Вера православная — Последование по исходе души от тела

КАНОН НА ИСХОД ДУШИ

Но вот приближается давно притрепетно ожидавшийся час. Бедственные и малые дни, год от года понемногу сокращаясь, уже исчезают подобно каплям дождевым454. Церковь, имевшая попечение о каждом православном с момента его рождения не может оставить его и в этот последний страшный час, В лице духовника умирающего она спешит к его одру и прежде всего прилагает старание о том, чтобы у умирающего не осталось на совести какого-либо неисповеданного греха, в особенности злобы к кому-либо из братии. А затем духовник от лица человека, с душою разлучающегося и не могущего глаголати, глаголет Канон молебный ко Господу Богу нашему Иисусу Христу и пречистой Богородице, Матери Господней. Уста умирающего молчат и язык не глаголет, но сердце вещает: Огнь бо сокрушения внутрь возгорается и гласи немолчными призывают прежде всего Матерь Господню455. Канон на исход души преисполнен этими вещаниями от сердца умирающего, который хорошо сознает, что нощь смертная постиже его неготоваго, мрачная и безлунная, не приготовлена к долгому оному пути странному456. По 6-й песни канона – кондак Великого канона, побуждающий душу умирающего воспрянуть, пока еще не поздно, как разбойник благоразумный в последний момент воздохнуть о своих грехах и воззвать ко Господу, да пощадит Христос Бог. За кондаком следует и икос того же Великого канона, утешающий трепещущую душу тем, что Христова врачебница всем открыта, всем дана возможность очищать душу свою исповеданием грехов своих и таинством покаяния457, что и сам диавол, видя эту врачебницу… пострадав уязвися, и в сознании своего бессилия признается: убивает мя Вифлеемлянин, везде сый и вся исполняяй.

Все последование заканчивается молитвою от иерея, глаголемой на исход души, о разрешении ее от всяких уз, освобождении от всякой клятвы, о прощении грехов и упокоении в обителях святых.

Кроме канона на исход души в требнике есть другой умилительный канон, творение Андрея Критского, который входит в Чин, бываемый на разрешение души от тела, внегда человек долго страждет. Первый канон на исход души совершается по чину обычных канонов, т. е. ему предшествует лишь обычное начало и псалом 50, и заключается одной молитвой. Второй канон недаром имеет в требнике надписание: Чин, бываемый на разлучении души. В начале его не один псалом, а три – 69, 142 и 50, и заканчивается он не одной, а двумя молитвами. Большие страдания умирающего побуждают усилить молитву. Начавши псаломскими воззваниями: «Да постыдятся и посрамятся ищущии душу мою, да возвратятся вспять хотящии ми злая» (Пс.69:3). «Не вниди в суд с рабом Твоим» (Пс.142:2). «Скажи мне Господи путь воньже пойду» (Пс.142:8), душа долго страждущего молитвенно ищет помощи у всей Церкви Небесной и земной, призывает Ангельские соборы и человеки вся христолюбцы458, всех благочестиво в житии поживших459, призывает вся земные концы совоздохнуть и соплакать460. В особенности обращается она к добрым друзьям и знакомым461, к возлюбленным братиям462, просит их в память еже к ним дружбы молить Христа о ней463, просить всех их явить благоутробие, оказать милосердие к ней злочастной и всеокаянной, ибо она верит в силу молитвы Церкви: Если бы все единем гласом провещали бысте к Владыке, тьмы избавили бы бысте464.

В конце Чина две молитвы: первая о душе судимей, та самая, что и в каноне на исход души, только с некоторыми небольшими сокращениями и редакционными изменениями. Вторая молитва о долго страждущем умрети – нарочитая молитва. В ней прежде всего раскрывается та мысль, что смерть дана Господом как средство против развития зла. Неизреченною мудростию созданный от персти был украшен образом Божиим и добротою и как честное и небесное стяжание предназначался к постоянному славословию и благолепию Божией славы и царства, но понеже заповедь преступи и Божия Его повеления, приими образ и не сохранив, и таким образом в свою богоподобную природу человек внес начало зла, сего ради да не зло безсмертное будет, Господь по человеколюбию лишил человека безсмертия по телу, установил разлучение души от тела, причем тело обращается в то, из чего образовано было, т. е. в землю, а душа, вдохнутая Господом, возвращается к Нему, и в определенном Им месте пребывает даже до общего воскресения. Присутствуя теперь при таком разлучении души от тела одного из рабов Божиих долгостраждущего умрети, служитель Божий со смиренным сознанием своего личного недостоинства, но дерзновенно как представитель Церкви просит Господа разрешить сему рабу его нестерпимые болезни и содержащие его немощи горькие и упокоить его идеже праведных дуси.

В дониконовских старопечатных богослужебных книгах465, оба канона помещались в одном последовании, имевшем надписание: Чин бываемый на разлучение души от тела, внегда брату изнемогающу. Здесь после обычного начала и 60 псалма на первом месте Канон на исход души, Творение господина Андрея Критского… Приидите соберитеся ecи тот, что у нас в Чине на разлучение души от тела. Та же и другий канон молебен святой Богородице, от лица человека души разлучающаяся и немогуща глаголати, емуже краегранесие… избави мя, чистая, бесов мучительства… Песни Иоанновы. Творение господина Иоанна, Епископа Евхаитского466, тот, что у нас на исход души. Такое соединение обоих канонов воедино весьма удобно, так как и тот и другой каноны одинаково соответствуют и безболезненному и бесстрадальческому разлучению души от тела. В наших богослужебных книгах они помещены не только в разных местах, но и в разных книгах, что составляет большое неудобство.

Оба канона на исход души в случае отсутствия священника могут (и должны) быть прочитаны у одра умирающего мирянином, разумеется, с соответствующей заменой возгласов и опущением молитвы, предназначаемых для чтения только от иерея.

И кроме положенных в богослужебных книгах канонов близким умирающего должно молиться об отходящем брате. Оптинский старец схиигумен Антоний рекомендовал на этот случай особую молитву, заимствованную им из древней рукописи.

После того, как напутствованная и утешенная молитвами Церкви душа христианина оставила бренное тело, любовь собратий и заботы о ней Церкви не оканчивается. Изшедшей убо души от тела, абие (конечно, после опрятания тела усопшего, после омовения его и облачения в погребальные одежды) иерей начинает особое, нарочитое последование по исходе души от тела.

Обычно первое моление со священником у тела только что скончавшегося – традиционная панихида, – другого мы ничего не знаем. Между тем, последование по исходе души, предназначенное для одного исключительного случая, имеет исключительный строй, отличный от панихиды. Оно начинается тем, что у нас обычно именуется заупокойной литией, т. е. после иерейского начала Трисвятое, Отче наш, тропари Со духи праведных и сугубая заупокойная ектения. После возгласа 90 псалом и абие поет или глаголет канон за представльшегося 8-го гласа, особый нарочитый канон, тогда как даже в чине погребения мiрских человек полагается обычный субботний канон октоиха 6-го гласа. Как обычно на панихиде и молебне ирмосы в сем последовании не поются. По 3-ей и 6-ой песнях никакой ектении нет, потому не бывает и катавасий. По 6-ой песни кондак и икос, по 9-ой песни вместо катавасии Достойно есть, Трисвятое, Отче наш и особый тропарь: Един естеством сый Животворец… с особым же богородичным: Источник живота рождшая… Как тропарь так и богородичен употребляются только в этом последовании. Поются они на 6-й глас – глас скорби, на который вообще редко поются тропари467.

После богородична Господи помилуй 12 раз и особая, нигде более не повторяющаяся молитва о преставлынемся брате нашем. Затем предшествующие отпусту: Премудрость, Честнейшую… Слава Тебе Христе Боже… и отпуст: Воскресный из мертвых и Вечная память.

Последование по исходе души от тела, как видно из изложенного, значительно короче последования обычной великой панихиды. Здесь нет ни непорочных с тропарями после них, ни псалма 50-го, седальнов, ни даже ектений, кроме одной в начале. Это потому, что Святая Церковь, считая необходимым вознести первое моление об усопшем абие, почти тотчас по исходе души от тела, вместе с тем входит в положение окружающих смертный одр, которые и в последние моменты и в предшествующие часы, а иногда и дни пережили много и душевных страданий, понесли не мало и физических трудов по уходу за больными. Да и сейчас они только что трудились опрятывая усопшего. Надо дать отдых и душе и телу их. Поэтому Святая Церковь, как любвеобильная, заботливая мать, входящая во всякое положение своих чад, принимающая во внимание не только их душевные переживания, но и физические силы, не хочет задерживать еще надолго, в бодрственном напряженном состоянии измученных и утомленных, и первое необходимое, неотложное моление у гроба сокращает насколько только возможно468.

Если исследование по исходе души почему-либо не может быть совершено иереем, оно должно быть непременно прочитано чтецом псалтири прежде начала чтения самой псалтири. Так указывается в старинных руководствах о чтении псалтири над телом умершего. Разумеется, при этом все иерейские возгласы и действия должны быть соответственно заменены, как это вообще делается при совершении богослужения мирянами. Может быть совершено мирянином и каждение ручной кадильницей – что, к сожалению, у нас совсем забыто и исключено без всяких оснований из практики совершения молитв мирянами без иерея.

Из последований не входящих в круг суточного богослужения главнейшие и чаще совершаемые составлены по образцу утрени, являются сокращением ее. Таковы молебен, панихида. Последование погребения мiрских человек также по образцу утрени, но утрени торжественной и лишь изредка, в исключительных случаях совершаемой. Кроме обычных для утрени псалма 50 и канона с его седальнами, кондаком и икосом, что есть и на панихиде и на молебне489 в последовании погребения есть и стихиры, которых нет на панихиде490, а на молебне бывает по большей части всего одна491. Сверх этого в последование погребения входят непорочны как на воскресной и великосубботной утрени, блажены, как на утрени Четвертка Великого Канона и Великого Пятка, и апостол, и Евангелие, как только утрени Великой Субботы. Уже это свидетельствует о том, что последование погребения – служба важная, торжественная и что, следовательно, к нему должно относиться особливо бережно, исполнять его с возможной тщательностью и точностью.

Иногда говорят: «заупокойные моления у гроба не должны быть продолжительны. Надо пощадить чувства окружающих». Так где же любовь к усопшим, о которой так много говорят? Не в том же она чтобы поскорее исполнив неизбежное, поскорее уйти от гроба, как неприятного воспоминания о смерти? Для усопшего нет большего утешения, как молитва о нем. Побыть подольше около любимого в обстановке отрадной и утешительной для него должно быть особенно желательно для искренно любящего и верующего человека. И, наконец, ведь это же последняя служба, последняя треба для брата нашего. Ко всему этому, самый чин погребени, если бы он совершался как должно, в значительной мере облегчил бы скорбь окружающих гроб, влил бы много целительного бальзама в их сердца, успокоил бы их чувства, умерил бы их печаль и стенания. У нас же не только сокращают последование погребения, но и сокращаемым частям придают совершенно иной смысл, а иногда вносят такое, что Устав сознательно удалил из этого последования. Так, нередко вместо бодрого, торжественного аллилуиа к стихам 1-й и 3-й славы непорочных употребляют панихидные припевы Помяни Господи… Упокой Господи, они, де, более трогательны, чем аллилуиа. Но, не говоря о том, что это нарушение Устава, эта «большая трогательность» вместе со всей обстановкой, создает недолжное настроение чрезвычайной нервности, плаксивости, расслабленности. Частым упоминанием об усопшем, да еще в такой формулировке: Помяни… Упокой.., как будто хотят лишний раз ударить по нервам окружающих, нисколько не щадя их чувства!

Доследование монашеского погребения не похоже ни на одно из остальных последований погребения. Весь строй его совершенно ИНОЙ, необычный, отличный от тех. Это в соответствии ИНОМУ, необычному, отличному от мирского образа жития монашеского.

Уже непорочны, которыми начинается и этот чин, как было отмечено ранее549, имеют необычный вид. За непорочными с их тропарями и седальном Покой Спасе наш: следует 50-й псалом, всегда предваряющий канон. Но канон отсутствует в монашеском погребении. Вместо него длинный ряд воскресных степенных антифонов на все 8 гласов и заупокойных стихир также всех 8 гласов.

Антифоны – это песнь пустынножителей по преимуществу и песнь о пустынножительстве. А монашество в существе своем есть пустынножительство, отшельничество даже и среди мiра. Поэтому так естественно воспеть при гробе монаха о желаниях пустынников, мiра сущих суетного кроме550 о том, как блаженна жизнь пустынножителей, божественным желанием воскриляющихся551. Житие монашеское – это порыв к Богу. Поэтому при гробе монаха пение степенных, в коих изображается как бы по ступеням совершающееся устремление верующей души к Богу, души, у которой непрестанное божественное желание552, которая на небо непрестанно обращает очи сердца553. Монашество есть по преимуществу образ покаяния. Поэтому при гробе монаха моление: Помилуй нас.., и даждь образ… покаятися Тебе554. Монашество есть по преимуществу усиленная борьба со страстями, кои от юности каждого из нас борют555, коими враг палит нас. Только надеясь на Бога можно победить сего556. Монашество есть плач о грехах, но плач, носящий в себе залог радости557. Все эти мысли, которые в известной степени должны быть свойственны всякому искреннему и убежденному христианину, особенно сильно переживаются душой, удалившейся от мiра, избравшей ИНОЙ образ, жития. Теперь при гробе инока они еще раз воспоминаются в умилительных антифонах степенных.

Антифоны – не поминальные песнопения, а наоборот, праздничные, по преимуществу воскресные. При гробе монаха они сами по себе принимают своеобразный оттенок. Но погребение не может обойтись без нарочито поминальных молитвословий и потому антифоны перемежаются, переплетаются с заупокойными молениями о преставльшемся в стихирах, которые поются также на все 8 церковных гласов.

Заупокойные стихиры в последований монашеского погребения поются без всяких особых стихов, как обычно поются стихиры на вечерней литии в праздники. Это конечно, не обмолвка Устава. Там где стихи должны быть, как, напр., на подобных же стихирах в последований погребения священнического, они опеределенно и точно указаны. В некоторых монастырях к стихирам на погребение припевают к каждой: Упокой Господи душу усопшего раба Твоего. Этот припев часто повторяется в погребении мiрских человек на каноне. Его краткость и выразительность при частом повторении особенно сильно обращает мысль окружающих гроб к усопшему, как бы приковывает к нему их внимание, преисполняет сердца их любовию к нему, усиливает скорбь о разлуке, вызывает слезы. Но то, что уместно у гроба мирянина, окружаемого собратиями мирянами, – то не совсем уместно у гроба монаха. Любовь монахов к почившему брату иного характера, чем любовь мирян. И скорбь их теперь также иного характера. Она изливается в более спокойных, выдержанных выражениях в стихирах, которые уже по самому своему объему не могут так сильно в одних и тех же словах подчеркивать одну и ту же мысль. Не потому ли в последовании монашеского погребения нет совсем канона, что на нем потребовалось бы часто повторение краткого стиха: упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего или подобного ему.

После долгого ряда пения на 8 гласов антифонов и стихир, никакими другими вставками не прерываемого, произносится заупокойная малая ектения, затем поется кондак Со святыми упокой, икос и вторично кондак, за которым следуют блаженны. В кратких тропарях, которые присоединяются к блаженным, гласом нежной любви558 братия умоляет о брате, более дорогом и близком, чем родные братья по плоти: Постничеством работавшего Тебе Христе и православием на земли, прослави Спасе, на небеси. Мир оставльшаго и в честнем жительстве пожившего благочестно, прослави, Спасе, на небесех. За блаженнами следуют обычные апостол и евангелие. Но их предваряет погребальный прокимен в оригинальной редакции, ИНОЙ, чем во всех других случаях: Блажен путь воньже идеши, брате, днесь, яко уготовася тебе место покоя.

После евангелия бывает целование по чину. Но из обычных стихир: приидите последнее целование дадим братие здесь поются только 4 первые и богородичен, а взамен опущенных поются ИНЫЕ особые стихиры, в других случаях не употребляемые. После стихир – обычная лития, читается прощальная молитва и тело износится к могиле, причем во время этого последнего шествия опять пение на 8 гласов стихир самогласных: Кая житейская сладость и проч. тех, что в погребении мiрских человек поются после канона. На пути трижды, в честь Святой Троицы, Которой служил усопший, останавливаются с его гробом для произнесения обычной заупокойной ектении с ее молитвой «Боже духов»… Это как бы в воспоминание числа ектений, сокращенном в самом последовании ввиду отсутствия канона. Вместе с тем эти троекратные в честь Святыя Троицы остановки с телом усопшего на последнем пути его земного подвига соответствуют тому троекратному припаданию, с которым усопший приходил к святому жертвеннику и ко святой дружине иноческой в начале своего иноческого делания, в день своего вчинения лику инокующих559.

По положении тела в могилу и по предании его земле, возливается на усопшего крестообразно елей при чтении особого тропаря, изъясняющего это крестообразное возлияние на усопшего. Затем при засыпании могилы тропарь: Земле зинувше (расступившись, отверзшись) приими от Тебе созданного рукою Божиею… то, что было по образу Божию (душу) принял Создатель, а ты прими тело. В другом тропаре умоляется Призвавший из ада Лазаря, воздвигнет из ада и погребаемого, и наконец, все исследование завершается трогательным заветом и просьбою приставлявшегося к живым братиям: Духовнии мои братии и спостницы, не забудьте меня, егда молитеся, но зряще мой гроб, поминайте мою любовь и молите Христа да учинит дух мой с праведными. И как бы в свидетельство обещания живых исполнять просьбу усопшего, хотя уже окончился весь чин погребения, теперь снова еще раз произносится заупокойная ектения, а по отпусте, следующем за ектенией, творим и поклонов 12 за усопшаго брата елицы обретаемся при погребении, глаголюще: Упокой, Господи, душу раба Твоего и тако отходим в келии наша, славяще Бога. В некоторых обителях братия после того, как могила будет засыпана землей и после заключительной заупокойной ектении возвращаются в храм, где и полагают за усопшего брата 12 земных поклонов с означенной молитвой.

Для панихиды в дни нарочитого поминовения известного усопшего, Большой Московский Собор 1667 года назначает канон из последования погребения. Там канон 6-го гласа606.

В последовании погребения священнического особый канон, но тоже 6-го гласа.

Его грустный напев более чем напев 8-го гласа соответствует особенно скорбным для поминающих воспоминаниям того дня607.

Канон на панихиде поется без ирмосов. Панихида по строю своему почти соответствует молебну. И то, и другое – сокращение утрени, – первая – заупокойной, вторая – праздничной. Относительно канона на молебне Устав дает определенные указания: начинаем канон… без ирмосов608. Та же псалом 50… по сем припев: Пресвятая Богородице, спаси нас и молебные тропари по ряду609. Ведомо буди, яко во Святей Горе на молебнах не поют ирмосов всех песней610. И в последовании панихиды в Типиконе дается довольно определенное указание: Тоже канон во Октоихе усопших по гласу НА ЧЕТЫРЕ. В других случаях, когда должно петь ирмосы, это всегда точно указывается: канон СО ИРМОСОМ на столько-то. Или: Ирмосы по дважды, тропари на столько-то. Если в последовании панихиды при замечании о каноне не упомянуто об ирмосах, это должно понимать в том смысле, что канон здесь поется без ирмосов, как на молебне. Определенное же назначение петь канон на четыре, причем в тексте первой песни всех восьми заупокойных канонов Октоиха даются и четыре особых припева611, со всею решимостью подтверждает это положение. Дальнейшие указания в последовании панихиды имеют в виду пение ирмосов только в качестве катавасий по 3, 6 и 9-й песням канона612.

В последовании погребения младенческого, лишь ирмосы 3, 6 и 9-й песней канона напечатаны полностью, как такие, которые должны быть пропеты в качестве катавасии. На всех остальных песнях надписываются лишь начальные слова ирмосов. В последовании по исходе души от тела, где не бывает и катавасий, на всех песнях надписаны только начальные слова ирмосов, как над стихирами подобными надписываются начальные слова самоподобнов. Ирмосы в сущности и служат подобными для тропарей канона. Только стихирных подобных сравнительно немного, и текст их, как напев, предполагается более или менее известным. Поэтому над стихирами всегда надписываются только начальные слова самоподобнов. Ирмосов весьма много613. Поэтому они по большей части в канонах выписываются полностью. Но это обстоятельство вовсе не означает обязательного назначения их во всех случаях для пения, а только то, что все следующие тропари данной песни должны быть петы точно на мотив соответствующего ирмоса, должны иметь точно столько же музыкальных строф или колен, сколько их и в ирмосе.

Канон вообще предназначается для антифонного пения на два лика и потому в нем должно быть четное количество стихов (ирмосов и тропарей)614. Поэтому на утрени, напр., ирмосы поются по однажды, когда в песни нечетное количество тропарей615. Когда же в каноне четное количество тропарей, тогда ирмос поется в начале дважды616. Иногда ради сохранения четного количества стихов два тропаря глаголются за един617. Насколько строго выдерживается это правило, видно из того, что даже канон на исход души, который читается от лица человека с душею разлучающагося и не могущего уже глаголати отцом его духовным, значит одним, не антифонно, – подчиняется этому же правилу. В нем в каждой песни нечетное число тропарей – 5, и потому в начале нарочито отмечается: канон… со ирмосом на 6. Пения на каком-либо последовании всего только одного канона со ирмосом на 4 вообще не бывает618. Никогда также не бывает пения ирмосов по однажды сверх четырех тропарей619.

Пение же на панихиде ирмосов сверх четырех тропарей будет нарушением точного указания Устава о каноне на панихиде, ибо будет пением канона на 5, а не на 4, как должно. Вообще, когда нужно петь ирмосы, Церковный Устав не забывает отметить это.

Поэтому наблюдаемая по местам практика пения на панихиде ирмосов всех песней при опущении всех тропарей, – это, во-первых, самочиние, – так как опускается положенное по Уставу и поется не положенное, а во-вторых, не имеет смысла, так как на исключительно заупокойной службе опускаются нарочито заупокойные тропари и вместо того поются ирмосы, которые вовсе не заупокойного содержания.

Употребляемые на панихиде восемь… (в издании эта фраза не завершена).

К тропарям канона на панихиде у нас обычно употребляется всегда один и тот же припев: Покой, Господи, души усопших раб Твоих или душу усопшего раба Твоего, который и поется всегда на один мотив по дважды на каждой песни канона. Между тем, как это и было в древней Руси, лишь в панихиде по одном только умершем должно петь по дважды на каждой песни Покой, Господи, душу усопшего раба Твоего. На общей же панихиде по усопшим многим должно петь так, как указано в Октоихе в первых песнях заупокойных канонов: к 1-му тропарю припеваем псаломский стих:«Дивен Бог во святых Своих, Бог Израилев» (Пс.67:36), а ко второму: Покой, Господи, души усопших раб Твоих. Это различие имеет глубокий смысл. Молясь о каждом усопшем, об упокоении души, хотя бы совершалось поминовение всеми признанного праведника, к которому многие на своей келейной молитве обращаются как к святому, хотя бы это поминовение было накануне церковного прославления нового угодника Божия, в церковном собрании, в церковной молитве мы не дерзаем предрешать суда Церкви. Совершая, напр., церковное поминовение об о. Иоанне Кронштадтском или об Оптинских старцах, к которым и теперь многие обращаются как к святым и по вере своей получают по их предстательству помощь, – о каждом из них в отдельности мы не дерзаем произносить решительного суждения прежде определения Церкви. И до того момента, когда, если Господу будет угодно, Сама Святая Церковь воспоет им величание как святым, до тех пор мы ничтоже сумняся о каждом из них будем петь: Покой, Господи, душу усопшего раба Твоего и возглашать: о еже проститися всякому прегрешению вольному и невольному.

Иное дело, когда возносится общая молитва о многих, и тем более о всех православных христианах преставльшихся. Тогда, не выделяя никого в отдельности, не предвосхищая ни о ком в отдельности суда Церкви и молясь о всех тою же молитвою Покой, Господи, души усопших раб Твоих, мы это смиренное прошение свое предваряем дерзновенным исповеданием, что среди святых, в коих дивен Господь и которые своим молитвенным предстательством пред Дивным во святых, надеемся мы, подкрепят нашу молитву об упокоении со святыми и прочих усопших, поминаемых вместе с ними620.

КУТИЯ В ПАМЯТЬ УСОПШИХ

В приложении к недавно скончавшимся у нас обычно употребляется эпитет «новопреставленный». В богослужебных книгах он нигде не встречается469, нет его и в настоящем последовании, совершаемом абие по кончине, хотя имя усопшего произносится здесь пять раз. Нет этого термина и ни в одном из последовании погребения. В употреблении его при последованиях, совершаемых об одном недавно скончавшемся нет особой нужды, ибо в этих случаях все молящиеся и без того знают хорошо, о ком именно совершается поминовение. Если же этот термин и может быть употреблен, то разве только при совместном поминовении многих усопших для того, чтобы из общей массы имен несколько выделить тех, о ком совершается нарочитое сорокоустное «приношение», подобно тому, напр. как на проскомидии имя дневного святого несколько выделяется добавлением к нему «его же и память совершаем»470.

Последование по исходе души от тела является лишь началом целого ряда молитвословий и песнопений, продолжающегося около гроба усопшего почти непрерывно до самого погребения.

Когда все будет готово, тело усопшего приносится в храм. Пред изнесением его из дома совершается краткое заупокойное исследование, почти соответствующее чину так называемой обычной литии, с небольшими, но характерными особенностями. Тогда как на литии непосредственно за возгласом ектении следует: Слава Тебе, Христе Боже, пред выносом тела из дома отпуст предваряется возглашением Премудрость и пением Честнейшую.

Возвращая землю земле, архиерей или священник прежде закрытия гроба крышкой посыпает тело усопшего землей, произнося при этом: «Господня земля и исполнение ея, вселенная и все живущии на ней» (Пс.23:1). Все Господне: и земля и живущий на ней. Поэтому обращение одного из живущих в землю нисколько не изменяет его положения по отношению к Господу.

Непременной принадлежностью великой панихиды должна быть кутия: и здесь она, как и при приношении ее в праздники, являясь своего рода малой трапезой в память усопших, служит напоминанием для молящихся о том, что молитву об усопших необходимо соединять с делами милосердия в частности, с питанием служителей Церкви, неимущих, друзей и сродников почивших. По толкованию Отцев, кутия имеет и символическое духовное значение (как и все в нашем богослужении), что «человек как семя, как пшеница, опять восстанет Божественною силою и как бы прозябший, приведен будет ко Христу живым и совершенным»588.

По Уставу панихида совершается в притворе, куда по окончании общественного богослужения исходит священник, облаченный в фелонь, и диакон в стихаре с кадильницею в предшествии свещеносца с возженной свечей, в сопровождении всех молящихся. В притворе все останаливаются на средине около стола с кутиею589. После начального возгласа и так называемого обычного начала, которое опускается, если панихида следует непосредственно за какой-либо другой службой, читается псалом девяностый, которым начинаются все более пространные заупокойные последования.

В вере усопшие, оставаясь такими же членами Церкви Христовой, как и живые, слышат обращение к ним живых и ответствуют на них, чаще всего незаметно для наших чувств, а иногда и весьма громогласно, как в 1463 году чудотворцы Печерские на пасхальное приветствие преподобного Дионисия644, яко живи суще… и по смерти…

от среды гробов отвечали: Воистину воскресе645. Но христосование с усопшими должно быть действительно радостным христосованием, а не заупокойным молением, всегда настраивающим нас на грустный лад. Церковные люди скажут на дорогой могилке: Христос воскресе!, положат на могилку красное яичко, может быть, и слезу прольют, но совершать заупокойную службу не дерзнут.

От грусти на могилке для нас, людей, и в Пасху трудно удержаться совсем, но не надо еще более увеличивать эту естественную, неосудительную и на Пасхе грусть грустными заупокойными песнопениями, которые по Церковным Уставам на эту седмицу совсем устраняются их обихода, даже и из келейного, домашнего правила.

Иное дело частное поминовение по просьбе отдельных богомольцев, совершающих память своих усопших сродников. Усердствующие должны озаботиться и о кутии, ибо день поминовения, день «памяти» того или иного усопшего для поминающих своего рода праздник, хотя и грустного характера. Предполагается, что вместе с совершающими поминовение и их живые сродники и друзья примут участие в молитве об усопших и потом помянут последних кутиею, а, может быть, и более полной трапезой. Поэтому для частного поминовения Служебник дает особый чин над кутиею в память усопших, излагая его в двух редакциях: 1) на литургии и 2) на вечерне. На литургии этот чин совершается по заамвонной молитве. На нем, как и на литии, поется Трисвятое, Отче наш, Со духи праведных и произносится сугубая заупокойная ектения. Особого отпуста не может быть, так же как и начального возгласа, так как в данном случае чин над кутиею включается в состав другой службы – «литургии».

Вечерний чин над кутиею, хотя и совершается самостоятельно и потому имеет и свое начало и свой отпуст, но и он не имеет той торжественности, с которой совершается обычная лития. В этом чине нет прежде всего торжественного со светильниками исхождения и стихиры храма. Правда, состав молитвословий тот же самый, что и на литии, но и отпуст здесь менее торжественный. Там он предваряется священническим: Слава Тебе, Христе Боже… а здесь после ектенийного возгласа певцы поют Аминь и сряду же без всяких других возглашений священниками (подобно тому, как на менее торжественных службах часов): Честнейшую… Господи помилуй 3 раза, Благослови. Заключительного Вечная память в этом чине нет, как не указывается и пение Вечная память. Так малыми, но характерными подробностями оттеняет Устав Церковный разницу служб общих и частных.

То, что у нас принято совершать в качестве заупокойной литии, не соответствует ни единому из указанных последований. У нас необходимым считается пение после ектении заупокойного кондака и по отпусте возглашение Во блаженном успении и пение Вечная память. Если у нас к этому настолько привыкли, что возвращение к уставной практике могут почесть едва не обновленчеством или отнести к лености и торопливости совершителя литии, то надо, чтобы новый чин литии с кондаком и вечной памятью получил санкцию высшей церковной власти, и в новой уже редакции помещался в богослужебных книгах.

ЧТЕНИЕ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ У ГРОБА

Непосредственно по окончании исследования по исходе души от тела начинается при гробе усопшего чтение Священного Писания. Из глубокой первохристианской древности идет обычай читать или петь псалмы у гроба усопшего. По свидетельству четьих миней, апостолы провели в псалмопении три дня при гробе Божией Матери. Постановления апостольские предписывают: Погребая умерших износите их с псалмами471.

У нас утвердился обычай при гробе архиереев и иереев, как нарочитых проповедников и служителей Евангелия, читать Святое Евангелие, а при гробе всех остальных усопших православных читать псалтырь. Слово Божие «живо и действенно». Оно «острейше паче всякого меча обоюдуостра», проникает в самую глубину души человеческой (Евр.4:12). Оно – огнь, попаляющий терние грехов и страстей472.

Потому чтение его всегда плодотворно, как для самих читающих, так и для тех, за кого и ради кого оно читается. Чтение его при гробе усопшего особенно благовременно и полезно в двух отношениях. С одной стороны оно является сильнейшей помощью со стороны живущих душе умершего, которая в эти дни по учению православной Церкви, проходит страшные мытарства. С другой стороны, оно может служить одним из сильных утешений для живых, скорбящих о разлуке с дорогим усопшим, о своем сиротстве473.

Чтение псалтири или Евангелия при гробе прерывается неоднократным совершением панихиды. И на каждой славе псалтири возносятся особые заупокойные моления. Так молитва об усопшем сплетается с чтением Слова Божия. Так и первые христиане сплетали свои надгробныя моления с песнопением и чтением Слова Божия.

На Востоке, кажется, и доныне тела усопших полагаются в могилу без особого гроба. Имея в виду такую практику, наш требник лишь в самом конце последований погребения говорит о положении тела усопшего в гроб, под которым разумеется могила. Но в последовании отпевания усопших в пасхальную седмицу излагается чин положения тела в ковчег, под которым разумеется особый, отличный от могилы гроб.

Чин этот полагается совершать еще в доме прежде изнесения тела в храм для отпевания. После начального иерейского возгласа во время пения обычных пасхальных стихов Да воскреснет Бог и прочая.., священник кропит священною водою тело умершего и ковчег его извне и изнутри и абие влагают (тело) в нем. Ввиду того, что у нас всегда тела усопших прежде погребения полагаются в особый гроб, указываемый в последовании пасхального погребения чин положения тела усопшего в гроб должен быть соблюдаем и во всякое другое время, разумеется, с заменой во время совершения его пасхальных песнопений пением обычного Трисвятого, коим начинается панихида или лития, всегда после этого совершаемая.

Если православные всё употребляемое ими даже в житейском обиходе освящают молитвою и окроплением святою водою для чего в требнике есть особая молитва на освящение всякой вещи474, – если есть особый чин на освящение земного жилища475, а в последований освящение воды святых Богоявлений ей испрашивается между прочим благодать…

и на освящение домов, то так естественно очистить, освятить чрез окропление святою водою гроб, который будет для тела усопшего жилищем, домовиною до того момента, когда труба Архангела позовет его на Страшный Суд. И как при освящении нового дома окропляется не только дом, но и имевшие обитать в нем, так и здесь окропляется и самый гроб совне и изнутри, и влагаемое в него тело усопшего476.

ЗАУПОКОЙНАЯ ВЕЛИКАЯ ЕКТЕНИЯ

Прекрасный обычай возносить усиленные моления об усопших накануне дня погребения и некоторых нарочитых поминальных дней принимает незаконное оформление, когда ВЗАМЕН обычных дневных вечерни и утрени совершается так называемое заупокойное всенощное бдение. Наш Церковный Устав такой службы совсем не знает и в основных богослужебных книгах Православной Русской Церкви такого чина нет.

Церковный Устав даже и для таких исключительных поминальных дней, как субботы Мясопустной и Пятидесятницы, не знает и не допускает ни малой вечерни, ни бдения с паремиями и литией. И по существу несоответственно совершать всенощное бдение ради поминовения одного или немногих, торжественно назначаемое только для немногих великих праздников, общественное богослужение низводить до частной требы. На общественном богослужении Церковь всегда старается сдерживать проявление личных чувств. На службах частных она сама побуждает молящихся изливать наружу свои личные чувства, не таить скорбь на сердце, давать простор слезам477.

Богослужение общественное, каковым является бдение, хотя бы совершалось по просьбе того или иного богомольца как бы в качестве требы, все же остается общественным богослужением и должно совершаться точно по тому чину, который для него установлен Церковным Уставом. При совершении бдения в качестве нарочитой поминальной требы об одном или немногих, как совместить и потребность излить по возможности до конца свою скорбь и требование сдерживать ее? Напр., продолжительное пение непорочных по утреннему чину без единого упоминания об усопших не даст удовлетворения молящимся, которые в данном случае горят одним желанием чаще вспоминать, усиленнее молиться о нарочито поминаемых. Здесь нужны бы Помяни Господи.,. Упокой Господи…, но на утрени их не может быть. Так лишний раз открывается, как целесообразны установления Святой Церкви, и как мудрования человеческие проникнутые как будто хорошими намерениями, желанием подольше478 и поусерднее помолиться, не достигают цели своей. Так лишний раз убеждаемся, как важно и полезно точно исполнять данное Святою Церковью в Ее Уставе, и исполнять именно так и в тех случаях, как и когда Ею указано, а не употреблять его по иному назначению, не придавать ему другого смысла, и тем более не выдумывать новое, неизвестное Церковному Уставу. Да и зачем, собственно, нужно особое «заупокойное всенощное бдение», когда у нас есть всенощное заупокойное богослужение – великая панихида. Надо только совершать ее точно по уставу. Поэтому при желании поусиленнее помолиться, напр., накануне погребения или поминовения кого-либо из усопших, гораздо соответственнее будет совершать великую панихиду так, как она положена по уставу со стихословием всей 17-й кафизмы, с пением по каждом стихе ее положенных припевов, с пением или по крайней мере с чтением всех тропарей канона. Это потребует немало времени479, чем будет удовлетворено желание подольше помолиться. Будет удовлетворено и другое желание – молиться в случае исключительно только о поминаемых, так как на панихиде почти исключительно заупокойные молитвословия – не заупокойного на ней разве только псалмы 90-й и 50-й, катавасия и Трисвятое. А не заупокойный сам по себе псалом 117 весь переплетается заупокойными воззваниями.

Сравнительно не так давно480 явилось особое издание: «Последование парастаса сиречь великая панихида и всенощного бдения об усопших». Это исследование перепечатано из требника Петра Могилы, с небольшими изменениями. Но требник Петра Могилы, являясь памятником южно-русской богослужебной практики XVII века, не принят в круг обязательных богослужебных книг, употребляемых Православною Русскою Церковью. Однажды изданный, он никогда более не перепечатывался. Поэтому и заимствованное из него последование заупокойного всенощного бдения, как и помещаемые в иерейском молитвослове в двух местах службы за упокой, не имея оправдания в основных действующих богослужебных книгах Православной Русской Церкви должны быть рассматриваемы только как предназначенные для частного, келейного, домашнего совершения их, а не в замену положенного по уставу ежедневного богослужения и даже не в дополнение к нему, так как и это повело бы к нарушению устава. Поэтому при желании совершить непременно заупокойное всенощное бдение по означенному чину, оно может быть совершено в доме, в усыпальнице, на могиле или в храме, но только не во время, положенное для уставного богослужения481.

Ни в каких других заупокойных последованиях, кроме панихиды, эта ектения не повторяется.Начинаясь двумя первыми прошениями обычной великой ектении, она заключает в себе восемь нарочитых прошений, в коих испрашивается прошение грехов поминаемым, неосужденное предстояние престолу господа Славы, вселение их в те светлые места, где все праведники пребывают в недрах Авраама, Исаака и Иакова.

Среди этих молений трогательное прошение о плачущих и болезнующих, чающих Христова утешения. Это молитва и о живых, скорбящих и болезнующих о разлуке с дорогими усопшими, ждущих утешения в своей скорби только от Христа; это вместе и молитва об усопших, плачущих и болезнующих о своих грехах и также ждущих утешения только от Христа.

В конце, после нарочито поминальных прошений, два обычных прошения о живых, об избавлении их от скорби596 и о заступлении Божиею, благодатию. Заканчивается ектения общим прошением о живых и умерших: Милости Божия… испросивше тем, самих себе… Христу Богу предадим. Так Святая Церковь не делает строгого разграничения между живыми и усопшими в молитвенных обращениях к Господу, для Коего все «живы суть» (Лк.20:38).

За тропарями Со духи праведных следует заупокойная сугубая ектения. От обычных малых заупокойных ектений она отличается первым прошением и тем, что к каждому прошению Господи помилуй припевается по трижды. Но в то время, как на малых ектениях после возглашения: Господу помолимся следует сорокократное Господи помилуй, на ектении сугубой оно поется всего один раз. Это потому, что на малых ектениях иерей и на тайной молитве Боже духов, поминает прежде усопших по ряду, т. е. по синодикам. Ектения сугубая произносится в самом конце панихиды, когда, предполагается, все синодики прочитаны и, может быть, даже не по разу. Да и естественное утомление после некороткой службы побуждает не удлинять ее еще. Потому на тайной молитве здесь не следует уже поминать по именам, а достаточно ограничиться общей формулой, которая и дается в данном месте в самом последовании панихиды. Тогда как на малых ектениях указывается поминать преждеусопших по ряду, что, конечно, означает чтение по порядку синодиков с именами, на сугубой ектении о поминовении на молитве Боже духов дается иное указание и поминает яже от века умершия и братию нашу, зде лежащия и повсюду православныя христианы. Во время медленного и однократного пения Господи помилуй можно сравнительно спокойно прочитать тайную молитву со включением в нее вместо многих имен этой общей формулы, от века умерших отец и братии наших, зде лежащих и повсюду православных христиан.

Кроме панихиды, сугубая заупокойная ектения употребляется еще в последовании по исходе души от тела, четырежды в последовании погребения629, на обычной литии, в чинах над кутией и по литургии. Во всех остальных случаях на всех заупокойных службах возглашается малая заупокойная ектения. Только в последовании погребения, где во всех случаях произносится всего одно имя погребенного, а на всех малых заупокойных ектениях Господи помилуй во время молитвы Боже духов поется всего только один раз. Это лишний раз подтверждает отмеченное выше обстоятельство, что вообще назначение во время этой молитвы однократного Господи помилуй непременно предполагает сокращение до минимума возношения на ней имен усопших. Как-бы взамен сорокократного Господи помилуй, опускаемого на малых ектениях в последовании погребения, – к первым прошениям их припевается Господи помилуй по 3 раза.

Воскресый из мертвых… и следует весь текст заупокойного отпуста полностью. Что означают эти две точки и дальнейшая красная строка, совершенно непонятно. Вообще в богослужебных книгах две точки означают речь неоконченную и никогда не означают, что разделяемые ими фразы или слова можно соединить воедино одно с другим без всяких дополнений:

Вера православная - Последование по исходе души от тела

Воскресый из мертвых и живыми и мертвыми обладаяй Христос истинный Бог наш… Отпуст живыми и мертвыми обладаяй, Христос истинный Бог наш… без добавления слов: Воскресый из мертвых назначается также один только раз, при окончании последней заупокойной службы у гроба взрослого мирянина, совершаемой в доме перед выносом тела в храм.

И в том, и в другом случае эти особливые отпусты имеют свой особливый смысл. Там, у гроба младенца, который и жизни-то не видел, и с живыми был недолго, мы исповедуем, что для самого младенца в том, что он мало жил с живыми, нет особого лишения, ибо Господь обладает и живыми и мертвыми. Здесь, при гробе достаточно обращавшегося среди живущих, при последнем молении, совершаемом в домашней житейской обстановке, пред последним выходом его из земного жилища в путь всея земли, – трогательное напоминание ЖИВУЩИМ, быть может, в этой самой комнате нередко собиравшимся у почившего для дружеской беседы и братской трапезы, напоминания о том, что хотя усопший отходит от них, но общение его с братьями во Христе не порвется, ибо как они, так и он по-прежнему остаются во власти Обладающего живыми и мертвыми.

один пред выносом из дома, другой – пред выносом из храма. Поэтому и отпуст, который как краткое заключение службы удлинять вообще не должно, в данном случае разделяется: пред выносом из жилища некоторое напоминание о житейском, о жизни, о живых: живыми и мертвыми обладаяй…: пред выносом из храма отпуст обычный заупокойный: Воскресый из мертвых.

Отпуст, как заключение службы, вообще всегда должен быть насколько возможно краток. На нем нельзя перечислять имен многих святых, которых совершающий отпуст почему-либо почитает.

В Служебнике указывается довольно точно, имена каких святых могут быть произносимы на отпусте: только по дню храма, егоже есть память и богоотцев, да на литургии еще имя составителя литургии. Это максимум имен святых на отпусте, расширять который не дозволяется, но который весьма часто еще сокращается, доходя в великие праздники до минимума, когда на отпусте не бывает ни одного имени, даже и имени храмового святого, составителя литургии и богоотцев. Если так обстоит дело со внесением в отпуст имен святых, то тем более не может быть удлиняем заупокойный отпуст перечислением имен усопших, ибо для этого перечисления совершенно невозможно было бы определить какие-нибудь границы. В самом конце службы, после неоднократного поминовения по именам, на отпусте вполне достаточно общего: Душа от нас преставльшихся раб Своих: душу от нас преставльшагося раба Своего в селениях праведных учинит. Не следует вносить в отпуст даже одно имя, при служении об одном, ибо если можно внести одно имя, почему нельзя внести двух, трех и т. д. Не только в последованиях панихиды в Октоихе и литии в Типиконе и Служебнике нет в отпусте обычного имя рек, дающего право на поминовение по имени, но и в последованиях по исходе души от тела, в самом первом последовании, совершаемом по умершем и притом, конечно, о нем только одном, отпуст тоже без имя рек. Как исключение из всех случаев произнесения отпустов, имя умершего должно быть возглашаемо только при отпусте пред изнесением тела из дома и в заключение всего последования погребения, пред изнесением тела из храма. Исключительной обстановке этих двух моментов соответствует исключительное, никогда более не повторяющееся возглашение имени усопшего на отпусте.

ПЕРЕНЕСЕНИЕ ТЕЛА ВО ХРАМ

После отпуста краткого последования творит паки священник начало: Благословен Бог наш, и начинаем пети: Святый Боже, со страхом и всяким умилением, и вземше мощи усопшего отходим во храм, предыдущим священником с лампады(с возженными свечами), диакону с кадильницею. Иерейское Благословен Бог наш – это собственно начало самого последования исходного, как характерно в требнике именуется последование отпевания, ибо это последование для брата нашего, исходящего из нашей среды, из этого мiра. Оно и начинается как бы на ходу.

С непрерываемым пением ангельской песни Святый Боже переносится тело усопшего в храм. При этом, как и при перенесении тела из храма к могиле у нас соблюдается добрый обычай. Родственники и знаемые усопшего, а также и не знающие его встречающиеся гробу православные, по чувству братской христианской любви к почившему собрату, подают в память усопшего милостыню священнослужителям, а эти последние совершают краткое поминовение усопшего, произнося заупокойную ектению и возглашая ему вечную память.

Совершая последнее богослужение у гроба скончавшегося православного христианина, Святая Церковь не только имеет в виду вознести моление о прощении грехов его, но и почтить усопшего собрата в этот исключительный для него день, когда он становится центром внимания всего Церковного собрания, как бы своего рода юбиляр или именинник483, в последний раз усладить отходящего торжественною и умилительною службою в храме, где прежде многажды вкупе свидохомся… и вкупе пояхом484.

Последование погребения – торжественная соборная служба. Тогда как в других последованиях, даже в последованиях крещения, брака действует один иерей с диаконом, совершение погребения предполагается при участии целого сонма священнослужителей, если возможно, то и с архиереем во главе485. Не только при погребении взрослого вземши мощи, отходим в храм предыдущим священником с лампады, диаконом с кадильницею486 предыдущим священником, диаконом и ВСЕМУ КЛИРУ, миряном же последующим487 – даже и при погребении младенца, вземше тело идут по гробу предыдущим СВЯЩЕННИКОМ И ДИАКОНОМ488.

Весь этот сонм священнослужителей окружает гроб усопшего, как на юбилее окружают юбиляра собравшиеся почтить его. Около гроба, как бы около некоторой святыни поставляются крестовидно подсвечники с возженными светильниками. Все молящиеся имеют в руках горящие свечи, как в великие праздники. Как при больших торжествах совершается обильное воскурение фимиама, причем всякое каждение начинается и оканчивается каждением тела мертвого, честь, которая обычно воздается иконе праздника, чествуемой святыне и предстоятелю церковного собрания. Не случайно тело усопшего в большинстве случаев в последовании погребения именуется «мощами». Дорогие останки дорогого усопшего становятся как бы некоторой святыней. Они и действительно святыня, ибо неоднократно освящались таинствами церковными. При перенесении тела усопшего из дома в храм и из храма к могиле, ему предшествует с кадильницами, как при встрече почетных лиц и перенесения святынь. Так чествуют церковное собрание своего собрата.

А в отношении окружающих гроб последования погребений имеют в виду, насколько возможно, умерить их печаль, утешить их, приободрить, подвигнуть к тому, что наиболее нужно усопшему – к молитве о нем и, наконец, самим им преподать обильное назидание.

НЕПОРОЧНЫ НА ПАНИХИДЕ

Непорочны, совсем забытые в последовании панихиды, в последовании погребения сохраняются, но в каком виде? Всего по 2–3 стиха на каждой статии, – это на 176 стихов псалма! – только то, что напечатано в малом требнике лишь в качестве начала, с указанием, как должно исполнять в данном случае непорочны. А самый текст всего псалма предполагается, должно быть взят из псалтири492.

Между тем, казалось бы, так вожделенно и утешительно должно бы быть для верующих и любящих усопшего пропеть у гроба его тот псалом, который поется у гроба Спасителя, – пропеть весь этот псалом, эту трогательную песнь о законе, делающем блаженными и здесь на земле ходящих по путям его493, оживляющем для вечности494, дарующем помощь и на всемiрном суде495.

За непорочными на всех заупокойных последованиях непосредственно последуют так называемые тропари по непорочных, – прекрасное завершение песни о законе, умилительное заключение исповеди христианской души. Святых лик, ходивший в законе Господнем, обрел источник жизни: агнца Божия проповедавший и сами как агнцы заклании, к жизни нестареемей преставльшись святии мученицы. Но Христос всех призывает: В путь узкий хождшии прискорбный и все в житии крест яко ярем вземшии Мне последовавший верою – приидите насладитися, ихже уготовах вам почестей и венцев небесных. А я хотя погибшее овча, но образ есмь неизреченныя Божия славы. Много скорбей было в жизни у меня, нелегкий крест суждено было нести и мне. Посему с надеждой взываю: воззови и мене и спаси, очисти Твоим благоутробием и на еже по подобию возведи. Эти прошения от лица каждого из усопших Церковь заключает своею общею молитвою о всех их: Упокой Боже, рабы Твоя и учини я в рай… Презирая их вся согрешения.

Так все эти тропари по непорочных представляют собою одно целое, стройное. Их нельзя сократить, ни одни из них нельзя опустить, не нарушив цельности, стройности, единства.

После богородична стихословятся непорочны. Псалом 118. Непорочны на панихиде поются на 2-й гл. и разделяются на две статьи с особыми на каждой заупокойными припевами. Непорочны на великой панихиде такая же необходимая часть, как и на воскресной утрени в известные периоды или полиелей утрени полиелейной.

Но в последовании панихиды имеется оговорка: аще же не поем непорочны тогда по аллилуиа глаголем тропарь и богородичен и абие: Благословен ecu Господи. По сем тропари: Святых лик обрете.Эта заметка дает право совершать панихиду без непорочных, хотя в сущности она имеет в виду не столько изволение совершающего панихиду, сколько ежеседмичные панихиды в пяток вечера, когда непорочны могут быть опущены ввиду того, что они непременно будут стихословиться в субботу на утрени600.

ЗАУПОКОЙНАЯ СУГУБАЯ ЕКТЕНИЯ

После каждой статии непорочных, как и по 3, 6 и 9 песнях канона, произносится обычная заупокойная малая ектения. Но, тогда как на панихиде и на заупокойной утрени предполагается чтение многих имен и на тайной молитве иерея и потому на время чтения этой молитвы назначается сорокократное Господи помилуй, – на погребении, где возглашается во всех случаях всего только одно имя, Господи помилуй после последнего прошения поется всего один раз.

На великой ектении в начале панихиды возглас священника следует непосредственно за последним прошением, которое заключается пением Тебе Господи. На малых ектениях последнее прошение Господу помолимся сопровождается пением Господи помилуй СОРОК раз. В чине панихиды в октоихе по 1-й статии непорочных, где помещается полный текст малой заупокойной ектении, определенно назначается сорокократно Господи помилуй, а во всех остальных случаях употребления малой ектении делается ссылка на текст ее посреди непорочных602.

Точно так же при изложении порядка субботней службы со аллилуйей в Типиконе и Октоихе по 1-й статии непорочных помешается текст малой ектении, в конце которой отмечается: диакон: Господу помолимся. Священник: Боже духов и всякая плоти: мы же глаголем: Господи помилуй 40. Несколько далее после тропарей по непорочных указывается: ектению глаголет священник прежде реченную за упокой и поминает усопших. Мы же глаголем, Господи помилуй 40, дондеже скончает священник молитву: Боже духов. Таким образом, во всех случаях употребления малой заупокойной ектении как на панихиде, так и на утрени в конце должно быть Господи помилуй сорок раз. Такое многократное пение Господи помилуй назначается для того, чтобы не было большой паузы, пока священник будет читать тайную молитву Боже духов с именами на ней, и чтобы он мог это сделать не торопясь.

ЗАУПОКОЙНАЯ ВЕЛИКАЯ ЕКТЕНИЯ

После ектении, следующей за тропарями по непорочных и пред 50 псалмом поется обычный седален: Покой Спасе наш с его богородичным. Но в данном случае способ исполнения его имеет некоторую особенность. После того, как весь седален будет пропет один раз полностью, поется Слава и повторяется только конец седальна: и вся яже в ведении Человеколюбце, Затем уже следует и ныне и богородичен. Это пение после Слава одного только окончания седальна не имеет ничего общего с установившейся у нас практикой пения одних концов с опущением всего остального содержания песнопения. В данном случае весь текст седальна был только что пропет, его содержание у всех внимательных богомольцев как бы пред глазами еще стоит, а двукратным повторением окончания еще сильнее, чем при обычном ипофонном пении497 подчеркивается последняя мысль седальна. И в обычных беседах нередко бывает, что фразу или отдельные слова, произведшие особенно сильное впечатление, особенно понравившиеся, собеседники повторяют не один раз, иногда даже прерывая дальнейшую беседу этим повторением того, что заняло все внимание или особенно поразило, и что как будто не хочет уступать место новым мыслям. Так и здесь. После седальна собственно надо бы петь прямо слава и ныне и богородичен. Но певцы как бы не могут еще оторваться от произведенного на них сильного впечатления седальна, и начавши дальнейшее, они, пропевши только половину фразы, одну только слава, обрывают речь и еще раз повторяют последние слова седальна. Тогда другой лик, который уже успел несколько поуспокоиться от сильного впечатления, подхватывает оборванную фразу и ныне и поет то, что должно быть, – богородичен.

Такой способ исполнения песнопений употребляется лишь в исключительных случаях. Им, между прочим, поются седальны на утрени Великого Пятка.

Относительно заупокойных молитвословий православными священниками о инославных христианах высказываются различные мнения. По одним такие моления возможны, по другим, они совершенно и ни в какой форме недопустимы. Каноны церковные – 10 пр. св. Апостол, 2 Антиох. с. 6 и 33 Лаодикийск. – с решительностью запрещают всякое молитвенное общение с неправославными. Таким запрещением Святая Церковь имеет целью, с одной стороны, охранить православных от совращения, с другой стороны, удержать их от религиозного индифферентизма. В этом отношении Церковь следует лишь наставлению святых апостол, заповедавших не сообщаться со всякого рода идолослужителями (1Кор.5:9–10), с людьми, проповедующими неправославное учение (2Ин.1:10). Но это вовсе не значит, что запрещается всякая молитва о неправославных. Сами апостолы вменили в обязанность всем христианам молиться вообще «за вся человеки» и в частности за неверных правителей (1Тим.2:1–2). Тот же святой апостол Павел, который в целях охранения православных от соблазна, в одном месте заповедует «беречься обрезания» (Фил.3:2), в другом говорит: «желание сердца моего» и «молитва к Богу» о том же неверном «Израиле во спасение» (Рим.10:1). Следуя наставлениям апостольским Святая Церковь всегда молилась о всем мiре, о всех людях. Даже в чине литургии возносились моления не только о заблудших – еретиках, но и о внешних – язычниках. Напр., в литургии Апостольских Постановлений не только диакон возглашает: О внешних и заблуждших помолимся, но и Архиерей в важнейший момент литургии просит: Еще молимся Тебе… за внешних и заблуждших, чтобы Ты обратил их ко благу и укротил ярость их653. О святом Василие Великом известно, что он не отверг приношения арианина (императора Валента) и позволил ему присутствовать при совершении литургии. Правда, это все свидетельства о молитве за верных и иноверных живых, но у Господа нет мертвых, «ибо у Него все живы» (Лк.20:38) и потому молитва христианина, как один из видов проявления живой христианской любви к ближнему, – может (и должна) простираться и на живых и на умерших. Известно, что преподобный Макарий Египетский молился о язычниках, а святитель Григорий Двоеслов молился о Траяне. Известно также, что злого гонителя святых икон богомерзкого Феофила, Феодора царица со святыми мужами и исповедниками от мучения исхити и спасе, якоже повествуется (Синаксарий субботы Мясопустной). При этом о Феофиле были возносимы соборные всенародные моления в храме. Святой Мефодий патриарх люди вся собрав и причет весь и архиереи, в Великую Божию Церковь приходят… моление всенощное к Богу сотворяют о Феофиле, всем молящимся со слезами и протяженным молением: и сие во всю первую седмицу постов совершается. Молитвы Церкви не остались не услышанными. Сам Господь, явившись Феодоре в сонном видении во образе Некоего Чудесного Мужа возвестил: Жено, велия вера твоя. Разумей убо, яко слез ради твоих и веры, еще же и ради прошения и моления рабов Моих и священников Моих, прощение даю мужу твоему Феофилу (синаксарий недели Православия). Святой Исаак Сирин говорит, что сердце милующее возгорается у человека о всем творении: «о человеках, о птицах, о животных, о демонах и о всякой твари. При воспоминании о них и при воззрении на них очи у человека источают слезы от великой сильной жалости, объемлющей сердце. И от великого терпения умиляется сердце его, и не может оно вынести, или слышать, или видеть какого-либо вреда или малой печали, претерпеваемых тварию. А посему и о безсловесных и о врагах истины и о делающих ему вред, ежечасно и со слезами приносит молитву, чтобы сохранились и очистились: а также и об естестве пресмыкающихся молиться с великой жалостью, какая без меры возбуждается в сердце его по уподоблению в сем Богу»654. А преп. Макарий Египетский пишет «что те, которые сподобились сделаться чадами Божиими и в себе имеют просвещающего их Христа», которыми «различно и многообразно управляет Дух и в сокровенности их сердца согревает их благодать», – такие… «иногда в плаче и сетовании слезно молят о спасении всех человеков, потому что горя Божественною духовною любовью ко всем человекам, восприемлют на себя плач целого Адама»655.

Митрополит Московский Филарет о поминовении усопших, между прочим, пишет:

«То несомненно, что дерзновение чудотворцев неудобно обращать в правило и примерами людей, достигших высших степеней совершенства, о которых можно сказать по апостолу, что для них «закон не лежит» (1Тим.1:9), нельзя руководствоваться всем и каждому. Но нередки случаи, когда православные желали бы помолиться о своих усопших сродниках или близких умерших не православных. Скажут: они могут молиться о них на своей домашней молитве. Но прежде всего надо с грустью сознаться, что очень часто у нас, в особенности миряне, не знают и не умеют, как молиться по тому или иному поводу. Еще в одиночку каждый тайно про себя может быть сумеет попросту своими словами высказать свою просьбу Господу. Но как совершать молитву без священника, когда желали бы помолиться совокупно несколько мирян? Для православного же человека всегда вожделенно молиться со служителями Церкви. Да, наконец, не отличается ли домашняя молитва от церковной главным образом только по обстановке. Как было уже отмечено, всякая молитва православных, православно исповедующих догмат искупления, – где бы и при каких обстоятельствах ни была она возносима, по существу является непременно молитвой церковной, евхаристийной. Поэтому, кого можно поминать на домашней молитве, того можно поминать и в храме с некоторыми только ограничениями, касающимися главным образом внешней стороны, самого порядка поминовения.»

Совершение поминовения по православному чину (особенно совершение отпевания) есть открытое признание и засвидетельствование Церковью своего единения в вере скончавшимся членом ее и право на это внимание Церкви и ее особенно усиленное ходатайство перед Богом за умершего принадлежит только лицам, умершим в единении с Церковью по вере и жизни. Этим правом не могут и не должны пользоваться люди, нарушавшие это единство веры и умершие вне общения с Церковью, вне ее молитв и благодатных Таинств656.

Православное заупокойное богослужение, как уже было отмечено ранее, является не только молитвою за усопших, но вместе и чествованием их от лица Церкви и молящихся. Церковь не отрицая возможности молитв за неправославных, не может допустить торжественного их чествования. Поэтому-то и преп. Феодор Студит, не допуская открытого моления об еретиках, позволяет православным их сродникам молиться за таких «в душе своей». Не напоминает ли эта формула и древней литургической формулы, восстановленной Собором 1918 года: «о нихже кийждо во уме своем поминание творит» (см. далее).

Митрополит Московский Филарет, строгий ревнитель Правил церковных, особенно боявшийся того, чтобы уступкою в утешение одних не произвести соблазна многих, считавший, что «обязанность не смущать и не соблазнять своих без сомнения выше обязанности делать угождение чужим», все же находил возможным в некоторых случаях делать уступку. На вопрос о возможности церковной молитвы за умерших лютеран, он отвечал: «Вопрос этот не очень удобен к разрешению. Вы хотите иметь основание к разрешению в том, что Макарий Великий молился даже о язычнике умершем. Дерзновение чудотворца неудобно обратить в общее правило. Григорий Двоеслов также молился о Траяне и получил известие, что молитва его не бесплодна, но чтобы он впредь не приносил таких дерзновенных молитв… Сделать дело не по правилу в утешение одного, но не без соблазна для многих, думаю, не было бы благовидно. О живом лютеранине можно петь молебен и просить ему благодати Божией, привлекающей в единство истинной Церкви, но с умершим иное дело. Мы его не осуждаем: но его была воля остаться до конца вне пределов Православной Церкви. Зная некоторых лютеран, имевших уважение и веру к Православной Церкви, но скончавшихся вне соединения с нею, в утешение присных верных я дозволял о них молитву, НЕ ОТКРЫТУЮ В ЦЕРКВИ, с которою они открыто не соединялись в жизни, а поминовение на проскомидии и панихиды в доме»657.

По вопросу о поминовении усопших неправославных и такой церковный человек, как К. П. Победоносцев, также высказывался в духе снисхождения: «Очевидно, что будучи поставлен отвлеченно, он (этот вопрос) возбуждает сомнения, с трудом разрешаемые, но внутренняя икономия церковного управления разрешает его на практике по необходимости. Действительно, и на службе и в семействах православных у нас так много лютеран и католиков, соединяющихся нередко с православными в общей домашней и даже церковной молитве, что трудно удержаться на строго неуклонной формальной точке зрения, когда православные родные, друзья, подчиненные просят церковной заупокойной молитвы у гроба дома или на могиле умершего. Иное дело вносить его в церковь, к коей не принадлежал. Трудно удержаться, тем более, что любовь христианская вечно живет, глубоко нисходит и высокого носится над всеми преградами и ходами установлений658.

Что же и как может совершить православный священник у гроба инославного христианина или поминая его?

Православное заупокойное богослужение имеет в виду умерших в истинной православной вере. Употреблять церковные молитвословия при поминовении неправославных безусловно невозможно. Как, напр., читать о католике или лютеранине молитву из последования по исходе души… аще бо и согреших, но не отступи от Тебе… и Троицу… православно даже до последнего своего издыхания исповеда? Как над усопшими неправославными самым неправославием своим лишившими себя права именоваться от Церкви «верными», петь обычный на панихиде общий канон за усопших, имеющий характерное краегранесие: «умирающим верным осмое плету пение»? Как произносить о неправославном ектенийные прошения, не поступаясь своею ревностью о православии? Святитель Феофан Затворник на вопрос: «спасутся ли католики?» отвечал: «Спасутся ли католики, я не знаю, но я знаю, что я вне православной Церкви не спасусь».

Так православным должно дорожить своею принадлежностью к Православной Церкви. Если же те самые молитвословия, которые Православная Церковь возносит только о своих усопших православных чадах, употреблять в приложении к неправославным, это будет неуважение к Церкви Православной, проявлением равнодушного отношения к православной вере, показателем религиозного индифферентизма, что если вообще не должно быть у людей верующих, то тем более недопустимо в действиях, совершаемых от лица Православной Церкви и ее официальными, нарочито избранными и уполномоченными представителями.

Святейший Синод еще в 1797 г. разрешил православным священникам при сопровождении в известных случаях тела усопшего неправославного ограничиваться только пением Трисвятого. Но одно пение этого краткого стиха не удовлетворит желания православных сродников усопшего помолиться о нем, ради чего и разрешается участие православного священника.

Православные греки, с большой строгостью относящиеся к живым неправославным, принимающие в случае обращения в Православие даже католиков только через перекрещивание, с большою снисходительностью практически решают вопрос о молитве за усопших неправославных. Константинопольский патриарх Григорий VI в 1869 году установил особый чин погребения усопших неправославных, принятый и СVI Эллинским Синодом. Чин этот состоит из Трисвятого, 17 кафизмы с обычными в последовании погребения припевами, апостола, евангелия и малого отпуста.

Преосвященный Архиепископ Димитрий (Самбикан) в последние годы своего пребывания в Твери разослал по епархии конфиденциальный циркуляр, коим разрешал духовенству в потребных случаях, отправлять по усопшим неправославным моление по составленному им чину панихиды, состоявшему главным образом из пения ирмосов.

Перед самой революцией в Петроградской Синодальной типографии было напечатано особой брошюрой славянским шрифтом Чинопоследование над усопшими неправославными. В нем после обычного начала и псалма 27 следует непорочны на три статии с припевом аллилуиа, но без ектений. После непорочных тропари по непорочных – два первых (Святых лик, и Агнца Божия), Слава, Троичен, И ныне, Богородичен. Затем псалом 38. После него икос: Сам един ecu. Прокимен. Апостол к Римлянам, зачало 43 (г. 14, ст. 6–9), Евангелие от Иоанна, зачало 15 (Ин.5:17–24). После Евангелия из стихир на целование 1, 4, 5, 8, 9 и 11 и обычный (не заупокойный) малый отпуст: Воскресый из мертвых. Этот чин указывается совершать и вместо панихиды, с опущением Апостола, Евангелия и стихир.

Но и такой чин церковного моления может быть совершаем не о всех безусловно умерших инославных христианах. Церковь не может молиться об отвергавших бытие Бога, открыто хуливших Церковь и ее веру, отрицавших Божество Господа Иисуса Христа и догмат искупления, хуливших Святого Духа и Святыя Таинства, и пребывающих нераскаянными в этих грехах. Не может быть также открытой церковной молитвы о самоубийцах согласно правилу Тимофея Александрийского, – как посягнувших на драгоценнейший дар Божий – жизнь.

Самое же главное в практическом разрешении вопроса о молитве за неправославных – это то, чтобы православные, желающие по тем или иным побуждениям помолиться о своих близких, хотя и не единоверных, совершали это доброе дело с чувством смирения, преданности воле Божией, послушания Святой Церкви. Для православных неестественно обращать молитву в демонстрацию безразличного отношения к вопросам веры. А христианская любовь, побуждающая к молитве о заблуждших братиях, найдет способы удовлетворить свою потребность без нарушения правил церковных: как на молитве домашней, келейной, так даже и при общественном богослужении в храме, – только без публичного оказательства, – совершая поминовение их, когда вообще совершается поминовение усопших негласно, а про себя, «в душе своей», соответственно указанию преподобного Феодора Студита, – поминая их на проскомидии, руководствуясь авторитетным разрешением митрополита Филарета. Если же имена усопших неправославных могут быть произносимы на одном из важнейших поминовений – на проскомидии, то значит они могут быть вносимы и в помянники и возглашаемы наряду с другими именами, но при условии не выделять их из ряда других, не обращать на них особенное внимание богомольцев, не совершать только ради них одних православных чинопоследований. Посему, если, напр., эти имена необычны для православных, то их не следует вносить в помянники, предназначаемые для гласного всенародного чтения, а вспоминать таких усопших, когда возглашается И сродников их, как поступали некоторые старцы (напр., скончавшийся 4 апреля 1934 г. иеромонах Гефсиманского скита Порфирий, ученик иеромонаха отца Варнавы). Если же и имена инославного усопшего не отличаются от имен православных, – лучше всего поминать его не в отдельности, а вместе с другими именами, присоединяя непременно и общую формулу о всех прежде почивших, испрашивая молитвенную помощь тех из них, которые уже сами получили, благодать молиться о других.

КОНДАК В ПОСЛЕДОВАНИЙ ПОГРЕБЕНИЯ

По 6-й песни кондака и икоса повторяется снова кондак. Этой малой подробностью отличает Устав последование погребения от панихиды, сближая его с праздничным по древнему чину исследованием утрени, когда после кондака пелся целый ряд икосов, заключавшийся повторением кондака498.

По шестой песни канона на панихиде полагаются кондак и икос. На службе, предназначаемой для повечерии, кондака не бывает, его заменяет седален. Иногда при малой степени празднования не бывает кондака в минейной службе, предназначенной для утрени, – тогда вместо него поется мученичен гласа623. На панихиде же не только кондак, но и икос, как в минее бывает при сравнительно большой степени празднования. На молебне обычно икоса не бывает, не бывает его иногда и на утрени624.

Заупокойный кондак у нас обычно не опускается, но от икоса поются лишь последние его слова: надгробное рыдание творяще песнь аллилуиа. Такое сокращение икоса бессмысленно само по себе, так как то, что сохраняется, не представляет даже целой фразы, целой мысли. Но гораздо важнее то, что пение только последних слов икоса, с опущением всего основного содержания его, искажает значение заупокойной молитвы, придает иной, несвойственный смысл ангельской песни аллилуиа625.

Получается впечатление, что молитва об умерших есть только рыдание, и что аллилуиа и есть именно это заупокойное, надгробое рыдание. Так, у нас аллилуиа по большей части считают только похоронной, поминальной, скорбной песнью. Между тем, полный текст икоса дает совершенно иную мысль и последним словам его. Для созданного, хотя и от земли, но предназначенного не для земли, возвращение в землю, как не соответствующее предназначению, естественно вызывает надгробное рыдание. Но для христианина это рыдание совсем не то, что надгробное рыдание «не имущих упования» (1Сол.4:13).

Для имущих упование надгробное рыдание о возвращении в землю растворяется мыслию о том, что это совершается по Божию повелению. А что повелено Богом, то всё – благо. Поэтому христианин и рыдая хвалит Господа626, его надгробное рыдание сплетается, соединяется с евангельскою хвалою Богу: «аллилуиа», которая сама по себе никогда не может стать рыданием, а всегда, даже и в заупокойных последованиях, остается ангельскою хвалебною песнею.

СТИХИРЫ «КАЯ ЖИТЕЙСКАЯ СЛАДОСТЬ»

После канона следуют стихиры Иоанна Дамаскина«Кая житейская сладость»… всего восемь стихир на восемь гласов. Это потрясающая проповедь о суете всего, что в мiре прельщает нас, о суете всего, что не остается с нами по смерти, проповедь, которую полезно, назидательно выслушать всем предстоящим всю, от начала до конца.

Но и помимо содержания этих дивных стихир, как трогательно пение их на все восемь церковных гласов. Святая Церковь хочет в последний раз в земном храме усладить всеми своими основными напевами того, кому она больше всего желает, чтобы он вместе со всеми преставльшимися был удостоен пети ВСЕСОСТАВНЫМИ ГЛАСЫ499 Господа в небесном Его храме, а пока мы, не знающие еще этого «всесоставного» пения, приносим то, что знаем, – осмогласно.

Обидно, когда в последований погребения стихиры Дамаскина совсем опускаются. Иногда поют первую и последнюю, а остальные прочитывают. Конечно, лучше прочитать их, чем совсем опустить. Но смысл этих стихир и в пении их на восемь гласов. В последовании священнического погребения на каждый глас по несколько стихир.

Того, у кого при жизни главнейшим делом было петь церковные песнопения, Церковь в последний раз услаждает еще более продолжительным пением на гласы. А последование монашеского погребения после непорочных почти все состоит из пения на 8 гласов антифонов и стихир. Так употребление всех восьми гласов неотъемлемая принадлежность всех последований за исключением младенческого: младенец, ведь, мало еще наслаждался осмогласием, – его усладят уже всесоставные гласы.

При целовании усопшего, при последнем приветствии ему от каждого из провожающих, при прощании с ним назначаются для пения стихиры подобны: Приидите, последнее целование дадим, братие, умершему, благодаряще Бога… Эти причитания верующих у гроба, это плач христиан при прощании с другим братом. Плачущий не успокаивают себя напрасными утешениями, несбыточными надеждами. Они ясно представляют себе кое разлучение, кий плач, кое рыдание в настоящем часе511. Они не замалчивают совершающегося на их глазах: дух оскуде от селения, брение очернися, сосуд раздрася512. Где доброта телесная… вся увядоша яко трава513. Они не отвращают взоров своих от на земли поверженного… все благолепие отлагающа, разрушена во гробе, червии, тьмою иждиваема, землею покрываема514. Созерцание совершающегося страшного таинства лишь усиливает у христиан любовь к почившему брату, которая и изливается в усиленной молитве об усопшем: его же упокоити Господу помолимся515, Христу помолимся дати сему во веки упокоение516, да простит Господь яже содела517. Любовь не может остаться безответной. Любовь отверзает запечатанные уста и безгласного и бездыханного, и он сам обращается с последним словом к любимым братиям: Зряще мя безгласна и бездыханна, восплачите о мне, братие и друзи, сродницы и знаемии… Придите ecu любящий мя и целуйте мя последним целованием… прошу всех и молю: непрестанно о мне молитеся Христу Богу518.

Из стихир при последнем целовании умершего обычно поются лишь первая, последняя и богородичен, а остальные одиннадцать опускаются. Между тем, это такие трогательные и умилительные стихиры, что если даже их прочитать со вниманием один раз, трудно будет с легким сердцем опустить их в другой. А поются они на особо нежный напев 2-го гласа. Если же их исполнять на подобен, то и совсем впечатление от них будет неизгладимое. Они поются на подобен: Егда от древа, тот чудный подобен, который поется на вечерне Великого Пятка пред изнесением плащаницы. И это сближение совершающегося в данный момент в храме с погребением Спасителя так знаменательно и умилительно.

После прощания, конечного Трисвятого, тропарей Со духи праведных и сугубой ектении следует отпуст, на котором, как и пред выносом из дома, в виде исключения из обычной практики заупокойных отпустов, поминается имя усопшего. После отпуста у нас обычно возглашается традиционное: Во блаженном успении. Между тем, по последовании не низший из священнослужителей – диакон, а архиерей или начальствующий иерей сам глаголет сие: Вечная твоя память достоблаженне и приснопамятне брате наш. Это трогательное обращение непосредственно к тому, кто хотя и умер, но жив и слышит наши к нему обращения, слышит и тихое обращение старца – предстоятеля, внемлет нашим приветам. Так еще раз, в самый момент последнего расставания, Святая Церковь напоминает нам, что умерший по-прежнему остается ее чадом, нашим братом и сомолитвенником.

После прощального приветствия от предстоятеля, обращенного к почившему, певцы от лица всех предстоящих многолетствуют усопшего, трижды поют заупокойное многолетие – «Вечная память». И затем уже пред самым выходом из храма должна читаться прощальная молитва, которую по преимуществу следует читать архиерею, аще приключится тамо быти519.

По перенесении гроба с телом усопшего из храма к могиле, Устав назначает петь Трисвятое, Пресвятая Троица, Отче наш, и прочая, т. е. молитвословия, входящие в состав заупокойной литии, во время которой заканчивает и самое погребение в земле, и которая заканчивает и самое погребение над засыпанной уже могилой. Этот порядок имеет ввиду древний обычай, когда приходское кладбище располагалось непосредственно около храма и усопшие погребались под сенью своего родного храма520. Когда кладбище не близко от храма, когда одной литии не хватает на весь путь, тогда и на этот раз, как и при перенесении гроба из дома в храм начинаем пети одного только Святый Боже со страхом и велиим умилением. И вземши мощи усопшего отходим. Так во всех случаях перенесение тела усопшего сопровождается пением неоднократно повторяемого Трисвятого, торжественной, с неба принесенной ангельской песни, пением которой так часто сопровождается перенесение святынь521, Евангелия522, плащаницы523.

«ВО БЛАЖЕННОМ УСПЕНИИ» И «ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ»

на утренях Четвертка 6-й седмицы Великаго Поста и Великого Пятка, да в последованиях погребения. Употребление блаженных в этих последних последованиях имеет глубокий смысл и значение. Заповеди блаженства – это основное руководящее начало во всей нравственной деятельности христианина на земле. О святых угодниках Божиих исповедуется, что они воистину чрез вся блаженства Господня проидоша500.

О каждом из усопших вообще нельзя этого сказать, с такою же решительностью. Но то несомненно, что каждый искренний христианин, несмотря на все его недостатки, слабости, немощи, падения, во всяком случае имеет по крайней мере желание, хочет исполнять заповеди Господни, имеет намерение осуществлять их на деле, руководствоваться ими.

И вот теперь, когда один из собратий готовится к отчету о прожитой жизни, Святая Церковь как бы напоминает Тому, Кто не только дела приемлет и деяния почитает, но Кто и намерение целует и расположение хвалит501, напоминает какое намерение, какое расположение было у усопшего верного, христолюбца502, и вместе молит Господствующего над жизнью и смертью503, хотя бы ради этих намерений и расположений, если бы даже не нашлось дел, сделать усопшего жителем рая504 упокоить во дворех святых505, в стране праведных506 и оставление даровать всему тому, чем христолюбец согрешил в житии507.

В заключение всего последования панихиды возносится моление о даровании усопшим вечного покоя и вместе громогласно исповедуется, что рабы Божий блаженно почивают, находятся в вечной памяти у Бога. Эту истину, это исповедание хочется крикнуть так громко, чтобы всем было слышно. Поэтому по отпусте ГЛАШАЕТ диакон сице: во блаженном успении… и певцы поют: Вечная память, трижды. Если нет диакона, а пресвитер по самому своему наименованию – старец, предполагается, не может возгласить так громко, как хотелось бы630 , то диакона заменяют громогласные певцы. Но им не подобает возглашать ту самую формулу, какую возглашает диакон, лицо иерархическое. Поэтому вместо Во блаженном успении., певцы в отсутствии диакона поют трижды: Рабом Божиим, имя рек, вечная память. В старинных книгах имя рек в этой последней формуле сохраняется только при поминовении одного. А при поминовении многих певцам даже практически неудобно петь много имен и потому дается общая формула: Рабом Божиим преставльшимся, отцем и братиям нашим и всем православным христианам, о нихже поминание творим, вечная память631.

Таков обычный чин панихиды, по которому она должна правиться и тогда, когда совершается в качестве почти обязательного дополнения к общественному богослужению в пяток вечера, и тогда, когда поется по просьбе отдельных богомольцев, в храме ли то, в усыпальнице ли, на могилке ли, или в доме, Устав Церковный ни для каких случаев не предусматривает возможности каких-либо сокращений в изложенном порядке панихиды, за исключением только возможности опущения непорочных. Таким образом, когда предполагается совершение великой панихиды, она и должна быть ВЕЛИКОЙ.

МОЛИТВА «БОЖЕ ДУХОВ»

По прочтении Евангелия, по установившемуся более по практическим соображениям, обычаю читается прощальная молитва508. По последованию погребения она полагается в самом конце, уже по отпусте, что имеет свой смысл. Усопший сначала как бы испрашивает прощание у всех окружающих и получает его509. Примиренный со всеми он готов к последнему выходу из храма рукотворенного. Тогда и Святая Церковь чрез архиерея или чрез духовника, имущего власть по благословению архиерейскому вязать и решить, напутствует направляющегося в далекий путь своим последнием прощением и разрешением510.

На следующей за Евангелием сугубой ектении молитва Боже духов… глаголется первым иереем или архиереем велегласно близ умершего. Устав нарочито отмечает этот исключительный случай гласного чтения означенной молитвы и тут же оговаривается, что во всех других случаях она должна быть читаема всегда только тайно.

https://www.youtube.com/watch?v=3aiku7UB66E

Молитва Боже духов всегда читается тайно. Только в последовании погребения при окончании его, на ектении, следующей за чтением Евангелия и предшествующей последнему целованию ее торжественно глаголет первый от священников или архиерей… ВЕЛЕГЛАСНО пришед близ умершего. За этим указанием в последовании погребения следует нарочитая оговорка:

Вера православная - Последование по исходе души от тела

Ведомо же буди, яко глаголему коемуждо прошению от диакона во реченную молитву кийждо священник по гласу своему ТАЙНО близ умершаго и ВОЗГЛАШАЕТ: Яко Ты ecu воскресение…Эта оговорка свидетельствует о том, что единственный случай чтения молитвы Боже духов вслух, бываемый только при погребении есть исключение, подтверждающее общее правило.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Твоя молитва
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector