Молитвы и псалмы на всякую потребу души » The prayer book

Молитвы перед началом чтения Псалтири

«Блаженны установившие связь с Небом и по благочестию пребывающие в общении с Богом»

Смиренная исповедь Христу

   — Геронда, как нужно готовиться к молитве?

— Так же как готовимся к божественному причащению. Там божественное приобщение, здесь божественное общение. Когда причащаемся, принимаемся в себя Христа, приходит Божественная благодать. В молитве мы постоянно общаемся со Христом и иным образом принимаем Божественную благодать. Неужели этого мало! В причастии приобщаемся Тела и Крови Христовых, в молитве общаемся с Богом.

Если человек не раскается и не исповедуется в смирении Богу, то останется неподготовленным. Возникает преграда, которая препятствует его общению с Богом. Дверь остаётся закрытой и душа не находит покоя. Но если он скажет: «Согрешил, Боже мой», — то преграда падает или, лучше сказать, Бог открывает дверь и человек принимает благодать божественного общения.

   — Геронда, я читала в «Лествице», что для молитвы нужно быть облачённым в одежду, в какую облекается человек, когда собирается предстать перед царём. Что это за одежда?

— Уничижать себя перед Богом и смиренно просить прощения за свои прегрешения. «Виновата, говори, Боже мой, я — неблагодарная, я огорчила Тебя. Прости меня». Но говори это с внутренним сокрушением, не внешне. Это та одежда, в которую нужно облекаться, когда беседуешь с Богом. Если этого нет, то ты как будто говоришь Богу: «Как дела?

   — Это значит, геронда, что нужно думать о согрешениях, которые я ежедневно совершаю?

— Прежде проси прощения у Бога за прегрешения, которые сотворила в течение дня, и уже потом думай о своей греховности в общем. Так ты смиряешься и уже потом начинаешь высказывать свои просьбы. Я начинаю молитву словами: «Боже, милостив буди мне грешнику». Повторяю это несколько раз шёпотом и потом начинаю творить молитву.

Как-то я просил Бога, чтобы Он научил меня молиться. И тогда мне было видение юноши семнадцати лет, который молился. Он привёл меня в совершенное сокрушение! Он так плакал и молился, что я был изумлён и потрясён. Начинал с исповеди: «Я неблагодарный, неисправимый…» Потом говорил: «Что я сам, находясь в таком состоянии, могу с собой сделать, Боже мой, если Ты не поможешь мне?» И потом начинал говорить прошения.

   — Геронда, часто во время молитвы я думаю о своих прегрешениях и поэтому не могу сосредоточиться.

— Мы же уже говорили, что испытывать себя и исповедовать свои прегрешения нужно до начала молитвы, а не во время неё. А то получается уже не самокритика, а собеседование с тангалашкой. Перед молитвой нужно подумать о том, что в нас не так, на это направить свой ум, настроить прицельную рамку, а потом… огонь!

«Первее примирись»    — Геронда, если по невниманию я погрешу и не пойму того, что надо бы попросить прощения у сестры, которую огорчила, смогу я в молитве общаться с Богом?

— Чтобы общаться с Богом и обрести покой, нужно следить за собой и постоянно бодрствовать, чтобы понимать свои ошибки, каяться и просить прощения. Иначе даже если ты и почувствуешь на молитве какую-то радость, это не будет духовная радость. Не будет в тебе духовного воспарения, которое происходит от общения с Богом.

   — Иногда, геронда, когда я начинаю молиться, ощущаю внутри какое-то беспокойство.

   — Если чувствуешь внутреннее беспокойство или сердечное окаменение, знай, что ты огорчила какую-нибудь сестру и потому ощущаешь за собой вину. Если ты попросишь у неё прощения, то беспокойство уйдёт.

   — Геронда, а что, молитва не может прогнать это беспокойство? Нужно обязательно попросить прощения?

— Гляди, если ты огорчишь какую-нибудь сестру, то не можешь этот вопрос решить только молитвой. Нужно пойти, поклониться ей и попросить прощения. Если не сделаешь поклона сестре, то делай хоть триста поклонов в келье, не поможет. Так эти вопросы не решаются. «Прежде смирися с братом твоим», — говорит Евангелие, а потом принеси дар свой.

   — Геронда, если случается конфликт с какой-нибудь сестрой, то, когда я прихожу к себе в келью, успокаиваюсь и могу молиться. Но потом, когда встречаю эту сестру, то общаюсь с ней сухо и даже стараюсь избегать.

— Этого я не понимаю. Если у тебя с какой-нибудь сестрой случается недоразумение, то как потом ты идёшь в келью и успокаиваешься? Если не сотворишь ей поклона, то как можешь успокоиться и молиться? Если бы ты имела в себе мир Божий, сердце бы твоё смягчилось после молитвы в келье, и ты встречу бы с этой сестрой считала благословением Божиим, а не старалась бы её избегать.

   — Может, геронда, я оправдываю своё прегрешение и потому могу молиться?

   — Что это за молитва? Только если человек обвинит в происшедшем себя и скажет сестре: «Благослови», — только тогда приходит благодать Божия и он сможет общаться с Богом

Молитва — это «суд до суда»

   — Геронда, святой Иоанн Лествичник говорит, что молитва — это «суд до суда».

Молитва с употреблением псалтирь святого арсения

   — Так и есть. Когда человек правильно молится, тогда молитва есть «суд до суда». Кто духовно здоров, если, начиная молиться, почувствует в сердце окаменение, то станет искать

   причину его, чтобы устранить. «Почему я так себя чувствую, — спросит он сам себя. — Может быть, я кого-то осудил или принял помысел осуждения и сам того не заметил? Может, промелькнул помысел гордости или есть во мне какое-то пожелание, которое не даёт мне общаться с Богом?»

   — А если, геронда, он ничего не найдёт?

   — Исключено, обязательно что-то было. Если пороется в архиве, то есть испытает поглубже сам себя, то найдёт дело и поймёт, в чём виноват.

   — Испытает сам себя или исповедуется Богу?

— Что исповедовать, если он не знает, что сделал? Сначала нужно испытать себя. А если и тогда человек ничего не найдёт, пусть встанет на колени, сделает два-три поклона и скажет: «Боже мой, в чём-то я наверняка погрешил Просвети меня, чтобы я понял, в чём именно». Только он так скажет, как тут же туман искушения развеется смирением — и он найдёт причину. Видя смирение человека, Бог посылает Свою благодать, и человек, просвещённый ею, точно вспоминает, в чём он прегрешил, и исправляется.

   — Геронда, что нам помогает находиться в постоянном общении с Богом?

— Очень помогает внутренний душевный мир. Когда душа в порядке, молитва сама движется. Поэтому не держи в себе ни на кого зла. Если имеешь на кого-либо неправый помысел, исповедай его игуменье. Прогони также и всякий другой неправый помысел, приводя вместо него добрые помыслы. Благими помыслами очищается путь и молитва идёт легко.

   Лк.10:27. См. также. Мф.22и Мк.12:30.

    Ἀββᾶ ´Ισαἀκ τοῦ Σύρου. Οι Ἀσκητικοὶ. Λόγος ΜΒ´. Ἀθῆνθι, 1961. Σ. 153.

   Позднее выяснилось, что это был сам Старец Паисий.

   Сказано в ноябре 1983 года. Извещение это было не человеческое, но божественное.

   Прозвание «Маккавей» было дано Иуде, вождю иудейского восстания, которое произошло в 166 году до н. э. против Антиоха IV Епифана и его наследников. Маккавеи отличились в борьбе за отеческую веру и свободу. (См.: 1Мак., 2Мак. и 3Мак.).

   Сказано в 1981 году.

   В монастырь Эсфигмен в 1953 году.

   Раньше вместо грелок использовали нагретые кирпичи.

   В сентябре 1962 года.

   В феврале 1963 года.

   Иак.4:6; 1Пет.5:5. См. также: Притч.3:34.

    Ср.: Пс.50:19.

    См: Мф.15:21-28; Мк.7:25-30.

    См: Лк.18:2-8.

    См: Ἀββᾶ ´Ισαἀκ τοῦ Σύρου. Οι Ἀσκητικοὶ. Λόγος ΚΉ. παρ. γ´. Ἀθῆνθι, 1961. Σ. 159.

Молитвы и псалмы на всякую потребу души » The prayer book

   Лк.18:13.

   Мф.5:24.

   «Благослови» в данном случае означает «прости».

    См: Ἀγίου ´Ιωάννου τοῦ Σιναῖτου. Κλῖμαξ. Λόγοσ ΚΝ´, παρ. ά. Σ. 159.

«Когда человек ощущает великие благословения Божии, то укрепляется, согревается сердце, и он достигает непрестанной молитвы»

«Старайся, чтобы ум твой постоянно пребывал со Христом, с Божией Матерью, с ангелами и святыми на Небесах»

«Когда ты молишься о себе с глубоким осознанием собственной греховности, тогда даже простое “Господи, помилуй” о других будет иметь великую силу»

«Мы много раз повторяем сладчайшее имя Христа, не потому что Христос не слышит с первого раза , но чтобы ум наш соединился с Ним»

«Даже одной мысли о том, что, входя в храм Божий, входишь в дом Божий и там получаешь Божественную благодать и освящаешься, достаточно, чтобы человек пришёл в умиление»

Обращайтесь в духовной сфере, в области славословия. “Слава Тебе, Боже, слава Тебе, Боже”, — повторяйте постоянно»

Моли́твами святы́х оте́ц на́ших, Го́споди Иису́се Христе́ Бо́же наш, поми́луй нас. Ами́нь.

Слава Тебе Боже Наш, Слава Тебе!

Царю́ Небе́сный, Уте́шителю, Ду́ше и́стины, И́же везде́ сый и вся исполня́яй, Сокро́вище благи́х и жи́зни Пода́телю, прииди́ и всели́ся в ны, и очи́сти ны от вся́кия скве́рны, и спаси́, Бла́же, ду́ши на́ша

Святы́й Бо́же, Святы́й Кре́пкий, Святы́й Безсме́ртный, поми́луй нас.

(Читается трижды, с крестным знамением и поясным поклоном.)

https://www.youtube.com/watch?v=6NX_PJwWAu8

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху, и ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь

Молитва ко Пресвятой Тро́ице

Пресвята́я Тро́ице, поми́луй нас; Го́споди, очи́сти грехи́ на́ша; Влады́ко, прости́ беззако́ния на́ша; Святы́й, посети́ и исцели́ не́мощи на́ша, и́мене Твое́го ра́ди.

Го́споди, поми́луй. (Трижды).

Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху, и ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

О́тче наш, И́же еси́ на небесе́х! Да святи́тся и́мя Твое́, да прии́дет Ца́рствие Твое́, да бу́дет во́ля Твоя́, я́ко на небеси́ и на земли́. Хлеб наш насу́щный да́ждь нам днесь; и оста́ви нам до́лги на́ша, я́коже и мы оставля́ем должнико́м на́шим; и не введи́ нас во искуше́ние, но изба́ви нас от лука́ваго.

Порядок чтения Псалтири

Не нужно заводить разговор с бесом

Молитвы и псалмы на всякую потребу души » The prayer book

   — Геронда, хотя я чувствую необходимость общения с Богом, но молиться не могу.

   — Если ты чувствуешь необходимость общаться с Богом, тогда не понимаю, почему не можешь молиться. Наверное, это искушение. Искушение всегда старается помешать человеку молиться.

   — Геронда, во время молитвы мне приходят мысли о разных делах.

   — Говори: «Об этом я подумаю позже…» — и продолжай молиться.

   — Геронда, обиднее всего, что всё это мысли о делах несерьёзных.

— Именно поэтому нужно оставлять их на потом, потому что если оставишь молитву и станешь ими заниматься, то искушение от несерьёзных вопросов перейдёт к серьёзным для того, чтобы ты совсем прекратила молитву. Нужно ставить себя на место. Ведь знаешь, что делает тангалашка? Мирянам он приносит грязные мысли, и они это сразу понимают.

   — Геронда, иногда во время молитвы мне приходит мысль, решение какого-нибудь вопроса, а потом это решение оказывается ошибочным.

Молитвы и псалмы на всякую потребу души » The prayer book

— Диавол лукав. Он знает, что если во время молитвы приведёт тебе на ум нечистый помысел, то ты будешь его отгонять. Поэтому он предлагает тебе решения вопросов, а ты говоришь: «Так как эта мысль мне пришла во время молитвы, значит она по вдохновению свыше». Если бы бес хотел тебе добра, то приводил бы тебе эти мысли на ум в другое время, а не во время молитвы.

   — Геронда, во время молитвы мне приходят на ум скверные помыслы или скверные образы.

— Это дело диавола, с тем, чтобы сбить тебя с толку. Особенно, когда ты чувствуешь физическую усталость, и ещё больше, когда не хватает времени для сна, тангалашка находит какой-нибудь момент, когда ты находишься между сном и бодрствованием, и представляет тебе скверные образы с тем, чтобы сказать потом, что они твои собственные и так ввергнуть в отчаяние.

Диавол препятствует человеку молиться

   — Геронда, когда я собираюсь бодрствовать в келье и является какое-то препятствие, что этому виной?

Молитвы и псалмы на всякую потребу души » The prayer book

   — Если Бог попускает являться препятствию, значит выйдет что-то хорошее.

   — А если это происходит постоянно?

   — Значит, есть гордость.

   — Не понимаю, геронда, что значит есть гордость.

   — Зависит от того, что ты ставишь на первое место. Если на первое место ставишь дела, а потом молитву, значит, даёшь искушению право ставить тебе препятствия. Когда человек больше значения придаёт делам, чем молитве, разве тут нет гордости? А гордость значит и неуважение к святыне.

   — Геронда, что делает искуситель, чтобы отвлечь человека от молитвы?

— Что делает? Находит тысячи способов. Только человек начнёт молиться, он может начать отвлекать его посторонними мыслями, рассеивать ум мечтаниями, шумом и т. д. Видела бы ты, что было со мной в монастыре Стомион! Раз поздно вечером я пошёл помолиться в храме. Монастырские ворота были закрыты, а двери храма я запер на засов.

Крест Христов имеет великую силу. Когда я был послушником, тангалашки сильно со мной воевали. По ночам, когда я был в келье, они постоянно стучали в дверь и говорили: «Молитвами святых отец наших». Я открывал дверь, и хотя никого не видел, меня охватывал сильный страх. Потом я уже не мог оставаться в келье.

Молитвы и псалмы на всякую потребу души » The prayer book

Томился, плакал, молился: бесполезно. Выходил из кельи во двор. Однажды вечером после повечерья меня увидел во дворе один из старших монахов и говорит мне: «Чадо, что же ты не идёшь в келью? Разве видишь во дворе кого-нибудь из отцов? Все отцы молятся в своих кельях». Тогда я стал плакать и всё ему рассказал.

Он принёс мне частицу Честного Древа и сказал: «Теперь спокойно иди в свою келью». Только я закрыл дверь, кто-то громко постучал: «Молитвами святых отец наших». Я сказал: «Аминь». Дверь открылась, и в келью вошёл полицейский в полной форме. Вместо погон у него были косые нашивки на рукаве, как раньше носили полицейские.

Псалмы Давида боговдохновенны

   — Геронда, меня удивляет, что дети понимают псалтирь, и им хочется её читать.

— Псалтирь подходит для любого возраста. Детям она может даже нравиться больше, чем тебе и мне. Псалтирь боговдохновенна, написана по божественному просвещению, поэтому содержит такие сильные и глубокие мысли. Всех богословов и филологов собрать вместе — одного псалма не напишут с таким содержанием.

   — Геронда, я не успеваю читать Псалтирь.

   — Хорошо бы находить немного времени для неё днём. А если нет времени, то лучше прочитать половину кафизмы, следя за смыслом, чем всю Псалтырь впопыхах. Прочитанные мысли потом имей всё время в уме. Псалтирь — это молитва.

   Некоторые люди неправильно понимают пророка Давида и говорят, что в некоторых его псалмах есть проклятия. Но когда Давид говорит. «Да исчезнут грешницы от земли, и беззаконницы, якоже не быти им», — он имеет в виду не то, чтобы грешники погибли, а чтобы покаялись, и не было бы грешников на земле.

   Я от Псалтири испытываю радость; там везде пророчества, везде утешение. В трудной ситуации, если прочитаешь Псалтирь, чувствуешь облегчение, освобождение, уверенность, что Бог поможет. «Спасение же праведных от Господа, и защититель их есть во время скорби», — говорится там.

Чтение Псалтири по святому Арсению

— Геронда, как Вы стали читать Псалтирь, пользуясь указаниями святого Арсения ? — Святой Арсений, не находя в Требнике соответствующих молитв для случаев, с которыми к нему обра­щались люди, использовал Псалмы. В одной тетрадке он записал для какого случая какой псалом читать. Когда эта тетрадь попала мне в руки, я стал читать Псалтирь и молиться по этим указаниям. Помысел говорит мне, что молитвам с Псалтирью по указаниям много помогает и святой Арсений.

   — Геронда, святой Арсений усердней молится Богу, потому что видит, что мы молимся так же, как молился и он сам?

   — Да, конечно. И тому есть примеры!

   — Геронда, как читать псалмы и молиться о каком-то конкретном вопросе?

   — Ты как читаешь?

   — Читаю сначала указания, а потом псалом.

— Нет, сначала нужно хорошее вступление. Святой Арсений был святым и пришёл в такую меру, что читал только псалом. А мы, неужели не прочитаем в начале «Помилуй мя, Боже…»? А после псалма разве не прочитаем славословие? Разве не сделаем несколько поклонов? Итак, сначала читай 50-й псалом и смиренно проси милости Божией.

Потом богородичен «Под Твою милость прибегаем, Богородице» и тропарь святого Арсения, чтобы призвать на помощь Пресвятую Богородицу и святого Арсения. Потом читай указание, о чём хочешь молиться, и соответствующий псалом. В конце читай: «Слава и ныне», «Аллилуия, аллилуия, аллилуия, слава Тебе Боже» (трижды) и в конце славословие как благодарение Хрис­ту и «Достойно есть» как благодарение Божией Матери. Сделай и поклонов сколько можешь.

   — Геронда, иногда я пытаюсь найти связь между псалмом и той нуждой, в которой его использовал свя­той Арсений.

   — Указания для конкретных нужд примерно совпадают со смыслом псалмов. Но святого Арсения больше интересовала молитва, а не то, насколько содержание псалма соответствует нужде, о которой он молился.

   — Геронда, можно читать сначала указания о нескольких нуждах, а потом все вместе соответствующие псалмы?

   — Если станешь читать несколько указаний вместе, то будешь их забывать. Лучше читать отдельно каждое указание перед псалмом, чтобы уязвлялось сердце, пробуждалось усердие. Когда человек молится о каком-нибудь конкретном вопросе, то это очень помогает сердечной молитве.

   — Геронда, во время службы мне трудно следить, когда читают Псалтирь.

   — Можешь в келье смотреть указания псалмов, которые будут читаться за службой, и потом молиться о конкретных нуждах. А если забудешь, к каким нуждам что относится, то говори так: «Боже мой, помоги в нужде, к которой относится псалом», — и твори молитву.

Будем молиться и о других нуждах

   — Геронда, когда после послушания я прихожу к себе в келью, то обычно молюсь о различных нуждах. Может быть, мне было бы полезно читать и некоторые псалмы, соответствующие каждому случаю?

— Если хочешь, попробуй, будет полезно. Сначала читай указание псалма, в какой нужде он читается, потом молись о конкретной нужде, а потом читай псалом. Псалтирь очень помогает сердечной молитве, потом ты и сама это поймёшь. Я, после того как прочитаю указание псалма, творю сердечную молитву и молюсь не об одной нужде, а о многих.

Начиная с «указаний» святого Арсения, перехожу потом и к другим нуждам Все указания беру и с духовной стороны и с вещественной. Для первого псалма, что святой Арсений читал, молясь о том, чтобы плодоносили деревья и виноградники, которые сажали люди, я сначала говорю: «Пусть всё, что сажается, проросло».

И потом молюсь о всяком деле, которое начинается. Говорю: «Пусть детишки, которые рождаются, были благословенны, росли и преуспевали. Всякое духовное слово, которое сеется, и любое духовное дело, которое начинается, принесли плод». На 105-й псалом, о бо­жественном просвещении, молюсь за слепых; на 122-й псалом, который читается о слепых, я молюсь, чтобы Бог просветил весь мир.

Любой человек, начиная с указаний в нуждах святого Арсения, может найти и другие нужды и о них помолиться. И ты, если хочешь начать духовное дело, возьми по очереди всю Псалтирь и все «указания» святого Арсения, изъясняй их не только вещественно, но и духовно, и твори сердечную молитву. Можешь посмотреть на какое-нибудь указание святого Арсения и сказать мне, о чём бы ты ещё помолилась?

Глава 1. Молитва есть разговор с Богом

«Блаженны установившие связь с Небом»    — Геронда, что значит для Вас молитва?

— Посылаю сигнал, прошу помощи. Постоянно прошу помощи у Христа, у Божией Матери, у святых для себя самого и для других. Если не буду просить, то и не получу. Помню, во время гражданской войны нас окружили мятежники, тысяча шестьсот человек. Наших было только сто восемьдесят. Мы укрепились за горой.

Если бы мятежники нас захватили, то поубивали бы всех. Я пытался установить антенну, чтобы связаться с центром. Но ничего не получалось: её сбивало огнём. Капитан кричит: «Бросай, давай сюда, помогай таскать гранаты». Иногда он отбегал к пулемётам, проверить как там дела. И только он уходил, я тут же бежал к рации.

Пока он отдавал приказы, я пробовал установить антенну, а потом снова бежал помогать таскать ящики, чтобы командир не ругался. В конце концов, с помощью палки и сапёрной лопатки я смог поднять антенну и установить связь. Сказал всего два слова. И всё, этого было достаточно! Утром подоспела авиация, и нас спасли. Шутка, сто восемьдесят человек были в окружении у тысячи шестисот и смогли выбраться?

   Тогда-то я понял великую миссию монаха — помогать молитвой. Мирские говорят: «Чем занимаются монахи? Почему не идут в мир помогать людям?» Это всё равно, что говорить радисту: «Ты чего возишься с рацией? Бросай её, бери винтовку и иди стреляй».

   Даже если мы установим связь со всеми радиостанциями мира, не будет нам от этого никакой пользы, если не будем иметь небесного общения с Богом, просить и получать от Него помощь. Блаженны установившие связь с Небом и по благочестию пребывающие в общении с Богом.

Христос даёт нам возможность общения с Ним

   — Геронда, мои боль и печаль — это молитва. Я сильно в ней отстаю. Что мне делать?

— Говори со Христом, Божией Матерью, ангелами и святыми просто и не задумываясь, на любом месте, и проси чего хочешь. Говори: «Господи, или, Матерь Божия, Ты знаешь мой настрой. Помоги мне!» Вот так просто и со смирением говори с Ними о том, что тебя беспокоит, а уже потом произноси молитву: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя».

   — Геронда, я не молюсь со вниманием.

— Когда молишься, думай, с кем говоришь. Ты говоришь с Богом! Неужели это неважно? Когда кто-то говорит с каким-нибудь высокопоставленным чином, то с каким вниманием произносит каждое слово! Следит, чтобы не сказать какой глупости, порой даже дар речи теряет от смущения. Если с человеком мы с таким вниманием говорим, то с каким вниманием надо говорить с Богом?

   с Самим Богом, Божией Матерью, святыми и этого не понимаем?

   — До прихода в монастырь, геронда, я монашество связывала с молитвой. А теперь мне трудно молиться и я считаю, что молитва это самое тяжёлое и утомительное дело.

— Ты вроде филолог по образованию? Тебе нравится говорить и ты не устаёшь от разговоров с людьми. А со Христом, Который удостаивает тебя беседы, тебе говорить трудно. Это уж как-то слишком. Всё равно, что сказать: «Ох, нужно идти говорить с царём. Неохота, да делать нечего. Придётся идти». Христос даёт нам возможность общаться с Ним постоянно в молитве, а мы этого не хотим? Вот это да! И удивительно то, что Он Сам хочет нам помогать, лишь бы мы к Нему обращались, а нам лень!

   — Геронда, я часто впадаю в пустословие, а потом огорчаюсь.

— Разве не лучше разговаривать со Христом? Кто говорит со Христом, никогда не раскаивается. Конечно, пустословие — страсть, но если пользоваться им в духовных целях, то оно может стать началом молитвы. Другим даже лень говорить. А в тебе есть сила и порыв к разговору. Если будешь использовать это в духовных целях, то твоя душа освятится.

Постарайся с людьми говорить только о необходимом и всё время говорить со Христом. Стоит тебе завести с Ним смиренную беседу, как перестанешь замечать, что происходит вокруг: таким сладким и интересным будет это общение. Меня разговоры даже и на духовные темы утомляют, а я в молитве по-настоящему отдыхаю.

Молитва — это разговор с Богом. Я иногда завидую людям, жившим во времена Христа, ведь они видели Его своими глазами и слышали своими ушами, даже могли с Ним говорить. Но думаю, что мы находимся в лучшем по сравнению с ними положении, потому что они не могли часто беспокоить Его своими нуждами, а мы можем в молитве постоянно общаться со Христом.

Желание молитвы

   — Геронда, как нужно молиться?

   — Себя ощущай маленьким ребёнком, а Бога своим Отцом и проси Его обо всём, в чём имеешь нужду. Беседуя таким образом

с Богом, тебе не захочется потом от Него отходить, потому что только в Боге человек обретает безопасность, утешение, невыразимую любовь, соединённую с божественной нежностью. Молитва означает поместить Христа к себе в сердце, возлюбить Его всем своим существом. «Возлюбиши Господа Бога твоего от всего сердца твоего, и от всея души твоея, и всею крепостию твоею, и всем помышлением твоим», — говорит Священное Писание.

Когда человек любит Бога и имеет общение с Ним, ничто земное его не прельщает. Он делается словно безумный. Поставь безумцу самую лучшую музыку: она его не трогает. Покажи самые прекрасные картины: он и внимания не обратит. Дай самые вкусные блюда, самую лучшую одежду, самые прекрасные ароматы: ему всё равно, он живёт в своём мире.

Так и человек, имеющий общение с миром небесным: он весь там и ни за что не хочет с ним расстаться. Как нельзя ребёнка оторвать от объятий матери, так нельзя оторвать от молитвы человека, который понял её смысл. Что чувствует ребёнок в объятиях матери? Только тот, кто почувствует присутствие Бога, а себя почувствует маленьким дитём, может это понять.

Предлагаем ознакомиться:  Молитва снится и иисус

Я знаю людей, которые, когда молятся, ощущают себя маленькими детьми. И если кто-то услышит, что они говорят во время молитвы, то скажет, что это маленькие дети. А если увидит, какие делают при этом движения, то скажет, что эти люди сошли с ума! Как дитя бежит к отцу, хватает его за рукав и говорит: «Не знаю как, но ты должен сделать, что я прошу». С такой же простотой и дерзновением эти люди просят Бога.

   — Геронда, может ли наше желание молитвы родиться от некоей эмоциональной потребности в общении, в утешении ?

— Даже если оно родится от какой-нибудь доброй эмоциональной потребности в Боге, разве это плохо? Однако, похоже, что ты всё пребываешь в забывчивости и только в нужде обращаешься к молитве. Ясно, что Бог для того попускает случаться у нас разным нуждам и затруднениям, чтобы мы прибегали к Нему, но лучше, когда по любви ребёнок бежит к своему отцу или матери. Возможно ли представить ребёнка, знающего, как его любят родители, которого приходилось бы силой заставлять идти на руки к матери или отцу?

   Бог есть нежный Отец, и Он любит нас. Поэтому нужно с нетерпением ждать часа молитвы и никогда не насыщаться общением с Ним.

Глава 2. Потребность молитвы

Будем чувствовать потребность в молитве

   — Геронда, у меня нет крепкой веры и я чувствую себя слабой.

   — Знаешь, что сделай? Прилепись к Богу, как ребёнок хватается за шею отца, обними Его и не отпускай, чтобы Он не мог тебя от Себя отдалить. Тогда ты будешь чувствовать надёжность и силу.

   — Геронда, я чувствую потребность опереться на Бога, но затрудняюсь.

   — Тяни руки вверх, так они у тебя постепенно вырастут, и ухватишься за Бога.

   — Геронда, когда мало времени, и я молюсь торопливо, может, ворую время, которое должна посвятить Христу ?

— У Христа всего много, сколько ни воруй, Он ни в чём не имеет нужды, а ты вот не получаешь пользы. Не Христу нужна наша молитва, а нам нужна Его помощь. Мы молимся, потому что так общаемся с Богом, Который нас сотворил. Если не будем этого делать, то впадём в руки диавола, и тогда горе нам. Видишь, что говорит авва Исаак? «Бог не спросит с нас, почему мы не молились, но почему не пребывали с Ним в общении и таким образом дали право диаволу мучить нас».

   — Геронда, как мне полюбить молитву?

   — Почувствуй потребность в молитве. Как телу, чтобы жить, нужна пища, так и душа, чтобы жить, должна питаться. Если она не будет питаться, то ослабеет, а потом наступит духовная смерть.

   — Геронда, что нам мешает в молитве ?

   — Нам трудно молиться только тогда, когда мы не чувствуем в молитве

   потребности. Кто не понимает смысла молитвы, не ощущает потребности в ней, тот считает её повинностью, уподобляется неразумному дитю, которое отворачивается от материнской груди, материнской нежности и потому растёт слабым и болезненным

Молитва — это защита

   — Геронда, как почувствовать в себе необходимость в молитве?

— Нужно было бы вам побывать на войне, чтобы мы могли понять друг друга! На фронте во время войны, если мы постоянно находились на связи с центром, то чувствовали себя в большей безопасности. Когда выходили на связь каждые два часа, чувствовали себя в безопасности. Если связывались всего два раза в день, утром и вечером, то чувствовали себя покинутыми. То же и с молитвой. Чем больше человек молится, тем больше чувствует духовной уверенности. Молитва — это защита.

Если мы постоянно находимся «на связи» с Богом, то будем предупреждать любое зло. Как-то раз в автобусе ехал один монах, он молился с закрытыми глазами, и поэтому все думали, что он спит. Вдруг грузовик, который ехал по встречной полосе, врезался в столб, машины с разных сторон начали сталкиваться, и произошла серьёзная авария.

   — Геронда, часто миряне спрашивают, как приобрести навык постоянной молитвы.

— Видишь ли, раньше некоторые из тех, кто посвящал себя монашеству и имел твёрдый характер, уходили и подвизались на неприступных скалах, в пещерах, в языческих гробницах или в жилищах демонов. Там им угрожало множество опасностей — мог сорваться камень со скалы, рычали бесы и т. д. — и страх вынуждал их постоянно вопиять: «Христос, Матерь Божия…

» Так в них постоянно жил добрый навык непрестанной молитвы. Сегодня, с ночными увеселениями, наркотиками и пр., многие из тех, кто садятся за руль, себя не контролируют. Отправляется человек на работу и не знает, вернётся ли домой живым или окажется покалеченным в больнице. Разве это не повод, чтобы постоянно вопиять: «Христос, Матерь Божия…»?

Как-то пришёл ко мне в каливу один человек. Он был сильно расстроен, потому что по невнимательности сбил на дороге ребёнка «Я преступник», — повторял он. «А ты молился в это время?», — спросил я его. «Нет», — ответил он. «Ты виноват не столько в том, что сбил ребёнка, сколько в том, что не молился».

И я рассказал ему один случай. Я знал одного человека, служащего, который достиг большой меры добродетели. Он молился постоянно: и на работе, и в дороге, — везде. Молитва у него стала самодвижущаяся, и вслед за славословием у него лились слёзы радости. В офисе, где он работал, все бумаги орошал слезами.

Поэтому он подумывал оставить работу, уйти на пониженную пенсию, и приехал ко мне в каливу за советом. Я ему сказал: «Не уходи, а когда товарищи по работе станут тебя спрашивать, почему ты плачешь, отвечай, что подумал о своём умершем отце». Так вот, однажды он ехал за рулём и вдруг на дорогу выскочил ребёнок. Он стукнул его так, что тот отлетел как мячик, но при этом ничуть не пострадал. Бог сохранил, потому что в это время человек

   молился.

Мобилизация молитвы

   — Геронда, будет война?

— Вы молитесь? Я с весны по осень провожу мобилизацию молитвы, без шума, молюсь, чтобы Бог нас помиловал, чтобы нам избежать войны и мобилизации. Мне было такое извещение: «Усиленно молитесь, чтобы туркам помешали, потому что в воскресенье 16 октября они собираются на нас напасть». Слава Богу, пока Богородица нас хранит, будем надеяться, что будет нас хранить и дальше.

   — Геронда, теперь, когда у нас опасность миновала, нужно продолжать молиться об этом?

— Что, в других местах нет войны? Что значит «у нас» и «у них»? И там, где сейчас война, наши братья. Разве все мы люди не от Адама и Евы ? Но семья наша разделилась: одни люди здесь, другие там. С другими православными мы братья и по плоти и по духу, а с остальными людьми братья только по плоти. Значит, ещё один повод больше за них молиться, потому что они несчастней нас.

   — Геронда, сейчас в трудное для Греции время я больше молюсь, но в то же время думаю, что спасение Греции не зависит от моей молитвы.

   — Не в том дело, что спасение Греции зависит от твоей молитвы, но в том, что, если ты думаешь о трудностях, которые переживает Греция, значит болеешь за родину и просишь Бога о помощи; и только Он один может помочь.

Молитесь, чтобы Бог явил людей духовных, Маккавеев, потому что в них большая потребность. Пришло время борьбы добра со злом, потому что беззаконие возведено в закон, а грех сделался модой. Но, когда вы увидите беды в Греции; правительство станет издавать безумные законы и начнётся всеобщая нестабильность, не бойтесь — Бог поможет.

   — Судя по тому, что Вы говорите, геронда, нам нужно всё оставить и все силы направить на молитву.

   — Конечно, как же ещё! Весь мир кипит как большой котёл. Церковь, государство, народы — всё перевернулось вверх дном! И к чему всё это ведёт, не знает никто. Будем надеяться на помощь Божию! Монахам нужно усиленно молиться. Им нужно оставить все свои, даже срочные дела и заняться молитвой.

По мере сил молитесь со смирением за мир, который дал лукавому большие права над собой и страдает. Не забывайте, что мы стали монахами и ради спасения своей души и для того, чтобы помогать миру молитвой. Будем стараться стать добрыми монахами, будем молиться, творить поклоны за себя и за мир, потому что монах этим помогает людям.

Глава 4. Соработничество ума и сердца

Страсти — помехи в общении с Богом

   — Геронда, если во мне есть страстность, может ли моё сердце поработать в молитве?

— Как сердце станет работать в молитве, когда в тебе есть страсти? Возьми-ка ржавый провод и присоедини к телефону. Можно будет по нему говорить? Связь будет то и дело прерываться, и в трубке услышишь только треск. Так и человек, когда у него внутри ржавчина, страсти, то в его духовной жизни случаются замыкания, по его же собственной вине.

Нужно беречь себя от гордости, эгоизма, своеволия, наглости. Потому что когда человеком обладают страсти, его не может посетить благодать Божия и он не в силах помолиться. Ему нужно очистить свои «провода» от ржавчины, чтобы они хорошо проводили ток, и он мог бы общаться с Богом. А чем больше человек будет очищаться от страстей, тем больше будет преуспевать в молитве.

Страсти — это помехи, мешающие нашему общению с Богом. Если помехи не исчезнут, то как общаться с Богом? На фронте радист, когда слышал помехи, говорил тому, кто его вызывал: «Не слышу вас, слышимость “ноль”» или «Слышимость “единица”, проверьте связь и повторите попытку». Из-за помех человека не было слышно.

Слышимость должна была быть выше «трёх». Слышимость «пять» считалась очень хорошей. Иначе радист кричал, а его не было слышно из-за помех. Сначала он должен был настроить передатчик и приёмник своей рации, а потом настроиться на одну частоту с центром. Так и для того, чтобы настроиться на одну частоту с Богом, необходимо свой передатчик настроить на частоту любви, а приёмник на частоту смирения;

Корысть препятствует общению с Богом

   — Геронда, Вы сказали, что мне нужно зарядить мою батарею духовным содержимым. Как это сделать?

   — Старайся приобрести духовное благородство, любочестие, чтобы ушла корысть. Корысть препятствует молитве, потому что разлучает человека с Богом, поставляет непроницаемую стену. Знаешь, что значит непроницаемая стена? Словно Бог тебе говорит: «Чадо, я тебя не понимаю!».

   — Геронда, может ли монах быть последовательным в исполнении своих монашеских правил, но при этом страдать отсутствием жертвенности и любви к братиям?

— Конечно, может. Если он думает только о себе, то может молиться, подвизаться и т. д., но при этом иметь большое о себе мнение и быть равнодушным к другим. Но тогда он всегда будет оставаться нищим. Ведь пока человек занят собой, не в смысле заботы об искоренении своих страстей, а в том, чтобы делать, что ему нравится, что удобно, он не может преуспевать.

   — Значит, геронда, и в послушании, во всём, всегда и везде нужно быть хорошим.

— Во всём! Чтобы иметь общение со Христом, нужно быть во всём угодным Христу. А Христу угодно, чтобы мы угождали нашему ближнему в хорошем смысле. Поэтому я обращаю особое внимание на духовное благородство, на жертвенность. Ведь если монах исполняет правило, а на другое — жертвенность и т. д. — не обращает внимания, то и правила его стновятся бесполезны.

Когда я пришёл в монастырь, меня как новоначального поставили помогать трапезарю. Тогда один престарелый монах восьмидесяти лет, совсем дряхлый, попросил, чтобы я ему в келью носил суп. Я заканчивал послушание и носил ему суп. Как-то раз это увидел один брат и сказал мне: «Не приучай его особо, а то потом станет просить то одно, то другое и совсем не даст тебе покоя, не сможешь даже правила своего исполнять.

Со мной знаешь, что произошло? Помог я ему как-то раз, когда он болел, так он меня потом вообще в покое не оставлял, то и дело стучал в стену: “Окажи любовь, сделай чай” или “Окажи любовь, помоги повернуться”. Потом через несколько минут опять, тук-тук: “Окажи любовь, положи мне горячий кирпич”. Кирпич — чай, кирпич — чай, какие уж тут правила, так что под конец я стал уже выходить из себя!

» Ты только послушай! Кошмар! Старый человек страдает, стонет, просит его о помощи, а ему неохота идти, чтобы не прерывать правила! Бред какой-то. Для Бога гораздо важнее «кирпич — чай», чем все его поклоны и чётки, сотворённые… со всяческим прилежанием! С одной стороны, говорил: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя», — а с другой: «Оставь меня в покое»!

   — Геронда, как может человек получить благословение Божие?

— Когда человек имеет родство с Богом, тогда Бог подаёт Своё благословение. А иначе зачем давать? Чтобы Его благословение попиралось? Я это по своему опыту знаю. Когда я ездил на Синай, была сильная засуха. За несколько лет не упало ни капли дождя, так что приходилось тяжело и монастырю, и бедуинам, которые жили рядом.

Монахи молились о даровании дождя, но безрезультатно. Когда пришла пора обрезать оливы , я тоже пошёл помогать. После того как бедуины обрезали деревья, монахи толстые ветки оставили для монастыря, а тонкие отложили в сторону. Бедуины просили им отдать эти ветки, чтобы ими топить, варить на огне еду, согреваться по ночам, когда очень холодно;

но монахи не разрешили и бедуины ушли расстроенные. На следующий день, когда бедуины снова пришли просить, я связал все тонкие ветки в охапки и их им отдал. Тогда один старый бедуин сказал: «Ты хороший человек; будет дождь». На самом деле, не успел я вернуться в монастырь, как пошёл дождь и шёл долго. Молитва бедуина открыла небеса. Тогда я никому об этом не сказал.

Бог не слушает молитву гордого

   — Геронда, после одного некрасивого с моей стороны поступка у меня есть помысел, что моя молитва неугодна Богу.

— Если этот помысел происходит от настоящего смирения и ты говоришь: «Я прогневляю Бога своим некрасивым поведением», тогда чувствуешь божественное утешение. Если же огорчаешься из-за эгоизма и говоришь: «Как я могла до этого дойти ?» — то не получаешь утешения, потому что «Бог гордым противится». Бог не слышит молитвы гордого, потому что гордость это преграда.

   Чтобы молитва наша была услышана, она должна исходить из «сердца сокрушенна и смиренна». Стоит нам со смирением сказать: «Господи, такого, как я, как можно слушать?» — и тут же Благой Бог нас слышит.

   — Геронда, почему иногда, когда меня постигает какое-нибудь искушение, я не могу молиться?

   — Когда находит искушение и не можешь молиться, знай, что в тебе есть эгоизм и тщеславие. Искушение остаётся, пока человек не начнёт себя презирать. Как только он осознаёт своё непотребство, приходит помощь от Господа и искушение проходит.

   — Геронда, я прошу Бога, чтобы Он помог мне освободиться от дерзости, но не вижу никакого результата.

— Когда человек старается и молится, а результата нет, то это значит, что либо в нём живут эгоизм и гордость, либо есть предрасположенность к гордости, и это препятствует благодати Божией действовать через молитву. Если мы чего-то просим в молитве, то Благой Бог подаёт это, если в нас есть смирение и осознание собственной греховности.

   — Геронда, когда я горячо прошу Бога, чтобы Он избавил меня от одной моей слабости и со своей стороны борюсь с ней, но из-за гордости не получаю просимого, то что мне делать?

— Прежде попроси прощения у Бога. Скажи: «Боже мой, во мне есть гордость, из-за которой ко мне не приходит от Тебя помощь, но, прошу Тебя, просвети меня, чтобы я поняла, что нужно делать, чтобы преодолеть свою слабость». Как только ты признаёшь, что в тебе есть гордость и поэтому тебя не оставляет определённая слабость, Бог известит тебя, в чём её причина и как её искоренить.

   — Геронда, как я должна себя чувствовать во время молитвы?

   — Чувствуй смиренно, чтобы Бог тебе помогал. У смиренного человека нет собственной воли; он послушен воле Божией и творит Его заповеди, потому Бог и слышит его молитву и подаёт небесное благословение. Насколько человек слушает Бога, настолько и его слушает Благой Бог.

В молитве нужны настойчивость и терпение

   — Геронда, иногда, когда я прошу Бога о чём-то и не получаю, то задаю себе вопрос: «А слышит ли Бог мою молитву?»

   — «Ли» означает, что ты сомневаешься в любви Божией и таким образом сама аннулируешь своё прошение в самый момент его подачи, а значит и теряешь право на внеочередное обслуживание.

   — Когда, геронда, я прошу Бога о чём-то и не получаю этого сразу, нужно ли настаивать?

— Да, нужно. Смотри, когда мы идём в какое-нибудь учреждение и обращаемся к ответственному лицу с просьбой, то иногда приходится проявлять настойчивость, чтобы добиться желаемого. «Прошу, помогите, а иначе я не уйду отсюда». Так и в молитве требуется настойчивость; с настойчивостью просила и хананеянка Христа, и вдова неправедного судию.

   — Но чем больше проходит времени, геронда, и моя просьба остаётся без ответа, тем больше я расстраиваюсь.

— Когда мы просим чего-либо в молитве, то должны ждать с терпением. Однажды у меня опух глаз и сильно болел. Я трижды ходил к иконе Божией Матери и просил её об исцелении, чтобы я мог по ночам читать Псалтирь. Взял и масло от лампады перед иконой, помазал им глаз, но он не проходил Через несколько дней стало ещё хуже;

глаз болел сильнее и опухал всё больше. Прошло пятнадцать дней. Тогда я опять со смирением пошёл к иконе Богородицы и сказал «Матерь Божия, прости меня; ещё раз Тебя побеспокою». Опять взял масло из лампадки и только помазал им глаз, как он тут же выздоровел. Не­ ужели Богородица не могла и в первый раз исцелить мне глаз?

Священные иконы помогают в молитве

   — Геронда, когда меня одолевает печаль, как найти утешение?

   — Ищи спасения в молитве. Даже если просто головой прикоснуться к иконе, почувствуешь облегчение. Пусть келья у тебя будет как маленькая церковь с иконами, которые тебе нравятся, и вот увидишь, всегда будешь там находить утешение.

   — Иногда, геронда, во время молитвы я целую иконы. Это правильно?

— Правильно. На самом деле так и нужно прикладываться к иконам. Чтобы сердце переполнялось любовью ко Христу, Божией Матери, святым угодникам; падать на колени перед их святыми иконами, поклоняться и лобызать. Однажды, 26 марта, когда мы празднуем Собор архангела Гавриила, я стоя молился перед иконами Христа и Пресвятой Богородицы.

Вдруг увидел, что Господь и Божия Матерь свободно двигаются, как двигаются живые! «Господи, — сказал я, — благослови. Матерь Божия, благослови». И, когда упал на колени перед иконами, сильное благоухание наполнило келью. Меня охватило безумие! Даже коврик, который лежал на полу и был весь в грязи, даже тот благоухал. Я стоял на коленях и целовал этот коврик. Такое благоухание!

Глава 1. Трудности в молитве

Нерадение делает человека ни к чему не годным

    — Геронда, какая существует разница между нерадением и леностью?

   — Нерадение — это духовная лень, в то время как леность относится к душе и телу. Но лучше, чтобы не было ни того, ни другого. Иногда нерадение и леность поражают души, имеющие большие предпосылки для духовной жизни, души чувствительные и любочестные.

В человеке безразличном искушение не производит столько зла. Но если чувствительный человек огорчится, то потом чувствует нерадение. Он должен найти причину своего огорчения, духовно уврачевать, с тем чтобы вновь обрести волю и запустить свой духовный мотор. Нужно следить, чтобы не оставалось незалеченных ран, потому что потом человек из-за них падает.

   Душевная немощь, которая затем приводит к немощи телесной, делает человека ни к чему непригодным. Врач ничего не находит, потому что повреждение вызвано искушением.

   Сколько людей любочестных, духовно чувствительных вижу пришедшими в негодность!

   — Геронда, чувствую такое изнеможение, что совсем не могу заниматься духовным деланием. Это от усталости или, может, от нерадения?

— «От многих моих грехов немощствует тело, немощствует и душа моя», — не так разве написано в молебном каноне Богородице? Это не телесная усталость, а душевное расслабление. Оно хуже телесной усталости. От душевного расслабления человек развинчивается, делается словно машина, у которой все механизмы в порядке, а мотор сломан.

   — Геронда, вижу, что раньше я любила духовное делание, а теперь не могу ничего делать.

   — Почему не можешь ничего делать? Нет сил? Я вижу, что есть. Помнишь, раньше, когда строился монастырь, ты целый день работала на стройке, и на делание времени хватало?

   — Может, геронда, дело в том, что я всю себя отдала работе?

— Скорее, дело в том, что ты допустила в себе расслабление. Давай, приучай себя к трудностям, возлюби подвиг. Я, у которого осталась лишь половина лёгкого, знаешь, сколько делаю поклонов? Не могу тебе сказать. Скажу только, что когда молюсь по чёткам с малыми поклонами, то, когда устаёт одна рука, творю крестное знамение другой.

Говорю тебе это по любви. Другие не имеют задатков, которые есть у тебя, а знаешь, как подвизаются, борются ? Да тебе в десанте служить надо! Как ты довела себя до такого состояния? Буду молиться за тебя, но и ты сама должна постараться. Понятно? На духовное нужно направить все свои силы, тогда и на послушании преуспеешь.

   — Геронда, иногда, когда я нахожусь в келье, на меня нападает нерадение.

   — Разве ты в келье не молишься, не читаешь? На­ сколько возможно старайся, чтобы время не проходило в безделье. Не можешь молиться? Тогда читай то, что для тебя в это время полезно. Иначе диавол может воспользоваться твоим нехорошим состоянием и ввергнуть в искушение.

Не обрывать верёвку

   — Геронда, после общения со столькими людьми, вечером Вы выглядите очень уставшим, а утром у Вас не остаётся на лице даже следа усталости. Как это у Вас получается?

   — Э, м-м-м, не обрываю верёвку!

   — Иногда, геронда, когда из-за послушания я не хожу на повечерье и чувствую сильную усталость, то говорю: «Прилягу и буду творить молитву лёжа», — но, в конце концов, меня одолевает сон и не исполняю правила.

— Нет, дорогая, даже если ты очень устала, не ложись спать без молитвы. Читай «Трисвятое», 50-й псалом, прикладывайся к иконам Христа, Божией Матери, крести подушку и потом ложись. Ставь будильник за час до начала службы, чтобы встать и прочитать правило. Требуется самопонуждение; делай, потому что так нужно, но делай от сердца. «Доброхотна бо дателя любит Бог».

   — А когда, геронда, совсем нет сил и желания?

— Понуждай себя заняться чем-то духовным. Старайся каждый день хоть немного времени уделять духовному чтению и молитве. Чтение, молитва, псалмопение — это витамины, которые нужны душе каждый день. Нельзя допускать, чтобы день проходил совсем без молитвы. Помню на войне, если несколько дней не было наступления, всё равно делали хоть пару выстрелов.

Чтобы враги не думали, что мы спим, и не пытались внезапно напасть. То же и в духовной брани. Когда порой чувствуем изнеможение и не можем полностью исполнить всё правило, сделаем хотя бы немного поклонов, прочитаем молитву по чёткам, чтобы «не обрывать верёвок», не прерывать общения с Богом. Сделаем хоть пару выстрелов, дабы не попасть в плен к тангалашке. А когда придём в себя, снова начнём нашу обычную брань.

Если монах оставляет духовные занятия, не делает поклоны, бросает чётки, то скоро дичает. Работу может делать, а молиться нет. Вижу монахов, которые постоянно работают, оставляя совсем чтение и молитву. «Сделаю ещё это, а потом это», — говорят они; молитва — по боку; и, в конце концов, дичают, становятся как мирские.

Я видел рабочих, которые могут тесать камни под палящим солнцем или целый день рубить дрова, но дай им тройную зарплату, они полчаса в церкви выдержать не могут; выходят на улицу и курят. Я это замечал. Когда человек перестаёт молиться, удаляется от Бога и становится, как вол: работает, ест, спит. И чем больше он удаляется от Бога, тем хуже становится. Сердце охлаждается, и потом он уже совсем не может молиться. Чтобы прийти в себя, сердце должно смягчиться, обратиться к покаянию, умилиться.

Нужно иметь желание начать

   — Геронда, откуда во мне нерадение?

   — Нерадение? Оттого, что нет в тебе… мёда! Похоже, ты не знаешь, что такое духовная сладость.

   — Геронда, после периода нерадения нужно входить в ритм постепенно? Первый день сделать одну чётку, второй две и так далее ?

— Нужно иметь желание начать, понудить себя, чтобы положить начало. Даже когда человек устал, если он немного себя понудит, усталость проходит и он чувствует себя хорошо. Это небольшое понуждение имеет большое значение, потому что Богу нужно наше желание, чтобы вмешаться, и спасёт нас именно Божественное вмешательство.

   — Геронда, даже когда у меня есть время, нет желания заниматься духовным деланием.

— Да, случается иногда такое отсутствие аппетита, но тут требуется некоторое понуждение. Когда человек нездоров, у него пропадает аппетит, но он заставляет себя есть. Есть-нет аппетита — вначале он ест что-нибудь лёгкое, потому что желудок не принимает, а потом аппетит постепенно приходит. Если не будет есть, то как встанет на ноги?

Предлагаем ознакомиться:  Молитва деве марии на замужество

   — На самом деле, геронда, трудность для меня — начать, вернуться к духовному деланию.

   — Да, потому что масло у тебя застоялось. Делай немножко поклонов, немного читай, немного молись по чёткам, чтобы сердце согрелось. Говори: «Сделаю всего пять поклонов». Если мотор заведётся, потом не сможешь остановить, нужен будет тормоз.

Будем давать душе ту пищу, какая ей нравится

— Геронда, когда у меня нет настроения заниматься духовным, что делать, как начать?   — Делай то из духовного, что тебе нравится, а потом появится аппетит и для остального. Расставь перед собой духовные блюда и посмотри, что возбуждает твой аппетит. Хочешь немного почитать? Пройти одну чётку? Почитать канон, Псалтирь или поделать поклоны? А если уж ни к чему нет охоты, ну тогда… нужны розги!

   — А с рукоделия, геронда, можно начать?

   — Можно, но одновременно твори молитву.

   — Может, геронда, делая, что мне нравится, я следую своей воле ?

— Видишь ли, в духовном делании нужно давать душе ту пищу, какая ей нравится и какой она сама требует. Так она услаждается, питается и сама побуждается к большему духовному деланию. Ведь когда мы болеем, и организм наш чего-то требует, то мы ему это даём, чтобы поправиться. Когда я был маленьким, то как-то заболел анемией, и мне очень хотелось лимона.

   — Геронда, для борьбы с нерадением я постаралась установить для себя определённый распорядок и ему следовать.

   — Распорядок это хорошо, но сначала должно заработать сердце, а потом уже устанавливать распорядок.

   — Геронда, может быть, Вы сами определите мне распорядок?

— Мой распорядок таков: занимайся таким духовным деланием, какое тебе самой нравится. Не надо себя специально накручивать; спокойно посмотри, какая твоей душе требуется духовная пища, и такую ей давай. Когда хочешь петь — пой, если тянет читать — читай, хочешь молиться — молись. Можешь и любым другим душеполезным делом заняться, главное — не принуждай себя.

Будем молиться по любочестию

   — Геронда, Вы так устаёте, как же Вы при этом можете молиться ?

— Для меня молитва — отдых. Знаю, что по-настоящему человек отдыхает только в молитве. Когда молитва идёт от сердца, она прогоняет и усталость, и сон, и голод, потому что душа согревается, так что уже не хочешь ни спать, ни есть. Переживаешь вышеестественные состояния и питаешься по-другому; тебя питает духовное.

   — Геронда, я не чувствую любви к молитве.

   — Твоё сердце пока ещё не согрелось, молитва идёт не от души; ты всё совершаешь по принуждению, сухо, без чувства. Как начинаешь молитву?

   — Начинаю, геронда, с мысли, что нужно помолиться о себе и о других.

— Ну, что ты за странный человек! У тебя везде «нужно»: «нужно молиться», «нужно заниматься духовным деланием», всё «нужно», «нужно»… — вот ты и тяготишься. Хорошо, что есть в тебе такая сила, а ты начинай со смиренного помысла, с сострадания. Пусть работает сердце, пусть сострадает, тогда не нужно будет себя заставлять; будешь чувствовать радость, и будет в душе такое внутреннее веселие.

   — Геронда, я чувствую какое-то окаменение; нет во мне духовного веселия.

— Ты радуешься, когда молишься? Мне кажется, ты себя немного принуждаешь. Начинаешь по любочестию что-то делать, а потом к этому, сама не замечаешь как, примешивается эгоизм «Сделаю побольше поклонов, пройду больше чёток», — говоришь себе. И это не по любви ко Христу или к нуждающимся в помощи людям, а для того, чтобы

Глава 4. Псалтирь — гроза диавола

   — Ты как читаешь?

— Видишь, так как эти нужды ты сама пережила и перестрадала, то легко можешь понять и других, имеющих такие же нужды. Постарайся сделать так, чтобы ты могла сострадать всем людям и не переживая тех трудностей, которые они переживают. Так постепенно станешь со­страдать всем людям, находясь вдали от них, и будешь молиться о них сердечной молитвой; сердце будет болеть и от боли будет рождаться молитва.

   — Геронда, когда я читаю указания псалма и стараюсь вспомнить и другие подобные нужды, то теряю время.

— Нет необходимости специально вспоминать нуж­ды. Эти нужды вылетают из сердца за доли секунды. Мне здесь проще, потому что у меня перед глазами стоит боль людей, их нужды, и я им сострадаю. Каждый раз, исходя из обстоятельств, нахожу всё новые и новые нужды. От указания псалма перехожу к какому-нибудь знакомому человеку, а потом ко всем незнакомым, имеющим такую же нужду. И вам не нужно быть равнодушными, думайте, как страдают люди, чтобы молиться сердцем. Весь вопрос в том, чтобы сердце работало.

Молитва по Псалтири

— Сегодня нужно много молиться. Единственный выход это молитва, иначе никак. Во всяком случае, Псалтирь очень полезна. Она — гроза диавола. Сколько утешения я нахожу в Псалтири! Я разделил её на три части. Каждый день читаю по одной части. За три дня прочитываю всю, а потом начинаю сначала. Читаю указание псалма и творю сердечную молитву о соответствующей нужде и обо всех недугующих телесно и душевно.

Потом читаю псалом и в конце каждого псалма говорю: «Боже, упокой усопших рабов Твоих». Эти полтора часа, которые читаю Псалтирь, я вижу как самую лучшую помощь миру. Зимой, когда я сильно мучился грыжей, читал стоя. Из глаз от невыносимой боли лились слёзы. Одной рукой держал грыжу, другой — Псалтирь.

   — Геронда, мне сложно читать Псалтирь стоя, без того, чтобы на что-нибудь не опираться.

   — Сделаю вам подпорки для «храма Святого Духа», для каждой из вас, сделаю вам подставки. Такие, какие сделал себе: прибил к деревяшке горизонтально доску, в виде буквы «Т». На неё опираюсь и читаю Псалтирь. Одна подставка у меня в келье и одна на улице.

   — Геронда, иногда, когда я устаю и читаю Псалтирь, хотя от усталости ничего не понимаю, но понуждаю себя стоять на ногах — и чувствую, что от этого получаю пользу. Но помысел говорит мне, что такая молитва не имеет ценности.

   — Ты можешь не понимать, что читаешь, но польза есть, потому что, несмотря на усталость, ты понуждаешь себя и стоишь перед Христом. Не забывай, что и труд со­ставляет молитву.

   Здесь сноска греческого издания: «Цитата не найдена».

   Мф.6:33.

    См.: Мф.21:22.

   Мф.6:11.

    См.: 1Цар.8:4-22.

    См.: 1Цар.14:24-31, 22:16-21.

   Мф.6

    См.: Авва Исаак Сирин. Подвижнические слова. Послание IV. С. 331.

    См.: Мф.7и Лк.11:9.

   Старец обращается здесь к тяжело больной и очень ревностной сестре.

   Пс.33:2.

   Сказано Старцем Паисием 11 июня 1994 года, ровно за месяц до своего преставления.

   Это был сам Старец Паисий.

    Си.: Мф.8и Лк.9:60.

   Старец Паисий был некоторое время дохиаром в монастыре Филофей, т.е. ответственным за приём, хранение и распределение продуктов.

   По афонской традиции, священник перед окончанием проскомидии звонит в колокольчик, и верующие про себя поминают имена православных хрис­тиан, живых и почивших, а он в это время вынимает за них частицы.

   Речь идёт о самом Старце Паисии.

   Удаление злокачественной опухоли в толстой кишке в феврале 1994 года.

    См. Прошение на отпусте в конце полуношницы и повечерия.

   Сказано Старцем 28 июня 1994 г. за две недели до своего преставления.

   Ин.5:24.

    Старец Паисий Святогорец. Отцы-святогорцы и святогорские истории. С. 82—85.

    Кафоликон — главный соборный храм монастыря.

   Так называется Пс.118, начинающийся словами: «Блаженны непорочны в путь».

   Сказано в декабре 1993 года.

    Кафи’зма (греч. κάθισμα)— в богослужебной традиции византийского об­ряда раздел Псалтири. Псалтирь разделена на 20 кафизм таким образом, чтобы все кафизмы были приблизительно одинаковой длины. Поэтому разные кафизмы содержат разное число псалмов.

   Пс.103:35.

   Пс.36:39.

   См. приложение к настоящему изданию, С. 237

   Пс.50

   В соответствии с церковным богослужебным уставом на вечерне читает­ся одна кафизма из Псалтири, а на утрене две кафизмы. Таким образом в течение недели вся Псалтирь прочитывается полностью.

   Первая часть — Пс.1-54, вторая — Пс.55-100, третья — Пс.101-150.

   Старец имеет в виду тело, которое есть «храм Святого Духа» (см.: 1Кор.6:19).

Глава 4. «Приидите поклонимся…»

Поклоны приносят пользы больше,чем все другие духовные упражнения

   — Геронда, у Вас болит тело?

   — Нет, потому что я занимаюсь… духовной гимнастикой.

   — То есть как, геронда?

— Поклоны делаю, дорогая! Видишь ли, миряне занимаются шведской гимнастикой, а мы, монахи, делаем поклоны. Миряне с помощью физкультуры делают тело здоровым, а монахи с помощью поклонов делают и тело, и душу ещё здоровее. Бедные миряне не знают, как полезны поклоны не только для здоровья души, но и тела.

Они помогают при суставном ревматизме, прогоняют вялость, убирают живот, успокаивают и придают человеку красивую осанку. Но одновременно дают ему возможность взойти на духовную высоту добродетелей так же легко и без одышки, как он восходил бы на вершины гор. Поклоны необходимы и молодым и старым, и тому, кто имеет плотскую брань, и тому, кто от неё свободен.

Кто имеет крепкое сложение, должен делать больше поклонов, чем человек слабый, так же как сильная машина должна работать больше. Особенно молодым поклоны помогают обуздать плоть. Поэтому я всегда говорю молодым: «Делайте как можно больше поклонов, и за себя, и за тех, кто болен, за престарелых, которые сами не могут делать поклоны».

Поклоны это молитва, но одновременно это и упражнение, и они приносят пользы больше, чем все другие духовные упражнения. Помимо того, что они помогают запустить наш духовный мотор для молитвы, они приносят и много другой пользы. Важнее всего, что, делая поклоны, мы поклоняемся Богу и смиренно просим Его милости.

Поклонами мы просим у Бога прощения и выражаем нашу признательность

   — Геронда, я затрудняюсь делать поклоны, мне не нравится.

   — Когда делаешь поклоны, думай о том, что стоишь перед Богом и Ему поклоняешься, и тогда полюбишь поклоны.

Поклоны за себя и своих ближних есть самое главное из всех рукоделий, рукоделие бесконечное, главное, чтобы у человека была ревность и желание потрудиться. Поклоны потому и называются поклонами; делая их, мы смиряемся и просим прощения у Бога, так же, как, когда прегрешаем перед человеком, делаем ему поклон и говорим: «Благослови». Полезно также, когда мы начинаем делать поклоны, говорить со смирением: «Согрешил, Господи, прости меня».

   — Геронда, я нашла уврачевание своим телесным и душевным страстям. Как мне теперь выразить Богу мою благодарность?

— Ты на самом деле чувствуешь благодарность? Если действительно чувствуешь, значит, ты её уже выразила. Главное — иметь благодарность в душе. А там ты можешь уже её выражать как угодно: подвигами, поклонами и т.д. Вот, к примеру, у моей каливы временами собираются бездомные котята и я их кормлю. А вечером, когда иду доставать из ящика записки, они не знают, как выразить свою благодарность: подбегают, трутся о ноги, забегают вперёд, забираются на кипарис, опять слезают вниз, прыгают, вертятся, снова лезут в ноги.

Каждый выражает свою радость по-своему. Неужели мне нужна эта их благодарность? Конечно, нет, но она непроизвольно у них проявляется, хотя это и животные. Хочу сказать, главное — чтобы человек имел в себе благодарность, а там уже он может выразить её каким угодно способом. Когда человек движется в области благодарности, то он поклоны делает по любочестию, с радостью, по любви ко Христу. Тогда он не чувствует усталости, как не чувствуют усталости дети, когда, увидев отца, начинают скакать и прыгать от радости.

Большие и малые поклоны

   — Геронда, когда я молюсь по чёткам о ком-то, то нужно креститься и делать малые поклоны?

   — В зависимости от того, что ты хочешь получить. Где больше труда, то имеет и большую ценность.

   — Когда, геронда, мы молимся по чёткам с поясными поклонами, то нужно рукой касаться земли?

   — Нет, когда мы молимся по чёткам с поясными поклонами, то рука доходит до колена, а потом выпрямляемся. Другое дело поклоны, которые мы делаем, когда прикладываемся к иконам или во время «Честнейшей» и т.п. Тогда, если кто может, хорошо, чтобы рукой касался земли.

   —Геронда, когда я молюсь по чёткам с крестным знамением и поясными поклонами, то никак не могу сосредоточиться.

   — Мне проще сосредоточиться, когда я молюсь по чёткам с крестным знамением и поясными поклонами. Забываю всё вокруг так, что когда оканчиваю молитву, то болит рука.

   — Геронда, как нужно делать земные поклоны?

   — Лучше земные поклоны делать до конца, то есть после каждого поклона полностью выпрямляться. Так глубже поклоны творишь перед Богом, да и для тела так легче. Ещё не нужно касаться земли открытой ладонью, потому что так можно повредить сухожилия, но опираться на внешнюю

   сторону кулака. И чтобы не было мозолей на руках, лучше делать поклоны на мягком коврике.

«Подвизающийся изобретает способ»

   — Геронда, я вижу, что с возрастом силы слабеют и я уже не могу делать много поклонов.

— Это естественно, чем старше возраст, тем слабее становятся телесные силы. Продолжай подвизаться с ревностью, а когда не можешь делать много земных поклонов, заменяй их поясными или молитвой. Можешь ещё земные поклоны делать не все сразу. Вначале делай сотницу, а потом пять поклонов. После десяти чёток у тебя будет уже пятьдесят поклонов.

   — Геронда, у меня часто болят ноги и поясница.

   — Если станешь делать понемногу поклоны, то это тебе поможет.

   — А если больно, геронда?

— Ты сама найдёшь, что тебе полезно, пробуя по чуть-чуть. Я, когда у меня болит спина, не определяю для себя количества поклонов, но делаю пока не… загорится красный свет. Тогда останавливаюсь, а потом опять продолжаю, пока опять не вспыхнет красный. Помню отец Тихон, когда стал старым и не мог подниматься на ноги, когда делал земные поклоны, привязывал к потолку толстую верёвку и поднимался, хватаясь за неё.

   Духовное делание: молитва по чёткам, поклоны, душеполезное чтение и т.п. — то, что делает монах помимо участия в церковном богослужении и исполнения келейного правила. Духовным деланием также занимаются и благочестивые христиане, подвизающиеся в миру.

   Стихира из канона молебного ко Пресвятой Богородице.

   Старец имеет в виду, что он не прерывает общения с Богом, молитву.

   2Кор.9:7.

   Слово «нерадение» в греческом языке звучит как «аме́лия» (ἀμέλια), а «мёд» по-гречески «ме́ли» (μέλι); значит, «аме́лия» можно истолковать как отсутствие мёда. — Прим. ред.

   1Пет.1:16. См. также. Лев.20и Лев.20:26.

   Пс.108.7.

   В 1958—1962 гг.

   В 1984 году.

См:. Иже во святых отца нашего Василия, архиепископа Кесарии Каппадокийской. О Святом Духе. Глава XVIII. PG 32,149 С. «Почитание, воздаваемое иконе, переходит на первообраз». Ссылка VII Вселенского Собора на этот отрывок говорит о его особой важности для понимания связи между образом и первообразом.

    «Эвергетиноc» — сборник разных поучений и повествований святых отцов, составленный в XI в. монахом Павлом, основателем, ктитором и игуменом монастыря Панагии Эвергетиды (Богородицы «Благодетельницы») в Константинополе, отчего и сборник получил своё название.

    Фиваида — область в Верхнем Египте со столицей городом Фивы. Здесь в пустыне с первых времён христианства стало развиваться монашество.

    Нитрия — долина в Египте ближе к Ливийской пустыне со множеством озёр, содержащих соль и селитру. В первые века христианства была одним из крупнейших центров монашества.

    «Феотокарий» — сборник из шестидесяти двух хвалебных канонов ко Пресвятой Богородице, которые собрал святой Никодим Святогорец из рукописей Святой Горы и издал в 1796 году.

    См:. Старец Паисий Святогорец. Отцы-святогорцы и святогорские истории. М.: Святая Гора, 2009. С. 149—153.

   Святого Иоанна Златоуста, Слово на Сзятую Пасху. PG 59, 723.

    См.: Ἀγίου ´Ιωάννου τοῦ Σιναῖτου. Κλῖμαξ. Λόγοσ ΙΓ´ παρ. μ´, ί Σ.81.

    См.: Старец Паисий Святогорец. Отцы-святогорцы и святогорские истории. С. 23—54.

    Ἀγίου ´Ιωάννου τοῦ Σιναῖτου. Οι Ἀσκητικοι. Λόγοσ ΚΘ´. Σ.108

МОЛИТВА с употреблением Псалтири Святого Арсения…

Почитание Божией Матери

   — Геронда, расскажите нам что-нибудь о Пресвятой Богородице.

   — Что вам сказать? Вы ставите меня в очень трудное положение. Чтобы говорить о Богородице, нужно Её знать.

   — Геронда, а имя Божией Матери имеет духовную силу, как и имя Христово?

— Да. Кто очень почитает Божию Матерь, лишь слышит Её имя — тут же преображается. Или, если увидит его написанным где-то, благоговейно целует, а сердце при этом радостно трепещет. Может всю службу простоять, постоянно повторяя имя Пресвятой Богородицы. А когда прикладывается к иконе Божией Матери, то имеет такое чувство, что прикладывается не к иконе, а будто перед ним Сама Богородица, и от любви к Ней в изнеможении падает долу.

   — Геронда, расскажите нам что-нибудь о том, как Вы ездили к иконе Божией Матери на остров Тинос.

   — Что сказать? Такая маленькая икона и такую имеет благодать! Я не мог от неё оторваться. Встал в стороне, чтобы не мешать другим людям прикладываться.

   — Геронда, некоторые соблазняются дарами, которые люди оставляют у чудотворных икон Божией Матери.

— Расскажу вам, что случилось однажды с одним простым благочестивым паломником. Он пошёл в Иверский монастырь поклониться Божией Матери Вратарнице. Там вся икона увешана монетами. На обратном пути по дороге в монастырь Ставроникита ему пришёл такой помысел: «Матерь Божия, — сказал он, — иной бы я хотел Тебя видеть: простой, без монет».

И вот что с ним случилось. Он вдруг почувствовал сильную боль, перед глазами пошли круги, так что он не мог дальше идти и сел посреди дороги. Стал просить о помощи Божию Матерь: «Матерь Божия, — говорил он, — помоги мне и я принесу Тебе в дар две монеты!» Тут ему явилась Богородица и сказала «Так появились монеты на иконе.

Разве они нужны мне? Разве я их просила?» И боль тут же прошла Видите, этот человек имел доброе устроение, сильную веру, и Божия Матерь ему помогла. Иногда в каливе, когда я хочу помолиться Богородице, думаю: «Как мне с пустыми руками идти к ней с просьбами?» Набираю немного полевых цветов, несу их к иконе и говорю: «Матерь Божия, прими эти цветы из Твоего удела».

   — Как, геронда, мне почувствовать присутствие Божией Матери, чтобы согрелось сердце?

— Коль уж ты носишь имя великой Матери Христа и по благодати матери всех людей, то призывай Её постоянно, говоря так: «Матерь Божия, Ты согласилась, чтобы я носила Твоё имя, помоги лше жить так, как угодно Тебе.Другие люди от одного Твоего имени приходят в умиление, а я что делаю?» Пусть Матерь Божия постоянно будет с тобой и, как птенца, закрывает тебя Своими ангельскими крылами.

«Матерь Твою приводят Ти в молитву, людие Твои, Христе»    — Геронда, на какой из икон Божия Матерь больше всего похожа на Себя?

   — На Иерусалимской. Я видел Её один раз у себя в каливе Панагуда…

   Если я тебе расскажу, то сколько человек потом об этом узнают?

   — Нисколько, геронда.

— Так вот, было мне видение: будто собираюсь в дальнее путешествие и нужно собрать документы, паспорт, деньги, справки разные, а чиновники ничего мне не дают. Вокруг было много людей, но никто не мог мне помочь. «Кто же лше поможет? — думаю я. — Никому я тут не нужен». Я стал волноваться… И вдруг является Женщина с лучезарным лицом в золотых одеждах.

Какая Она была прекрасная! Вся сияла! «Не волнуйся, Я тебе помогу, Мой Сын — Царь», — сказала она мне и хлопнула слегка по плечу. Взяла мои бумаги и одним движением положила их Себе в одежды. Какое это было движение! Потом Она сказала: «Придут трудные дни», — и объяснила мне, что я должен делать. Потом я увидел в одной книге Иерусалимскую икону Божией Матери и узнал Её.

   — Геронда, один человек спросил нас: «Если наше спасение в руках Божиих, тогда почему лш молимся Божией Матери: “Пресвятая Богородице, спаси нас”?»

   — Допустим, у какой-нибудь женщины соседка — мать министра, и женщина просит, чтобы она помогла найти работу её ребёнку. Соседка готова помочь, но сама она не сможет ничего сделать, а будет просить сына-министра, который

   в силу своей должности действительно может помочь и поможет, потому что просит мать. Так и мы просим Божию Матерь о своём спасении, а Она просит Своего Сына, Который может спасти. И Он исполняет просьбу Матери, потому что очень Её любит.

   — Геронда, Божией Матери мне проще молиться, чем Господу. Может это не совсем благочестиво?

   — Я чувствую то же самое. Безмерно почитаю Христа, а потому, обращаясь к Богородице, чувствую большую лёгкость; как дети — даже взрослые парни — с большей смелостью обращаются к матери, нежели к отцу, из-за большого к нему почтения.

   Люди, по-настоящему благочестивые и почитающие Христа, приходят перед Ним в трепет, а к Божией Матери обращаются смелее, потому что Она принадлежит к человеческому роду.

   — Иногда, геронда, я, делая поклоны, пою канон Божией Матери или Акафист. Может, только с поклонами нужно творить молитву?

— Нет, делай, как тебе нравится, потому что Богородица передаёт все наши просьбы Христу, но и Сама Она по Своей заботе и нежности наполняет наши души любовью ко Христу. Я прошу Божию Матерь, чтобы Она взяла моё сердце, очистила его, а потом разделила бы на четыре части: три части дала бы Пресвятой Троице и одну взяла бы Себе.

   — Геронда, когда я творю молитву, то может пройти много времени, а я ни одной чётки не сделаю Пресвятой Богородице, потому что не могу оставить имени Христова.

   — Что, боишься, что Божия Матерь тебя неправильно поймёт? Дорогая, мы разве не говорили, что наши молитвы ко Пресвятой Богородице и святым в конечном итоге все обращены ко Христу? Делай, как чувствуешь. И Божия Матерь, и святые всё понимают правильно.

   — Геронда, когда я келейно совершаю бдение в честь Пресвятой Богородицы, что нужно делать?

   — Вначале размышляй о Пресвятой Богородице. Здесь тебе могут помочь разные тропари из молебного канона ко Пресвятой Богородице, песнопения из «Феотокария» или Акафиста. Потом твори молитву и читай, что «изволит настоятель» твоего сердца, то есть твой «сердечный устав».

   — Геронда, Акафист Пресвятой Богородице — это славословие?

— Да, славословие. Можно читать его как благодарность Божией Матери после того, как исполнится какое-нибудь твоё прошение. Не всё же просить Божию Матерь, надо же и благодарить. В Акафисте Пресвятой Богородице заключена великая благодать. Неизвестный автор его написал. Выучи Акафист наизусть и читай даже и в продолжении дня.

«Всех заступаеши, Благая»    — Геронда, я не получила «сладостей» на мой день ангела, а сёстры ждали «угощения».

— Да, ты права; я не посылал тебе «сладостей» и, конечно, тебе нечем было угостить сестёр, но я приготовил тебе другой подарок. Через несколько дней и мы будем отмечать праздник нашей Матери, и я опять попрошу Её, чтобы Она напитала тебя Своей сладостной любовью и даровала тебе много священных даров.

   — Геронда, когда со мной то и дело происходят падения, меня охватывает печаль.

   — Пой «Всех заступаеши, Благая» и «Всех скорбящих радосте». Пусть это будет для тебя правилом, и Матерь Божия тебе поможет. Богородица никогда нас не оставляет, несёт нас на Своих плечах, главное, чтобы мы сами этого хотели и не дрыгали бы ногами, как непослушные дети.

   — Геронда, я бы хотела, чтобы Божия Матерь и меня держала на руках, как держит Христа.

— Разве Она никогда не брала тебя на руки? Ты ни разу не чувствовала себя младенцем у Неё на руках? Я чувствую Её рядом и себя ощущаю ребёнком. Она моя Мать. Часто подхожу к Её иконе и говорю: «Матерь Божия, сейчас я буду пить молоко благодати». Чувствую себя младенцем, который беззаботно лежит на руках у матери и сосёт её грудь, ощущая её великую любовь и невыразимую нежность; так и я питаюсь благодатью.

   — Геронда, почему Богородица иногда даёт мне просимое сразу, а иногда нет?

— Божия Матерь, когда мы имеем нужду, сразу отвечает на нашу молитву; а когда нет — оставляет, чтобы в нас потихоньку вырабатывались стойкость и мужество. Когда я жил в монастыре Филофей, однажды сразу после всенощной на праздник Божией Матери один из старших монахов послал меня с письмом в Иверский монастырь.

Потом я должен был идти на монастырскую пристань встречать с корабля одного старца, чтобы проводить в монастырь — расстояние полтора часа пешком. Только что закончился пост, прошло бдение. В то время Успенский пост я разделял на две части: до Преображения ничего не ел, на Преображение ел, а потом до Успения опять ничего не ел.

Из монастыря я вышел сразу после всенощной и не подумал взять с собой даже немного сухарей. Пришёл в Иверский, отдал письмо и пошёл на пристань ждать корабль. Он должен был прийти около четырёх часов дня, но опаздывал. Я почувствовал себя нехорошо. В стороне лежала куча брёвен, похожих на телеграфные столбы, и я сказал в помысле: «Пойду-ка, сяду там, чтобы никто меня не видел и не спрашивал, что со мной».

Предлагаем ознакомиться:  Молитва оберегающая детей

Когда я сел, мне пришёл помысел помолиться Божией Матери, чтобы Она как-нибудь позаботилась обо мне. Но я тут же подумал: «Несчастный, и по таким мелочам ты будешь беспокоить Богородицу?» И в это время увидел прямо перед собой монаха. Он держал в руках круглый хлеб, две инжирины и большую гроздь винограда.

   — Геронда, скажите нам несколько слов о помощи и защите Божией Матери.

— Расскажу вам один случай, который произошёл в России. В одной из областей России рядом стояло два монастыря, а разделяла их железная дорога. Как-то монахи из одного монастыря пошли на престольный праздник в соседний и там напились. Когда они пьяные возвращались обратно, то улеглись прямо на рельсы и уснули.

Тогда Богородица явилась начальнику станции и сказала ему: «Моих поросят зарежет поезд». — «Что за чепуха, каких ещё поросят зарежет поезд?» — говорит он. Божия Матерь явилась ему во второй раз и снова повторила: «Моих поросят зарежет поезд». — «Да что за поросята?» — вопросил начальник станции. Он подумал, что возможно какое-нибудь стадо свиней вышло на полотно.

Глава 2 . Ангел-хранитель

Ангел-хранитель находится рядом с нами

   Геронда, у всех есть ангел-хранитель?

   — Да, при крещении Бог каждому человеку даёт ангела-хранителя.

   — Некрещёные не имеют ангела-хранителя?

   — Некрещёных защищает Бог, но ангела-хранителя у них нет; только у крещёных есть. Он принимает их при крещении и потом сопровождает всю жизнь.

   — Геронда, ангел-хранитель постоянно находится рядом с нами?

   — Он всегда рядом; следит за каждым нашим шагом.

   — А насколько он близко к нам?

   — В зависимости от нашего духовного состояния.

   — Геронда, когда мы согрешаем, он уходит?

   — Тогда он отходит, но совсем нас не оставляет. Когда своей греховной жизнью мы даём искушению права над нами, наш ангел-хранитель не настолько разочаровывается, чтобы нас совсем оставить, но печально стоит в стороне и смотрит на нас.

   — Почему, геронда, мы не ощущаем его присутствия?

— По тому самому, что мы до сих пор даже не ощущаем и Божия присутствия. Наши глаза закрыты мутной завесой. Чтобы эта завеса исчезла, требуется любовь и смирение. Когда человек ощущает присутствие Божие, он чувствует и присутствие рядом ангела-хранителя; тогда движения его становятся спокойными, внимательными, но вместе с тем и свободными.

Такая собранность его не напрягает, она ему нравится. В его движениях ощущается духовная свобода. Благочестие и внимание услаждают ему сердце, и человек постоянно следит за тем, чтобы не лишиться той сладости, что он ощущает. Ложится на постель скромно, со скрещёнными на груди руками. Спит тоже скромно, благочестиво, встаёт спокойно.

Очень хорошо себя чувствует небесный ангел-хранитель рядом с земным ангелоподобным человеком. Когда человек живёт духовной жизнью и ведёт себя, как послушный ребёнок, его ангел не страдает, а радуется рядом с ним и в конце радостный возвратится к Богу вместе с душой, потому что душа творила то, что нравится ангелу, что нравится Богу.

Ангел-хранитель нас защищает

   — Геронда, ангел-хранитель всегда нам помогает?

— От нас зависит, какую помощь мы от него получим. Если мы постараемся встать на твёрдую почву, тогда и ангел постарается и может избавить нас от опасности. Если мы будем делать то, что должны делать, тогда и ангел-хранитель будет делать то, что должен. Много произошло чудес с помощью ангелов. Бывало, что молодые люди удерживались от греха и т. п.

Какая сила у ангела! Он помогает даже своим молчанием. Однажды я оказался в тупиковой ситуации. От уныния казалось, что мне стучат молотком по голове — ещё немного, и она треснет. Глаза прямо выходили из орбит, особенно правый. Боль, боль невыносимая! Я корчился и извивался от боли. Не знал, что делать.

Молился и просил Бога, чтобы Он указал какой-нибудь способ выйти из этого тупика. Вдруг, вижу у правого плеча ангела-хранителя. Он был похож на двенадцатилетнего мальчика С очень красивым круглым личиком и круглыми глазками. Какое лицо! Оно прямо излучало свет! Только от одного его присутствия боль и вся тяжесть ушли, не от радости, а по действию благодати.

Радость не прогоняет боль, испытываешь боль и одновременно радуешься, а Божественная благодать!.. Великое дело! Описать невозможно! «Если так, то не просто молотком, а хоть кувалдой пусть бьют по голове!» За такое не жалко и голову потерять! А потом нашёлся и выход из тупика, которого по человеческому рассуждению не оказывалось.

   — Он говорил с Вами, геронда?

   — Нет, только смотрел.

   — Геронда, когда видишь ангела, видишь его образ; а на самом деле он какой? Состоит из материи?

   — Что-то очень тонкое…

   Никогда не нужно забывать, что наш ангел-хранитель всегда невидимо находится рядом с нами, охраняет нас и защищает. Но и мы должны следить за своей жизнью и не согрешать.

Глава 2. Молитва о других

Молитва о мире с осознанием собственной греховности

   — Геронда, иногда, когда я вижу, как страдают люди, не могу молиться о себе.

— Мы молимся о себе не только для самих себя; молитва о себе необходима как подготовка, чтобы предстать перед Богом в подобающем одеянии. Чтобы человек мог разглядеть боль других людей, нужно, чтобы он сам в некотором смысле был в порядке. И когда ты молишься о себе с глубоким осознанием собственной греховности, тогда даже простое «Господи, помилуй» о других будет иметь великую силу, потому что сказано с великим смирением, которое привлекает великую ми­лость Божию.

   — Геронда, я чувствую потребность много молиться о себе и забываю других.

— Гляди, чтобы произошло совлечение ветхого человека, нужно молиться о себе. Но когда разгорится божественный эрос, тогда человек забывает себя и молится о других. Ты, после того как немного помолишься о себе, потом вспоминай о бедствующем мире в целом, о тех, кто удалился от Бога, о почивших, которые не воспользовались временем, которое Бог им даровал, чтобы к Нему приблизиться, и теперь раскаиваются, но уже без пользы; и твори молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас». Так молишься и о себе, и о тех, кто просил тебя молиться, и обо всём мире.

   — Геронда, меня беспокоят человеческие страдания, но я не чувствую дерзновения, чтобы просить у Бога помощи. Помысел говорит мне: «Разве Бог услышит тебя, такую жалкую и убогую?»

— Не слушай тангалашку, который заходит к тебе справа и ввергает в отчаяние. Говори: «Боже мой, я жалкая и убогая, но послушай меня, потому что из-за меня страдают другие». Как-то во время сильной засухи один монах на Афоне молился так: «Боже мой, прошу Тебя, дай немного дождя. Не ради нас; мы — монахи и дали обет жить в подвиге.

Пожалей бедных людей в миру, которые страдают и опять же от своего недостатка уделяют и нам. Если бы духовно я был в порядке, то Ты бы меня услышал и люди бы не страдали. Я знаю, что я большой грешник; но разве справедливо, чтобы из-за меня страдали другие? Помоги им. У них нет времени молиться; за них я чуть-чуть молюсь». Через час-полтора над всей Македонией, Фессалией и Афоном прошёл дождь!

   — Геронда, когда молюсь о мире, помысел говорит мне, что я делаюсь Богу противна, потому что оставляю своего мертвеца и иду погребать чужих.

— Разве ты своего мертвеца не похоронила, когда стала монахиней? Говори так: «Боже мой, что слушать меня, недостойную Твою рабу? Но разве не жаль людей в миру, которые так мучаются и страдают? Прошу Тебя, помоги им». Когда человек молится о ближнем с любовью и смирением и подвизается с сознанием собственной греховности, тогда Бог не чувствует к нему отвращения, но, наоборот, помогает и ему самому, и другим. Противен Богу человек, который считает себя святым и молится о других, считая их грешниками.

Пусть чужая боль станет своей

   — Геронда, Вы как-то сказали, что мы организуем «молитвенную бригаду». Когда это будет?

— Зависит от вас… В другой раз посмотрим ваш уровень и исходя из этого… организуем духовную «молитвенную бригаду». Если молитва будет с состраданием, знаете, какая у неё будет сила? Будете молиться о нуждах мира, и те из людей, кто в этот момент просят у Бога помощи и находятся на одной с вами частоте, будут получать от Него помощь.

   — Геронда, люди, о которых молитесь, это чувствуют?

   — Да, чувствуют, что произвожу у них «землетрясение», и испытывают потрясение. Когда молитва творится с состраданием, даже и незнакомые люди это ощущают.

   — Геронда, когда наша молитва о других наиболее угодна Богу?

   — Когда мы её чувствуем. А чувствуем мы её, когда ставим себя на место других. Если мы поставим себя на место больных или усопших, это поможет нам молиться с состраданием; сострадание сходит в сердце, и молитва наша становится сердечной.

   — Геронда, когда я утопаю в помыслах, то не могу молиться.

— Зачем же, дорогая моя, ты так привязалась к себе и не подумаешь хотя бы чуть-чуть о людях, которые страж­дут. Знаешь, сколько есть распавшихся семей, сколько детишек выброшены на улицу и живут в детских домах без материнской ласки? Сколько людей в этот самый момент кричат: «На помощь!» — и никого нет рядом, кто бы мог им помочь?

Сколько людей тонут в море, сколько кончают жизнь самоубийством, сколько страдают? Столько людей, нуждающихся в молитвах монахов, а мы тратим драгоценное время на беспредметные помыслы или детское нытьё и даже наши прямые духовные обя­занности как следует не исполняем. Смотри, перестань заниматься только собой, пусть чужая боль станет для тебя своей. Так ты и мир обретёшь, и воздаяние будешь иметь от Бога, и помощь будешь другим подавать.

Когда я жил в монастыре Филофей, который в то время был особножительным, как-то раз ночью я молился в келье и почувствовал, что какой-то человек, имеющий нужду, пришёл к монастырю. Это был один бедный человек, к тому же бесноватый. Ворота монастыря закрывались с заходом солнца и открывались на другой день утром.

«Что теперь делать? — подумал я. — Дать бы ему хоть что-нибудь поесть, а то как человек будет голодным до утра?» Тут мне пришла мысль. Я пошёл, взял кое-какие продукты, положил их в корзинку, привязал верёвку и спустил корзинку из своего окна, которое выходило наружу. Я был в таком состоянии, что потом не мог успокоиться.

Всю ночь я с состраданием молился. «Боже мой, — говорил я, — я сделал, что мог; я недостоин просить Тебя, чтобы Ты помог Своему созданию. Но разве это справедливо, чтобы он из-за меня страдал?» Утром, когда открылись монастырские ворота и человек вошёл внутрь, он был здоров. Зашёл в храм и про­славил Бога. Благой Бог сжалился над ним и освободил от беса.

   — Геронда, когда молишься о каком-нибудь стражду­щем человеке, то ум обращается ко Христу или к страданиям человека?

   — Не у Христа ли ты просишь помощи? Начинается с человеческих страданий, а возвращается ко Христу.

   — Геронда, когда у меня нечувствие в сердце, я вспо­минаю разные трудности, которые довелось пережить, и прошу у Бога, чтобы Он помог тем, кто переживает похожие трудности.

   — Это хорошо. Делай так, если это тебе помогает лучше понимать другого человека и ему сопереживать. «Боже мой, — говори, — как Ты меня много облагодетельство­вал, так помоги и брату моему, который лучше меня».

   — Геронда, когда я молюсь о спасении какого-нибудь человека и одновременно прошу Бога, чтобы Он не попустил ему страданий, может это неправильно?

   — Нет, дорогая, и в этом тоже сострадание. Богу нра­вится, когда у человека, который молится, есть любовь к ближнему; но сделает Бог то, что полезно душе.

Молитва о конкретных нуждах и обо всём мире

   — Геронда, мне грустно, когда служба заканчивается, а я так и не смогла помолиться, потому что всё время хотела спать.

   — Чтобы прогонять сон, думай о том, что пробуждает в тебе духовный интерес.

   — Геронда, разве есть интерес больший, чем людские страдания?

— Нет, но если думать о людских страданиях в общем и целом, то это не помогает. Думай о конкретных людях, которые испытывают большую нужду, тогда станешь сострадать и молитва будет сердечной. Возьми какой-нибудь случай, который тебя больше всего беспокоит, а потом думай о других. Скажем, на войне много бывает раненых.

Хорошо, когда ты можешь думать и сопереживать всем пострадавшим, даже не видя их. Но если не можешь сопереживать не видя, тогда будет полезно, если встретишься с кем-нибудь, кто потерял, скажем, палец, и помолишься: «Подумать только, этот человек стал инвалидом, остался без руки или без ноги! А сколько таких несчастных, у которых нет рук, ног!

   — Геронда, когда звонит колокольчик на проскоми­дии я поминаю в общем, например, вдов, сирот, одиноких людей, а не конкретные имена. Это правильно?

— И я делаю то же самое. Но молись с участием. И священник на проскомидии не должен просто вынимать частицы и формально читать имена, но о каждом должен просить с участием, тогда такие увидит чудеса! Однажды привели к одному священнику бесноватого и попросили отслужить литургию. Священник, поминая его на проскомидии, прежде чем вынуть частицу, помолился за него горячо и сказал: «Господи, Ты видишь, как страдает Твоё создание. Освободи его от власти беса. Помяни, Господи, раба Твоего…» И бес не выдержал и вышел.

   — Геронда, лучше молиться о чём-то долго или от одного прошения переходить к другому, и так входить в страдания всего мира?

   — Зачем брать только одно прошение? Лучше много: одно, другое, третье, одно за другим. А потом размышлять вообще о страданиях мира и молиться. Это любезно Богу, потому что говорит о душевном благородстве.

   — Геронда, чего нам просить в молитве о мире ?

— Просить для всех «доброго рая». Христос пострадал, чтобы все люди спаслись — и те, кто близки к Нему, и те, кто далеки. Будем просить, чтобы все познали Бога, возлюбили Его, угодили Ему и спаслись — вошли в рай. Один человек говорил: «Боже мой, я познал рай уже здесь на земле. Меня отправь в ад, а моего брата — в рай».

Молитва о тех, кто просит наших молитв

    — Геронда, когда нас просят, например: «Помолитесь о моём ребёнке, который сдаёт экзамены», — или: «Помолитесь о таком-то — ему предстоит операция», — нужно потом спрашивать как всё прошло?

   — Зачем спрашивать как прошло? Чтобы сказать: «Слава Тебе, Боже, что моя молитва подействовала»? По­молился? Сделал своё дело? Ничего другого от тебя не требуется.

   — Геронда, как Вы молитесь о людях, о которых Вас просят молиться?

   — До операциизаписки, которые мне давали, я читал стоя, делая время от времени земные поклоны. Когда же я вернулся из больницы, то стал читать лёжа на боку. Но как только я пришёл в себя, то опять начал читать записки стоя.

Глава 3. Молитва об усопших

«Перешёл от смерти в жизнь»    — Геронда, Вам больно?

   — А ты как думаешь? Если не доживу до рассвета, значит настанет для меня великий день: не будет ни вечера, ни утра! Солнце оставьте себе!

   — Геронда, когда приходит время для человека, духовно подготовленного, оставить этот мир, то как он себя чувствует?

   — Откуда мне знать?

   — Никто, геронда, никогда Вам не говорил?

   — «Перешёл от смерти в жизнь», — разве не так ска­зано? Значит, эта жизнь — смерть, а смерть есть переход к истинной жизни. Следовательно, идёт с радостью к жизни!

   — Геронда, многие святые видели души, когда они оставляют тело. Какой у них вид?

— Они как дети. В иной жизни все будут как ангелы: не будет ни мужчин, ни женщин, ни стариков, ни старух, ни младенцев; все будут одного пола, одного возраста Поэтому когда кто-то видит души, разлучающиеся с те­лом, видит их словно маленьких детей. Лицо имеет свои характерные черты, но они как у детей.

Когда я жил в келье Честного Креста, то иногда наве­щал старца Филарета. Это был благочестивый старец, живший в соседней келье. Пятнадцать лет, до тех пор, пока сам не заболел, он ухаживал за своим послушником отцом Варфоломеем, страдавшим болезнью Паркинсона. Когда в последний раз я пришёл к нему в келью, то нашёл его на полу.

Уже месяц как он ничего не ел, только пил воду. Лежать он не мог, спал в обуви, сидя, прислонившись к стене. Одежда его прилипла к телу, а обувь была вся мокрая, потому что открылись раны на ногах и из них выходила сукровица. Но сам он вёл себя так, словно ничего не происходило. «Это тоже, — говорил он, — благословение от Бога».

Я поднял его и попросил отца Варфоломея разрешить мне остаться у них на ночь в каливе, чтобы помочь, но он не разрешил. Сказал, чтобы я приходил на другой день. В полночь я молился по чёткам и что же вижу! Вижу старца Филарета со светлым лицом, возрастом примерно лет двенадцати, восходящим на Небеса в небесном свете. И я понял, что он преставился.

   — Геронда, первые сорок дней после преставления нужно больше молиться об усопшем?

   — Да, потому что душа беспокоится, не зная, какой её ожидает Суд.

Я здесь возле гостиницы встретил как-то одну старую женщину, которая хотела взять у меня благословение. Я тоже поцеловал у неё руку, потому что увидел благодать Божию в этой душе. Скоро она стала монахиней. Когда она преставилась, я был здесь и благоговейно приложил­ся к её останкам. Потом со мной произошли два случая.

Один здесь, в исихастирии, а другой у меня в каливе. Первый произошёл через семь дней после кончины этой монахини. Я увидел её душу, она была как ангелочек, похожа на девочку двенадцати лет и вся светилась. Второй раз она явилась мне во сне, сделала с признательностью земной поклон и поблагодарила за мои о ней молитвы.

Будем всегда молиться об усопших

   — Геронда, в костнице зажигают лампадку?

— Да, это жертва об усопших. Даже просто свечку поставить за душу почившего уже большая польза. Усопших надо помнить и всегда о них молиться. Не будем забывать молиться об их душах, дабы обрели упокоение. Я каждый раз, когда у меня в каливе бывает литургия, служку панихиду и обо всех почивших, имена которых не поминались.

   — Геронда, как молиться об усопших?

   — Говори в общем: «Боже, упокой души усопших раб Твоих», — и если придёт тебе на ум имя кого-нибудь из почивших или случится, что умрёт кто-либо из знакомых или незнакомых и ты об этом узнаёшь, то помяни и эту душу в той же молитве.

Хорошо сначала поминать почивших, имеющих большую нужду, затем тех, у кого нужда меньше, и под конец знакомых. Я, хотя никогда не думаю о родственниках, если вдруг из-за усталости или по отсутствию времени не помолюсь об усопших, то вижу потом во сне своих роди­телей. Потому что когда я молюсь вообще об усопших, то и они получают помощь и радуются, а если не молюсь, то лишаются этого утешения.

Усопшим нужна молитва

   — Геронда, на службе я больше молюсь о себе. Даже когда читаются непорочны об усопших, я часто продолжаю молитву о себе.

   — Что, всё только для себя самой хочешь? Почившим нужна наша молитва, потому что сами они ничего не могут для себя сделать, а мы можем.

Жил на Афоне некто дядя Янис, он везде ходил и говорил: «Есть какая работа? Давай, какую тебе работу надо сделать?» Он был такой добрый, что отцы говорили, что­бы он стал монахом. А он отвечал; «Нет, нет, только молитесь обо мне; не представляете, что я был за человек и что творил на войне!» Как-то он мне помогал делать аналой и сказал;

«Молись обо мне, потому что я большой грешник». Потом я потерял его из виду. Спустя приличное вре­мя пришёл ко мне один отец и сказал; «Дядя Янис почил. Он являлся мне два раза, отправил к тебе сказать, чтобы ты поминал его об упокоении». Что же произошло? Дядя Янис пошёл в один монастырь помогать монахам.

Когда пришло время умирать, он сказал иеромонаху, который нёс послушание на кладбище: «Брат, я большой грешник. Пожалуйста, служи на моей могиле каждый день краткую панихиду». И тот на самом деле каждый вечер ходил и служил панихиду на могиле дяди Яниса. Но через некоторое время ему дали послушание в архондарике.

Иеромонах когда помнил, а когда забывал служить панихиду. Однажды ночью ему во сне явился дядя Янис и сказал: «Пожалуйста, не забывай меня. Если не можешь сам служить по мне панихиду, то сходи к отцу Паисию и скажи ему, что я умер, потому что он каждый день меня поминает, но поминает о здравии и молится, чтобы я покаялся. А я теперь не могу покаяться».

Усопшим молитва нужна больше, чем живым, потому что для живых ещё есть надежда покаяния. И Бог хочет, чтобы были люди, которые просят Его об усопших, потому что окончательный Суд ещё не произошёл. На войне один тяжелораненый попросил у священника воды, а тот не дал. Проявил равнодушие, хотя во фляжке у него было немного воды.

Вскоре раненый умер, и священник, как только осознал свою ошибку, впал в отчаяние. Постоянно поминал того человека Он пришёл ко мне в каливу и рассказал о своей беде. На самом деле это был отзывчивый человек, но сам не понял, как всё случилось. Бог попустил этому произойти, ненадолго отнял Свою благодать, потому что раненому очень нужна была молитва. Если бы священник дал ему воды, то скоро забыл бы о раненом, а теперь его мучила совесть, и он постоянно о нём молился.

Облегчение для почивших

   — Геронда, какую пользу получают почившие от наших молитв?

   — Скажу тебе один пример. Если бы как-нибудь ты нашла меня в подвале и сказала бы игуменье: «Жалко человека, давайте переведём его на верхний этаж, чтобы он, пока живёт, видел солнце». Как думаешь, игуменья исполнила бы это?

   — Конечно, исполнила бы, геронда.

   — Ну вот, если игуменья сделает, то неужели Бог не подаст облегчения почившим, когда мы Его просим? Разве не переведёт в темницу с лучшими условиями содержания или даже в отдельную квартиру?

В молодости я знал одну старушку, которая в противоположность своей дочери, очень щедрой и милостивой женщине, была очень скупой. Только со мной она не была скупа, потому что очень меня любила. Спустя три года после её кончины — останки ещё не доставали из могилы — в то время, когда я творил молитву, со мной случилось нечто странное.

Из всего я понял, что один молодой человек зовёт меня пойти посмотреть на старуху, потому что она меня звала. Он взял меня за руку и привёл к ней на могилу. Поднял плиту и я увидел старушку, которая кричала: «Монах, спаси меня! Монах, спаси меня!» Тело её истлело наполовину и испускало невыносимое зловоние.

Мне так было её жалко, что я крепко обнял её и облобызал. Несмотря на очень плохой запах, мне не хотелось от неё отходить, если бы она сама не ушла. Меня очень это удивило. Когда есть настоящая любовь с со­страданием, то ни гнилая плоть не вызывает отвращения, ни зловоние. Я, когда вижу светскую женщину, наряженную и благоухающую ароматами, чувствую внутреннее отвращение, а с этой бабушкой, несмотря на зловоние, не хотел расставаться, потому что чувствовал к ней сострадание.

Удивительные вещи происходят в духовной жизни! У неё была большая нужда в молитве, поэтому Бог устроил, чтобы я увидел её в таком состоянии. Потом я стал молиться об этой душе. Спустя два месяца я увидел, будто нахожусь в какой-то яме наподобие воронки. Там, к несчастью, было много людей, ужасного вида, чёрных, которые страшно мучились.

Выше я увидел старушку на светлом облаке; казалось, что она далеко, но на самом деле была близко. Она была словно маленький ребёнок, но со своими чертами лица, и рядом ангел — наверное, её ангел-хранитель — он тёр и мыл ей лицо. Вид у неё был радостный. Я обнял её и почувствовал такую радость, что не передать словами!

    Свобода, освободи мою слабую плоть,

    Свобода, подари мне голос красивый.

   Дай огонь сердцу, которое изнемогло в страданиях,

   И я пропою тебе радости песню, как весной соловей.

   Пусть песня прозвучит и в глубине порабощённой земли,

   Проливая бальзам на душу рабов.

   Я прилагаю это и к себе. Разве я не изнемогаю от страданий? Я раб в этой жизни. «Порабощённая земля», под которой в песне подразумеваются порабощённые греки, для меня — усопшие, которые находятся в плену, и я прошу Многоблагоутробного Бога, чтобы Он «пролил бальзам» на их души.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Твоя молитва
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector