духом.

Не лучше ли здесь изгладить грехи покаянием, нежели там терпеть за них вечные муки?

При исповеди духовнику грехов должно каяться, себя признавая виновной, а не оправдываться и не взваливать вину на другого.

Грехи на исповеди не следует уменьшать или давать им иное значение; все должно говорить по чистой правде.

Когда исповедаетесь в грехах и священник скажет: «Прощаю и разрешаю», – вот вы уже и прощены. Есть такие, которые пренебрегают исповедью. Какого же дара великого они лишаются!

Смертный грех требует великого покаяния и многих слез. Это действительно смерть души, которая воскресает покаянием только по Божией милости.

Открывать духовным отцам должно прежде грехи более важные, а не наоборот.

Покаянием отвращается гнев Божий.

Покаяние и причащение суть большие из всех даров Божиих.

Должно всегда каяться во всех уклонениях от Закона Божия и нерадении об исполнении его.

Покаяние состоит не только в оставлении худых дел, но и в замене их добрыми делами.

Не падать духом, не отчаиваться, исповедовать грехи – признак сердца сокрушенного и души смиренной.

Святая Исповедь приносит двоякую пользу: доставляет прощение от Бога в сделанных грехах и предохраняет от впадения в грехи в будущем.

Поминать ли грехи исповеданные и при помощи Божией благодати оставленные? На духу на исповеди поминать их опять нечего, когда уже разрешены… А на своей молитве поминать их хорошо (святитель Феофан Затворник).

Кающиеся грешники отстают от грехов, скорбят о том, что прежде грешили, досадуют сами на себя и уже уклоняются от не кающихся грешников, чтобы вновь не обратиться на грехи свои.

Нет лучшего оружия, чем исповедь, – оружие самое сильное и самое действенное. Диавол не терпит быть обнаруженным и объявленным: будучи обличен и объявлен, он кидает свою добычу и уходит.

Когда случится впасть в грех, не должно дозволять ему долго держаться в душе, но скорее прибегнуть к покаянию.

Некоторые думают, что не обязательно на исповеди все грехи говорить священнику – достаточно только упомянуть важные грехи, но такие забывают, что не исповеданный духовнику грех и им не разрешенный – не прощается.

От кающегося требуется вера в прощение грехов в Таинстве Покаяния ради крестных заслуг нашего Спасителя Господа Иисуса Христа.

Перечисление грехов в молитвах перед причащением нужно для того, чтобы приобрести причастнику покаянное умиление, смягчиться, смириться; для того чтобы если какой грех окажется забытым и не исповеданным, то его исповедать духовнику.

Грех человека уничтожается исповеданием священнику, а самые корни греха истребляются борьбою с греховными мыслями и повторением исповедания, когда мысли начнут одолевать.

Весьма полезна частая исповедь, потому что мы скоро забываем грехи свои, а если говорим духовнику, то тогда они с корнем вырываются.

Покаяние открывает глаза, открывает зрение на грехи. Покаявшись в одних грехах, человек начинает видеть и другие, и третьи, и т. д., начинает считать грехом то, что прежде не считал, вспоминает нераскаянные грехи, давно забытые.

Исповедь должна быть вполне чистосердечною. Радоваться тому, что духовник не спросил о каких-то грехах, могут только люди, не имеющие никакого понятия о цели исповеди: ведь если грех утаен, не высказан на исповеди, то это значит, что он в вас остался.

Покаяние познается по плодам, а не по корню или листьям: Господь предал проклятию смоковницу, имевшую только листья, но бесплодную; так и одно словесное исповедание грехов не приемлется без плода удручения тела (трудом покаяния).

Обратите внимание на сии слова: корень покаяния есть доброе намерение исповедать грехи, листья – это самое исповедание грехов Богу перед лицом отца духовного и обещание исправления, а плоды покаяния – это добродетельная жизнь и труды покаяния. По сим-то плодам и узнается истинное покаяние (святитель Григорий Двоеслов).

Подвиг

…Не унывай в мысленной брани, наносимой тебе от невидимого врага душ наших, если и тысячу язв приимешь на день, не отступай от подвига, отрекись своей воли и рассуждения. Бог благ есть и милостив, не попустит выше меры тебе искушения, но нужное и полезное к обуче­нию; считай себя последнею всех… (преп. Макарий).

https://www.youtube.com/watch?v=ytaboutru

Подвиги против страстей тогда только тягостны быва­ют, когда гордо и самонадеянно проходим оные, а когда смиренно, призывая Божию помощь и исправления оной приписывая, то они бывают удобоносимы. «Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть» (Мф.11, 30), сказал Спаситель (преп. Макарий).

В этом-то и делание наше должно быть, чтобы считать себя худше всех: тогда Бог оправдает… Советуй почаще почитывать о смирении, о самоукорении, о терпении: то, может быть, и водрузится в сердце память о сих, а при случае дела и помощь получат, «спешил и не медлил» (Пс.118, 60), а когда случится смутиться, то и на сие есть средство: «я потрясен и не могу говорить» (Пс.76, 5). Вот это будет подвиг и делание духовное! (преп. Макарий).

Антоний (Храповицкий) митр. Исповедь (текст)

Из всех приведенных вам свидетельств видите, что не должно приходить вам в уныние при прохождении вами подвигов, но иметь надежду на благость Божию, оных же не оставлять по силе своей и возможности. Явно, что враг ратует вас помыслами, будто бы никакой пользы не по­лучаете от прохождения оных, ибо, прекратив оные, по­вергает уже свои горькие плевелы, различные помыслы и страсти, с чем согласно пишет святой Исаак Сирин: «не о правилах истяжет нас Господь в День он {amp}lt;Судный{amp}gt;, но яко оставлением оных входят в нас нечистые помыслы» (преп. Макарий).

А что ты желаешь затвора, то этого не одобряю и не соизволяю на сие; затвори двери ума и сердца от возно­шения, а уста и язык от многоглаголания, брани и осуж­дения, рукам не давай воли простираться на биение, при­йми совет желающих тебе пользы душевной, — вот и затвор твой совершится, не имущий ни единой прелести и подсады вражией (преп. Макарий).

О каких ты поминаешь подвигах? И смущает тебя, что вы не так живете, как должно в обители. Подвигов хочет от нас Господь посильных, служащих к обучению нас в добродетелях, но со смирением. А о жизни вашей, ежели бы вы видели, что живете как должно, исправляя все повеленное, все бы это не составило еще совершенства, а самолюбие твое могло бы увлечь тебя к обольщению.

Лучше, видя свою нищету, всегда зазирать себя и повер­гать пред Богом со смирением, нежели видеть свои исправ­ления. Держите путь средний, смиренный, а не восходите безвременно на высокий, не вашей меры путь. Зря свою нищету, никого не зазирайте, не осуждайте, считайте себя последнейшими всех, и когда случится от кого принять укоризну или презрение, считайте себя того достойными… (преп. Макарий).

Главный подвиг в смирении заключается, телесных же подвигов, при слабости твоей, не будут налагать на тебя (преп. Амвросий).

Жить в простой хижине и не смиряться — к хорошему не приведет. Немощному душою и телом полезнее жить в удобной келье и смиряться, зазирая и укоряя себя за удоб­ство и просторную келью. Суровую жизнь могут про­ходить редкие и только крепкие телом, которые без вреда могут переносить и холод, и голод, и сырость, и долулежание.

Иное дело о подвижнической жизни думать и рассуждать и иное самою жизнью это испытывать. Один наш сосед, барин, в прошлую Святую Четыредесятницу захотел себя наказать за слабую прежнюю жизнь строгим постом. Приказал для себя толочь семя и ел эту толчонку с квасом и черным хлебом, и такою не постепенною и необычною суровостью так испортил свой желудок, что доктора продолжение целого лета не могли его исправить.

Ты всегда помышляла о том, чтобы жить тебе в тес­ненькой келье и во многом лишении, но на самом деле ты не могла бы так жить, потому что и в большом твоем доме едва нашелся уголок для помещения больной старушки. По немощи нашей, телесной и душевной, полезнее нам смиряться и покоряться тому, как дело идет по обстоя­тельствам, нас окружающим (преп. Амвросий).

Писала ты мне, что прочитываешь до десяти кафизм Псалтири в келье, кроме церковных служб, а со стороны слышу, что ты очень изнурилась. Напиши мне искренно тайное твое подвижничество, на которое ты не приняла благословения, а самочинное под­вижничество и опасно и душевредно. — Если добро это, то зачем оно тайно от духовного отца?

…Никакой не может быть пользы затягиваться на одних правилах и постах, как и сами можете теперь на себе видеть. — Увидит одна у другой ночью свет в келье, и сама бух поклоны, а там, может быть, просто лампадка ярко разгорелась, и если только в этом будете соревновать друг другу, то действительно никакой не может быть пользы.

Пишешь, что иногда к обычному правилу прилагаешь лишние поклоны от усердия до усталости, а после и обыч­ного не выполняешь. Полезнее постоянно продолжать умеренное делание, нежели иногда излишнее совершать, иногда же и должное оставлять по причине неумеренной усталости. Не вотще пишут святые отцы: «умеренному деланию цены несть».

Телесные подвиги и труды требуются только от крепких телом, немощным же более полезно смирение со благодарением. Смирение может заменять труды телес­ные, которые без смирения не приносят никакой пользы (преп. Амвросий).

Подозрение

Ты начала писать об одном грехе своем, происхо­дящем от подозрения, и не докончила. Может быть, ты и ошибаешься в своем мнении, напрасно имеешь подозре­ние, ибо этому многие есть примеры, а особо в ревности; враг старается показать то, чего совсем и нет, омрачает глаза так, что и движения и слова все кажутся подозри­тельными. Это он делает, чтобы возмутить и произвести раздор; от чего да избавит тебя Господь… (преп. Макарий).

З.Т. пишет, что И. видеть не может: может, это и на тебя отнесется. Мы все немощны, и когда станем разби­рать людей, то едва ли найдется человек с совершенствами; также и о других удаляйся зазрения, довольно свои немощи видеть… Когда же попустим себе иметь зазор, то не только дела судим, но по движениям и о мыслях заклю­чаем, а враг уже готов и белое черным представить (преп. Макарий).

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

Собственным своим опытом ты испытала и испытыва­ешь, как тяжело нести притеснение по одному подозрению. Помни это, и не забывай, и остерегайся действовать без испытания и исследования (преп. Амвросий).

Только священник может разрешить от грехов

✓ Те, которые на исповеди не открывают ни одного греха.

✓ Те, которые высказывают неверие основным догматам веры.

✓ Те, которые кощунствуют над догматами веры и отвергают их, еретики, отлученные от Церкви, раскольники, сектанты.

✓ Причинившие вред ближнему, его чести, имуществу, и не дающие обещания вознаградить потерпевшего.

✓ Находящиеся во вражде и не хотящие примириться.

✓ Приобретшие привычку к какому-либо смертному греху и не хотящие оставить его, как то: незаконное сожительство, разбой, грабеж, чародейство, спиритизм и т. д.

✓ Те, которые не хотят избегать случаев ко греху.

✓ А также те, которые не изъявляют решимости оставить смертный грех, не могут быть допущены до Святого Причастия.

Один брат в юности впал в блуд и дал своей сожительнице клятву не оставлять ее, пока он жив. С течением времени страсть похоти у него остыла, посему он раскаялся и исповедал грех свой, но не священнику, а некоему старцу-безмолвнику. Потом он заболел, и вот явилось к нему множество бесов и стали обличать его в грехах. Он же, сие увидев и услышав, недоумевал: почему так случилось, когда он надеялся на покаяние и на исповедь, но, однако, не смог избавиться от бесовского обличения. Тогда, поняв свою ошибку, он призывает иеромонаха и исповедуется ему. После сего бесы исчезли, и он выздоровел (преподобный Никон Черногорец).

Пока не выскажешь грехи на исповеди, ничто в свете тебе не поможет. А, помилуй Бог, – смерть нагрянет?.. (преподобный Анатолий Оптинский).

Если не будем понуждать себя на исправление, то покаяние наше неискренно, и потому надо бояться, чтобы долготерпение Божие не истощилось.

Грехи после разрешения от них на исповеди духовным отцом тотчас прощаются. Но след их остается в душах, и он томит. После трудов и подвигов в противлении греху следы сии изглаживаются. Когда изгладятся следы, тогда и томлению конец (святитель Феофан Затворник).

Покаяние – это врачевство духа, исправление и оздоровление жизни, это благословенный путь, ведущий ко спасению.

Нет конца покаянию до самой смерти – и для малых, и для великих (святитель Игнатий (Брянчанинов)).

Об общей исповеди

Верь несомненно: на общей исповеди за один раз где все припомнить и познать все свои недостатки, чтобы получить достойное врачевание всех пороков душевных? Это много удобнее при постоянном наблюдении над собою, при постоянной исповеди своему духовнику. Но кто так будет поступать, против того всегда будут вооружаться нездравомыслящие люди, будучи послушными орудиями врага спасения человеческого (иеросхимонах Александр Гефсиманский).

Священник на духу (во время исповеди) нехорошо поступил, что не дал (все) высказать, но и вам можно было попросить его подождать минутку… В другой раз не поблажайте ему и расскажите, все расскажите, и то, что хотели сказать и не могли.

Вам нечего рассказывать на исповеди? Это оттого, что вы праведны (т. е. в самообольщении и слепоте духовной считаете себя праведным). Будем молиться: «Даруй ми, Господи, зрети моя прегрешения». Не дело только есть грех, но и мысли, чувства и желания бывают грешные (святитель Феофан Затворник).

О силе епитимий. Господь велел прокаженному все исполнить по закону. Это вот что: после исповеди надо брать епитимию, верно ее исполнять – в ней сокрыта великая предохранительная сила.

Исключительное значение имеет исповедь за всю жизнь для начавшего страдать от демонов человека.

Ссылаться на применение общей исповеди такими пастырями, какими были св. Иоанн Кронштадтский или некоторые оптинские старцы, очень рискованно. Это были Богом посланные духоносные пастыри, которые своими молитвами и краткими поучениями пред исповедью могли создать у исповедующихся такое настроение, какое – увы! – далеко не всякий пастырь может создать и при личной исповеди. Вообще же общая исповедь без крайней нужды должна быть всегда избегаема, ибо она, во-первых, не настраивает исповедающихся к искреннему и глубокому познанию и сознанию своего духовного состояния; во-вторых, лишает возможности пастыря узнать духовное состояние своих пасомых и, в-третьих, для духовно хромающих людей личная исповедь является своего рода «костылем», который поддерживает в них какую-то энергию к духовной брани со своими грехами. При общей исповеди этот «костыль» исчезает.

Исповедь пред духовником должна быть личная, тогда можно судить о чувстве духовного раскаяния. Оно сказывается в голосе, в лице, в слезах исповедника. Всего этого нельзя видеть во время общей исповеди.

Следует заметить, что из слов святителя Иоанна Златоуста о том, что к каждому человеку надо подходить с его индивидуальной меркой и с каждым иметь дело лично и откровенно, с несомненной ясностью вытекает осуждение так называемой общей исповеди, и единственно законной признается исповедь индивидуальная. И на самом деле: когда, прочитав длинный список ничего не говорящих душе грехов и молитву о раскаянии в них, священник на общей исповеди призывает исповедников по очереди и задает шаблонный вопрос: «Что совершил особенного?», какой может быть ответ? Что считать особенным? Для одного это может быть убийство или поножовщина, для другого – грешный помысл и нескромный взгляд, для третьего – иное что. У каждого это зависит от степени совершенства… Может быть, батюшка действительно требует чего-то исключительного по ужасу и глубине падения? И сбитый такими мыслями человек чаще всего говорит: «Ничего особенного нет!» Какая хитрость бесовская в этих словах «нет ничего», когда Христос говорил, что мы ответим на Суде за каждое слово, произнесенное всуе! Не менее ужасен и равнодушный ответ: «Грешен, батюшка!» – показывающий, что грехи осознаются, но не осуждаются, как неизбежное и потому терпимое.

Во-первых, при общей исповеди кающемуся не приходится открывать грязи своих духовных деяний, не приходится стыдиться за них перед священником и не будет задета его гордость, самолюбие и тщеславие. Таким образом, не будет того наказания за грех, которое в дополнение к нашему раскаянию снискало бы нам милость Божию. Во-вторых, общая исповедь таит ту опасность, что к Святому Причастию подойдет такой грешник, который при отдельной исповеди не был бы допущен священником. Многие серьезные грехи требуют серьезного и длительного покаяния. При общей исповеди нельзя приступать к Святому Причастию тем, кто долго не был на частной исповеди, и тем, кто имеет или смертный грех, или такой грех, который сильно задевает и мучает его совесть. В таких случаях исповедник должен после всех подойти к священнику и сказать ему те грехи, которые лежат на его совести.

Недостаток исповеди церковной восполни горячею исповедью домашней. Последняя будет одна с первою и даст тебе то успокоение и примирение душевное, которое должно быть плодом истинной исповеди и которое достигается и нашими усилиями, жаждой нашего исправления и устремления к Богу (из дневника инока).

Грех утаиваемый, неосознаваемый или нечувствуемый усиливается, растет и крепнет глубоко в душе согрешающего; грешник извиняет, оправдывает себя общим обычаем, общим растлением, общим неисправлением, ненаказанностью.

Все старание есть диавола, яко да во отчаяние тя приведет, егда согрешиши, ты же убо, возлюбленный, не повинуйся ему. Но аще и седмижды падеши на день, то убо скоро востани и покаянием умоли Бога.

Сила исповеди

Не лишним будет упомянуть здесь о событии нам почти современном. В окрестностях Вологды находится большое село Кубенское, имеющее несколько приходов. Один из приходских священников сделался болен и, приближаясь уже к кончине, увидел одр свой окруженным демонами, которые готовились похитить его душу и низвести во ад. Тогда явились три Ангела. Один из них стал у одра и начал препираться о душе с отвратительным демоном, державшим отверстую книгу, в которой были записаны все грехи священника. Между тем, пришел другой священник, чтобы напутствовать собрата. Началась исповедь. Больной, устремляя испуганные взоры в книгу, произносил с самоотвержением грехи свои, как бы извергая их из себя, – и что же видит он? Видит ясно, что, едва произносит какой грех, этот грех исчезает в книге, в которой остается пробел вместо записи. Таким образом исповеданием он изгладил из бесовской книги все грехи свои и, получив исцеление, остаток дней провел в глубоком покаянии, поведав ближним, для назидания им, видение, запечатленное чудесным исцелением.

Тот, кто нерадит об исповеди, мало-помалу падает, не разумеет грехопадений своих и неизбежно сдруживается с грехом. Со дня на день он будет становиться слабее в брани против врагов души, будет скорее впадать в сети диавола, труднее восставать от падений и чем более откладывает исповедь, тем более будет желать откладывать ее.

О тайне исповеди один старец часто говорил: «Будьте покойны: иерейская душа – это могила, но не надо и тебе другим рассказывать про исповедь, зачем? Исповедь – это тайна твоя и духовника. Мало ли что духовник может сказать тебе на исповеди, что и сказать-то другим неудобно».

Вы, вероятно, видели таких, которые в начале своей жизни христианской были как бы святыми, от всех заслуживали похвалу, но после сделались развратными, не имеющими даже тени прежней своей доброй жизни. Отчего это? От пренебрежения исповедью (святитель Димитрий Ростовский).

Какое ныне настало время! Бывало, если кто искренне раскается во грехах, то уже и переменяет свою греховную жизнь на добрую, а теперь часто бывает так: человек и расскажет на исповеди все свои грехи в подробности, а потом опять за свое принимается (преподобный Амвросий Оптинский).

Если кто и может по благодати Божией сохранить себя от какого-либо смертного греха, то от малых прегрешений в слове, деле и помышлении никто не может сохранить себя, ибо они случаются нечаянно и бессознательно (святитель Димитрий Ростовский).

Когда мы шли (по мытарствам), Ангелы сказали мне: «Знаешь ли, Феодора, что через эти мытарства мало душ проходит без вреда, потому что суетный мир полон разных приманок, блудолюбив и сластолюбив, большая часть людей отсюда низвергается в бездну и заключается во ад» (из жития преподобной Феодоры).

Кающийся не должен извинять себя, оправдывать грехи свои притворным каким-либо извинением: немощью, нуждою, неведением, – особенно же не складывать греха своего на кого-либо другого.

Погрешности в чувствах и помыслах тоже надо говорить на исповеди, если враг часто искушает.

Как исповедоваться

Трудность и болезненную жгучесть операции вынесешь, зато здорова будешь (говорится об исповеди). Это значит, что надо на исповеди без утайки все свои срамные дела духовнику открыть: хотя и больно, и стыдно, позорно, унизительно. В противном случае рана остается неизлеченною и будет болеть, и ныть, и подтачивать душевное здравие, закваскою останется для других душевных немощей или греховных привычек и страстей.

Да не стыдимся Господу исповедать свои грехи. Стыдно открывать свои преступления, но сей стыд учреждает землю, истребляет терние, возрождает плоды, кои мертвыми почитались (святитель Иоанн Златоуст).

Есть гордый стыд при покаянии во грехах. Это бывает, когда мы волнуемся и стыдимся поведать духовнику свои слабости, несовместимые с нашим достоинством, саном и т. п. Между тем на большинство таких грехов надо смотреть проще: я человек и по-человечески согрешал, – так сказать, констатировать факт, без ломания и кривляния. Согрешил как человек – и говорить приходится человеку же, повинному, может быть, в тех же грехах. Тут стыд – та же гордость, есть в нем что-то несмиренное, что вот-де я, такой, а согрешил. Это та же гордыня. Все мы грешны, а воображать себя святыми – не дело грешника. А мы воображаем, и, случится впасть в грех, волнуемся не так, как следует. Попросту согрешили, попросту и кайтесь, веря в милосердие Господа, не доводя себя стыдом чуть не до отчаяния.

Многие из христиан скрывают на исповеди грехи свои или из-за ложного стыда, или из-за гордости, или по маловерию, или просто по непониманию всей важности Святейшего Таинства Покаяния, – скрывают и, таким образом, выходят от исповеди не только не очищенными от грехов, но еще более обремененными ими, и осуждаются.

Теперь стыдно, а после, на Страшном суде, не раскаявшемуся открывать грехи придется перед тьмами Ангелов и людей, – не страшнее разве будет? На всемирном позорище… Нет, братие и сестры, от Бога не скроешься. Итак, кто скрывает на исповеди свои грехи, тот удваивает их, ибо такой человек к греху, который скрыл, прибавляет другой грех: он лжет перед Богом, Который Сам невидимо стоит, принимая исповедание наше.

К Господу прибегай с покаянием и слезами. Покайся – и не сомневайся, покайся – и не унывай более, не отчаивайся в своем спасении. На небе радость, когда ты каешься, а ты медлишь? Ангелы ликуют, а ты понурил голову? Ради тебя пришел врач, а ты скрываешь рану? Не приидох бо призвати праведники, – говорит, – но грешники на покаяние (Мф. 9: 13). Итак, дерзай, грешник, и не отчаивайся! Тебя пришел призвать добрый Пастырь, ради тебя приклонил Он небеса – призывает тебя не на забавы, а на слезы, не на пиры и возлияния, а на пост, бдения и плач, не на пляски, увеселения и услаждения музыкой, а на труд, скорбь и тесноту. Блажени, – говорит Он, – плачущии… (Мф. 5: 4) (святитель Иоанн Златоуст).

Более погибающих от злых слов, нежели от злых дел, потому что не многие считают нужным приносить покаяние в произнесенных словах (святитель Иоанн Златоуст).

В рассуждении тяжких грехов (хорошо это знаю) вы имеете над собою власть. А малыми грехами, как не важными, каждый пренебрегает, думая, что о них не спросят. Но ими-то и уловляет нас диавол, ибо делает, что каждый из нас пренебрегает ими, как ничего не значащими.

И с малыми грехами нельзя войти в Царствие Небесное. Яблоко, съеденное прародителями в Эдеме, было невелико, но какие произошли от этого последствия, сами знаем.

В бочке хотя малая скважина, но вино все вытекает. Истребляй грех, пока он мал. Блажен, иже имет и разбиет младенцы… о камень (Пс. 136: 9).

Многие не вменяют себе в грех малые прегрешения, а ведь и малые грехи, если умножатся, тоже могут отяготить совесть и погубить душу человеческую, как и один какой-либо смертный грех, по подобию песка и камня. Как один большой камень, будучи привязан к шее человека, погрузит его в воду, так и песок, хотя и мелкий сам по себе, но если им будет насыпан полный мешок и привязан к шее человека, так же погрузит человека в бездну, как и большой камень. Вот как должно смотреть на малые, но умножающиеся прегрешения (святитель Димитрий Ростовский).

Вы успокаиваетесь тем, что замечаете за собой только малые грехи? Что такое малые грехи ваши? За каждое праздное слово придется давать ответ на суде Божием. Малость ли это для вас? Всякий грех против Бога велик как оскорбление великой святости Божией. Всякий грех велик, когда не обращают на него внимания. Даже тем грех опаснее, чем он неприметнее: не велика искра, пропущенная мимо глаз, но небрежность превращает целое селение в пепел.

Как бы ни были безобразны и отвратительны грехи, привычка делает их маловажными (блаженный Августин).

Никто да не питает в себе той напрасной мысли, через которую проникает в душу развращение, того легкомыслия, которое побуждает нас часто говорить: «Это ничего не значит, это маловажно», – потому что из сего может родиться тысяча зол, ибо древний строитель всякого зла, диавол, по лукавству своему нередко употребляет для погибели человеческой некоторую постепенность и как бы снисходительность и обыкновенно начинает с маловажного. По сей-то причине старайтесь истреблять в себе самые зародыши греха, ибо хотя бы они и не возрастали тотчас в великие грехопадения, однако пренебрегать ими не должно по той причине, что от беспечности они постепенно могут увеличиться и усилиться (святитель Иоанн Златоуст).

Ваше согрешение словом не есть уже падение души. О таковых ежедневных и ежемесячных падениях не должно безмерно печалиться, ибо это хитрость врага, хотящего безмерною печалию ввести в душу расслабление (святитель Игнатий (Брянчанинов)).

Перед исповедью и сами вы займитесь вашим сыном и приготовьте его к этому Таинству как сумеете. Заставьте его перед исповедью прочесть заповеди с объяснением (преподобный Амвросий Оптинский).

В покаяние вложено милосердным Господом краткое и смиренное утешение, состоящее в облегчении совести, в явлении надежды спасения, что называется св. отцами извещением. Какое приличное наслаждение для покаявшихся грешников! (святитель Игнатий (Брянчанинов)).

✓ Надо избегать всех поводов ко греху, всех мест, лиц, вещей, которые могут быть для тебя соблазнительны и внушают греховные желания.

✓ Надобно всегда помнить смерть, прохождение по мытарствам, Страшный суд и будущую жизнь.

✓ Как можно чаще представлять себе везде присутствие Божие, размышлять о благодеяниях Божиих, особенно о жизни Господа нашего на земле, Его страданиях и смерти и вообще о главных истинах православной христианской веры.

✓ Удерживаться от греха помогают сердечная и усердная молитва и частое призывание имени Господа Иисуса Христа.

✓ Надобно внимать себе, т. е. бодрствовать, наблюдать за собою, за своими чувствами, желаниями и поступками.

✓ Как можно чаще должно прибегать к Таинству Покаяния и исповедаться пред духовным отцом, просить у него советов, и слушаться их, и достойно причащаться Святых Таин Христовых.

✓ Не опускать случая и возможности присутствовать при церковном Богослужении и дома читать духовные книги.

✓ Знакомиться и беседовать с людьми благочестивыми и рассудительными и избегать разговоров с людьми безнравственными.

✓ Постоянно иметь какое-либо полезное занятие, нести должность, заниматься какой-нибудь работою, чтобы не быть праздным.

Что такое истинное покаяние? Истинное покаяние состоит не только в том, чтобы откровенно исповедовать духовному отцу свои грехи, но и в том, чтобы уже более не возвращаться к ним; и не только не возвращаться к грехам, но и сокрушенным сердцем жалеть о тех, которые были прежде сделаны. И не только жалеть, но и заглаждать их делами, трудами покаяния, и притом такими трудами, которые бы не только равнялись содеянным нами грехам, но и превосходили их.

Спеши принести покаяние. Вспомни, за могилой нет покаяния. Будешь жалеть о потерянном для покаяния времени. Вспомни, что такое вечность для грешника. Она – начало без конца. Начнутся мучения и никогда не кончатся, пройдут в мучениях грешников десятки, сотни лет, а мучения как бы не начинались. Пройдут тысячи, миллионы лет, и ожидать конца мучениям нет надежды. Двери милосердия Божия затворятся; струи благодати иссякнут для грешника. Было у него время милости Божией, а теперь настало время Господне. Тебя Господь звал, и ты не слушал. Беспредельно милосердие Его, но беспредельна и правда Его. Беспредельно блаженство праведных, но беспредельны и мучения грешников.

На вопрос, как должно совершаться покаяние, святитель Феофан Затворник дает такой совет: «Больше сокрушения о греховности надо, чем перечисления грехов, хотя и это необходимо; больше молитвенных воздыханий из сердца, чем прочитывания молитв, хотя и это нужно. Суетливость надо изгнать из души и водворить там благоговеинство пред Богом».

Без покаяния нет прощения, нет исправления – душа человеческая погибает.

Испытывать иногда себя надо, иметь образец исповеди, как, например, святителя Димитрия Ростовского; в нее, как в зеркало, глядитесь и какие пятна есть на лице души – запишите (чтобы не забыть) и смойте исповедью (прочитайте) пред духовником. Лишнего на себя наговаривать не надо, да и не скрывать, из стыда, того, в чем совесть обличает.

Не должно отчаиваться в милосердии Божием: смерть Господа довлеет не только для некоторых грехов, – для сих или оных, – но для всех грехов, каким бы именем ни назывались они: тайные или явные, ведомые или неведомые, прошедшие или настоящие и будущие; даже хотя бы человек все грехи целого мира один учинил и на себе имел, то страдание и смерть Господа Иисуса Христа столь важны, крепки, сильны и мощны, что все грехи отъемлют, все грехи ради Его заслуг крестных простятся и никогда не вменятся.

У верующего великое множество благодетельных средств к врачеванию его, к утешению, освящению: исповедь, Святое Причащение, богоявленская вода, просфора, антидор, артос, мощи святых, чудотворные иконы, чтение слова Божия (наипаче – Евангелия), усердная молитва, призывание на помощь святых и Ангела-Хранителя, частое произношение имени Иисусова, помазание св. елеем, крестное знамение – все это для верующего великое пособие в брани с грехом, в горе, в унынии, в болезни, при нападении искушений, врагов. А как немногие прибегают к этим средствам для своего духовного утешения!

Содеянный грех еще больше увеличит дурную привычку и может обратиться в страсть.

Содеянный грех потребует покаяния, епитимии. Когда искушение сильно борет, когда долго борет и сам не можешь его прогнать, беги к духовному отцу, проси его св. молитв и совета, но не уступай врагу-искусителю.

Мы еще не приступили к исповеди, а душа слышит искушающие голоса: «Не отложить ли… Стыдно говорить духовнику… Недостаточно приготовлена… Как часто говею…» Нужно дать твердый отпор этим сомнениям. Если ты приступаешь служить Господу Богу, то приготовь душу твою к искушению.

Во всяком грехе, во всякой нехорошей мысли, чувстве, действии, поступке помысли, что ты работаешь врагу, в угоду ему, и побойся этого рабства, прибегни к покаянию и исправься от этой измены твоему Владыке и Господу (из дневника инока).

Человек, проживший немалое время во грехах без покаяния, когда начинает каяться и исправляться, то беспрестанно чувствует душевное мучение: несть спасения ему в Бозе его (Пс. 3: 3). Отчего появляются в сердце такого бедствующего страх, ужас, печаль, тоска и всякое беспокойство. Во время сего искушения думай о милосердии Божием: сколько твоих грехов ни есть и как они ни велики, но у Бога более милости. Подумай о том: когда ты противился воле Божией, Бог тебя миловал; ныне ли не помилует тебя, когда хочешь и стараешься исполнять волю Его? Ибо если человек чистосердечно обращается от грехов своих к Богу, то и Бог со Своею благодатию обращается к нему и принимает его в Свою милость.

Слезы покаяния так же очищают душу, как и крещение (святитель Иоанн Златоуст).

Смущаться своим недостоинством и под таким как бы благовидным предлогом уклоняться от спасительного Таинства Причащения Св. Тела и Крови Христовых христианину, по мысли преподобного Серафима Саровского, не следует. Такое смущение – от врага спасения. Только надо постараться приготовиться к причастию говением и исповедью.

Грех смертный тот, который душу убивает, лишая благодати. А грех не к смерти такой есть, который не убивает, а засоряет душу. Какие именно грехи того и другого рода, точно определить едва ли можно. В жизни так надо: коль скоро совесть обличает, кайся скорее – и сила греха разрушительная сим пресечется. И нет греха, который бы противостоять мог действию покаяния искреннего (святитель Феофан Затворник).

При любви ко греху должно некоторое время воздержаться от причащения, чтобы покаянием и слезами пресечь злой греховный навык. И только исполнив это, можно причаститься без опасности для души. Св. отцы воспрещают причащение Св. Таин Христовых некающимся, некрещеным и возлюбившим срамные и неправедные дела, такие как блуд, хищение, гордость, зависть, злопамятство, обида, убийство и другие пороки. Лишаются причащения хулящие Божественные Таинства, находящиеся под епитимией и те, у кого не созрела решимость жить чисто во Христе.

Поскольку грехи бывают по причине немощности и душа нуждается в укреплении свыше, то кающемуся надлежит всегда умолять Бога о даровании ему благодати Господа нашего Иисуса Христа (святитель Феофан Затворник).

Кто на добрые дела свои надеется, даже при вере, – заблуждается. Преступая же заповеди, покаянием опять приобретается благодать, данная в крещении (преподобный Макарий Оптинский).

Никогда нельзя отчаиваться, даже в больших грехах: Давид впал в блуд, но покаялся – и стал пророком (старец Иоанн Троицкий).

Как от недостатка воды засохшее уже дерево, если поливать его водою, снова дает отростки, так и душа, умерщвленная грехом, если покается и умилостивит своего Владыку, омывается от скверны и, приобщившись духовной благодати, напоив ум обильным орошением, приносит плоды всякой правды.

Не сомневайтесь, откровенность ваша врагу неприятна, а послужит вам на великую пользу и введет в свет Божий и душевное здравие (старец Адриан Югский).

Когда, по падении, желаем обратиться к покаянию, демон говорит всякой душе: «Нет тебе спасения о Боге твоем». И горе тому, кто поверит ему, лукавому! Он старается всячески удалить ум наш от Бога и памяти смертной, чтобы погубить душу.

Не будем отчаиваться в своем спасении! Покаемся. Тысячекратно принесем покаяние. Бог радуется о всяком добром деле, преимущественно же – о душе кающейся, ибо весь приклоняется к ней и призывает, говоря: Грядущаго ко Мне не изжену вон (Ин. 6: 37) (преподобный Ефрем Сирин).

Наша стыдливость на исповеди – злая насмешка над нами врагов наших. Бог видит грех и без исповедания греха. Он ищет исповедания единственно для того, чтобы уврачевать.

Во всю вселенную произнесено слово, что грешников кающихся Господь приемлет и удостаивает Своей милости. Теперь следует каждому грешнику себя самого рассматривать, точно ли он есть из числа кающихся; ибо кающиеся престают от грехов, скорбят о том, что прежде согрешили, чтобы вновь не обратиться на грехи свои, как пес на свою блевотину и свинья омывшаяся – в кал смрадной тины. Итак, истинным покаянием они делаются чужды прежде бывшим друзьям своим, которые услаждались с ними во грехах.

Прежде всего надобно знать, что в Новом Завете нельзя видеть различения малых и важных грехов. Ибо на все грехи падает один приговор, когда Господь говорит: Творяй грех, от диавола есть (1Ин. 3: 8). Вообще же, если и дозволено говорить грех малый и великий, то в том только смысле, много он тобою владеет или мало.

Надо понять, что неприлично кающемуся и скорбящему о своих грехах есть постом сладко и обильно, хотя бы и постные блюда. Можно сказать, что поста не будет, если человек будет вставать из-за стола с вкусными постными блюдами с чувством переобременения желудка. Здесь мало будет жертв и лишений, а без них не будет истинного поста.

Наказание за нераскаянный грех

По молодости моей, по моей собственной неосторожности я питала в себе чувство сердечной привязанности к одному юноше, услаждалась в моих мыслях и мечтах представлением его прекрасного вида и любовью к нему и хотя считала то за грех, но стыдилась открыться при исповеди духовнику… И вот за это порочное услаждение моей девической мысли нечистыми мечтаниями по смерти моей Святые Ангелы возгнушались мной и с огорчением оставили меня в демонских руках… И вот я теперь сгораю в пламени гееннском, бесконечно буду гореть и никогда, никогда, вовеки не сгорю, потому что нет конца мучению для отверженников неба!..» – При этих словах страдалица завилась, как червь, застонала, заскрежетала зубами, была охвачена огненной лавой и исчезла в ней от глаз испуганной игумении… (Рассказ находящейся в аду племянницы своей тетке-игумении, которая видела ее).

Ничто же бо есть покровено, еже не открыется, и тайно, еже не уведено будет (Мф. 10: 26). Следовательно, как ни прячемся мы теперь со своими грехами, пользы от этого нам никакой нет. Придет срок – а далеко ли он? – и все выйдет наружу. Как же быть? Не надо прятаться. Согрешила – иди и открой грех свой духовному отцу твоему. Когда получишь разрешение – грех исчезнет, будто его не было. Нечему будет потом быть открываемым и являемым. Если спрячешь грех и не покаешься, то сбережешь его в себе, чтобы было чему обнаружиться в свое время на обличении тебя на мытарствах и Страшном Суде. Все это нам наперед открыл Бог, чтобы мы еще теперь ухитрились обезоружить Его праведный и Страшный суд на нас, грешных.

Покаяние бывает двоякое: одно – внутреннее, тайное, когда мы каемся про себя пред очами Божиими, другое – открытое, наружное, когда мы исповедаем грехи свои пред священником.

Что есть исповедь? Исповедь состоит в устном обвинении себя в грехах мыслями, словами, чувствами, желаниями, ощущениями, идеалами, – вообще в раскрытии совести грешника в самых глубочайших ее изгибах перед Богом при посредстве священника для получения через него отпущения в них по данной ему власти от Господа Иисуса Христа.

Если человек обвиняет диавола как виновника своих грехов, то он обвиняет самого себя. Ибо не диавол, но сам человек есть виновник своих преступлений. Ему надлежало бы сопротивляться своим пожеланиям, влекущим ко злу.

Так как часто память нам изменяет, то хорошо делают те, которые к исповеди заносят вспомянутые грехи на бумагу.

Мы приходим на исповедь с намерением получить прощение грехов от Господа Бога через священника. Так знай же, что исповедь твоя бывает пуста, бездельна, недействительна и даже оскорбительна для Господа, если ты идешь на исповедь без всякой подготовки, не испытав своей совести, исповедуешься формально, холодно, механически.

Надо знать, что частые падения в грех, исправляемые даже частым покаянием, делают подозрительным само покаяние, и можно, наконец, упасть так, что после того падения не будет возможности встать снова и начать жить для Бога. Этого да страшится всякий, легкомысленно смотрящий на грехи (апостол Ерм).

Частая исповедь и Святое Причащение – это могучие и самые главные двигатели в нашей духовной жизни, только нужно правильно пользоваться сими Таинствами.

Унывать не должно при виде множества своих немощей и грехов, потому что уныние и безнадежность – величайший грех (игумения Феофания Говорова).

Верно, вы пишете общие грехи, в которых кто не грешен? А вы записывайте дела. Например, не пишите: «Я вздорлива», – а запишите дело: «Сестра сказала слово неприятное, а я рассердилась и побранилась» (святитель Феофан Затворник).

Сколько бы ни изнурял человек свою плоть, сколько бы ни постился, ни плакал, но если он не исповедал грехи свои священнику, ничтоже успеет и грехи его останутся не изглаженными.

Не стыдись исповедовать твои грехи, ибо, исповедуя их пред отцом твоим, ты вместе с тем раздробляешь главу дракона (святой Марк Ефесский).

Диавол заставляет на исповеди умалчивать о грехах и страстях и не исповедоваться и убеждает стремиться к таким грехам, будто безвредным (преподобный Ефрем Сирин).

Кто здесь себя исповедью пристыжает, тот избавляется от вечного стыда.

Если не можешь на исповеди сказать грехов своих, то лучше написать их, чем скрывать.

Стыд на исповеди изобретен диаволом; он сделал то, что мы не смущаемся, когда грешим, а смущаемся при покаянии, которому свойственна искренность.

Бог не покроет нас Своим милосердием, если мы прежде не откроем грехов.

Наша неправда должна быть обнажена для нашего же от Бога оправдания.

За утаенные тяжкие грехи люди здесь, на земле, во время их предсмертной болезни, мучимы бывают бесами, а по смерти подлежат мучению во аде.

Пребывать в мире с Богом нельзя без непрерывного покаяния. Что касается до великих грехов, то тотчас должно их исповедать духовному отцу и принять разрешение, ибо в тех не успокоишь духа одним повседневным покаянием.

Кающемуся грешнику, желающему смириться и очиститься, необходимо принимать уничижение, оскорбления и молчать, зная, что он грешный и должен терпеть ради покаяния, чтобы Бог загладил грехи его.

Некоторые отчаиваются, думая, что Господь не простит им греха. Такие мысли от врага.

Дни Причастия следует проводить как великие праздники, посвящая их, насколько это возможно, уединению, молитве, сосредоточенности и духовному чтению: кушать надо умеренно, не есть мяса, говорить больше о Господе, а о житейском не говорить: отнюдь не следует мыслить и чувствовать чего-либо худого.

Кроме вражды и злобы ничто не возбраняет нам приобщаться Святых Таин! Но надобно помнить, что никогда не следует приступать к Святым Тайнам с холодною душою и с равнодушием, но всегда и всякому христианину должно иметь благоговейный страх, всякий должен в это время войти в себя, в свое положение с раскаянием.

Грехи наши – наш долг пред Господом. Хорошо не быть никому должным. Хорошо чаще уплачивать долги: в противном случае они, накопившись, делаются слишком великими, тягостными, неоплатными. Так и грехи – долги наши пред Господом – хорошо как можно чаще их уплачивать, каясь, исповедаясь перед священником и внутренно ежедневно, ежечасно, ежеминутно, постоянно каясь пред Господом.

Мы видим, что грешники весьма часто и не считают себя великими грешниками, потому что самолюбие и гордость ослепляют им глаза.

Покаяние должно быть искренне и совершенно свободно, а никак не вынужденное временем и обычаем или лицом исповедающим, иначе это не будет покаяние.

На исповеди холодно проговорим: «Грешен» – про грехи, о которых спросят, и помышления не имея о том, что главною у нас целью должно быть совершенное исправление жизни. Что пользы? Это будет значить – исполнить обычай говения, а не говеть во спасение. Враг спасения ухитряется бесполезными делать дарованные нам благодатию Божиею средства к очищению от грехов и тем продолжить владычество свое над нами.

Чем кто искреннее в исповедании грехов, тем тот ближе ко спасению. «Когда себя в ошибках уловляешь, тем ты Бога прославляешь», – говаривал батюшка о. Андриан. На бумаге и на словах исповедь полезна.

Про прежний грех не следует говорить, ибо он уже исповедан, как должно, и потому повторение не требуется. А с неисповеданным грехом не должно приступать к Святой Чаше; да и сама исповедь при скрывании главного греха теряет свое значение.

Прошу вас всегда обращать особенное внимание на исповедь, всегда тщательно готовиться к ней и чистосердечно исповедать все свои согрешения.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) прямо говорит, что без частой и искренней исповеди человек не возможет победить свою страсть.

Если покаянием хотим угодить Господу и спасти душу свою, достигнуть свободы от грехов и страстей, то должны каяться из глубины души: обстоятельно, всесторонне, твердо, охотно, потому что во глубине ее гнездятся и коренятся все грехи наши.

Опыт показывает, что только тогда человек умиротворяется, когда всецело себя признает виновным и кается в своем грехе, не стараясь его уменьшить в своих и духовника глазах. Итак, только сознание своей вины успокаивает совесть человека.

Сказал Господу грехи с сокрушением сердца – и растаяли, – вздохнул, пожалел о грехах – и нет их. Глаголи ты беззакония твоя… да оправдишися (Ис. 43: 26). Сознал, что они нелепость, безумие, возымел намерение впредь вести себя исправно – и Бог очистил их через Своего служителя и Св. Таинства.

За грех соблазна выпроси у духовника себе епитимию. Если от исповеди ты уходишь смущенный, то значит нечисто исповедался и сам не простил брату своему от души согрешений его (преподобный Силуан Афонский).

Сколько бы грехов ни было у кого и как бы велики они ни были, у Бога милосердия еще более, потому что как Он Сам бесконечен, так и милость Его бесконечна (святитель Тихон Задонский).

Бог взирает не на множество и великость грехов, а на усердие кающегося. Разбойники, блудницы, мытари, сребролюбцы – словом, все великие грешники, истинно покаявшиеся, совершенно доказывают эту истину.

Духовная жизнь начинается покаянием. Покаяние не должно прекращаться всю жизнь: ибо кто без греха?

Сила покаяния познается в омерзении грехов. Ежели душа столько возненавидит свои грехи, что согласна лучше претерпеть всякую скорбь и мучение, нежели согласиться на услаждение каким-либо грехом – вот это и есть чистое покаяние.

Всякий грех, покаянием не очищенный, тотчас тягостию своею влечет к другому.

Мы должны исповедоваться так, как будто бы мы исповедовались в последний раз в жизни.

Спросили старца Илариона Симоновского: «Как быть, если и по исповедании грехов человек впадает в прежние грехи?» – «Душа, – отвечал старец, – как бы таблица, на которую беспрестанно ложится пыль, а исповедь как бы опахало или крыло, которым сметается она, чтобы таблица была чиста».

Опыт исповеди

Однажды я стала исповедоваться батюшке. Он остановил меня после моих слов: «Во всем грешна» – и спросил: «А лошадей крала?» Я ответила: «Нет». – «Ну вот, видишь, и не во всем», – сказал старец. На мои слова, что совсем не умею исповедоваться, он заметил: «От исповеди выходишь, как святая».

Разговорившись однажды со знакомой, я высказала ей, что все нужное всегда забываю сказать на исповеди батюшке или спросить. На что услышала от нее такой ответ: «Да это и со всеми бывает, надо записывать, что сказать: враг крадет» (из жития преподобного Амвросия Оптинского).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Твоя молитва
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector