Паримии в Среду пятой седмицы Великого поста

XIV. Паремия, положенная на вечерне в четверток третьей седм…

В сей паремии содержится повествование о первых трех днях творения мира.Быт.1:1. В начале сотвори Бог небо и землю.     «В начале». Един Бог безначален. «Той есть прежде всех» (Кол 1:17). Все, что существует вне Бога, получило начало бытия, произошло во времени. Действительному бытию существ, наполняющих мир, предшествовало небытие, хотя нет сомнения, что они от вечности существовали в уме Божием, как предопределенные к действительному бытию.

Слово «в начале» указывает на первое мгновение перехода из небытия в бытие, и значит: в начале времени, и всего временного.Как же совершился переход от небытия к бытию? Как произошел мир? Как начал свое существование? Творчес­кою силою Существа безначального: «в начале сотвори Бог». Под сотворением здесь разумеется дарование бытия тому, что не существовало, или, как выражается Апостол, «уст­роение веков,..

15), а мир называет произве­дением Его всемогущества. Для Всемогущего нет ничего невозможного, следственно для Него возможно и из ничего произвести все. Он «нарицает не сущая, яко сущая» (Рим 4:17).«Сотвори Бог». Знаменательно сочетание сих понятий в еврейском тексте Библии. Подлежащее «Бог» употреблено во множественной форме Elohim, тогда как сказуемое «сотво­ри» — в единственном числе.

Как могло произойти такое сочетаний понятий? Нельзя в объяснение этого сказать, что еврейское имя Бога Elohim не употребляется в единствен­ном числе; в Писании неоднократно встречаются примеры употребления в единственном числе сего имени (Eloah), напр. об Израиле сказано: «оставил Бога (Eloah) Создателя своего» (Втор 32:14. слич. Пс 49:22).

Паримии в Среду пятой седмицы Великого поста

По вероятному мнению некоторых множественным именем Бога выража­ется отчасти соединение в едином Боге высочайших свой­ственных Ему совершенств, отчасти особенная почтитель­ность к Нему. В знак почтительности иногда и о человеке говорится во множественном числе: так братья Иосифа, рассказывая отцу своему о своем свидании с Иосифом в Египте, называют его «господами земли» (в подлинном текс­те Библии) (Быт 42:30).

«Тем создана быша всяческая, яже на небеси и на земли» (Кол 1:16). Об участии Св. Духа в творении сказано, как увидим, в следующем стихе.«Небо и землю». Имена сии, вместе взятые, знаменуют всю вселенную (Быт 24:3. 2 Пар 2:12. Пс 68:35. Мф 5:18, 24:35). Правда, в составе вселенной земля составляет самую незначительную по своим размерам часть, но свя­щенные писатели, когда вселенную называют небом и зем­лею, применяются к обычному словоупотреблению, и в то же время дают внимательным разуметь, что пред величием Творца одинаково ничтожны огромные и бесчисленные небесные тела и едва приметная в сравнении с ними земля.

Должно полагать, что бытописатель, сказав, что Бог сотво­рил небо и землю, — имел также в виду весь мир, и в частности имел в виду наполняющие все небесное про­странство неподвижные, сначала темные, звезды, к числу которых относится земля. И звезды, и планеты, по манию Творца, вдруг получили бытие, хотя еще не были разгра­ничены резкими очертаниями и не получили надлежащей плотности в своем устройстве.

«птицы небесные»), и от звездного неба. Это высочайшее небо есть собственно духовное небо, жилище бесплотных и место преимущественного обитания Божия (Иов 22:12), от чего и произошло выражение: Отец небесный. Моисей не упоминает о времени сотворения Бесплот­ных, хотя в книге Бытия они нередко встречаются;

но можно догадываться, что они созданы были если не прежде, то и не после сотворения небес и земли, ибо, по слову Самого Бога в книге Иова, они уже «восклицали» [гласом хвалы и радования], когда Он основывал землю (Иов 38:4 — 7). К периоду существования новосотворенных неба и земли в их первоначальном состоянии можно также отне­сти возмущение против Творца некоторых ангелов и нака­зание их.Быт.1:2.

Земля же бе невидима и не устроена, и тма верху бездны, и Дух Божий ношашеся верху воды.    Сими словами изображается первоначальное состоя­ние новосотворенной земли. Она была невидима, т. е. по­верхность земного шара находилась глубоко под водами, и потому очертания ее нельзя было рассмотреть даже в том случае, если бы было кому смотреть и был свет.

Она была «неустроена», т. е. совсем не представляла того благообра­зия, какое явилось на ней в третий и последующие дни, со времени появления на ней царства растительного и разных животных. Кроме того, можно думать, что и во внутреннем своем составе она еще не имела надлежащей плотности и сосредоточенности.

Она была в разжиженном состоя­нии — «И тма верху бездны». Не только не было света на самой земле, покрытой водою, но и над самою водою носился непроницаемый мрак, от нее высоко поднимались пары, о густоте которых самое слабое понятие дают бы­вающие теперь густые, непроницаемые туманы и облака. В подобном, вероятно, состоянии находились и прочие планеты и звезды.

Посему и сказано в послании ап. Петра: «В начале Словом Божиим небеса и земля составлены из воды и водою» (2 Пет 3:5). «И Дух Божий ношашеся верху» воды. Здесь идет речь об участии Св. Духа, третьего Лица Пресвятой Троицы, в творении. Дух Святый «ношашеся верху воды», или, точнее с еврейского текста, осенял ее наподобие гнездящейся птицы (Втор 32:1);

это значит, что Дух Святый согревал и оживотворял водное естество и находящуюся под водою землю, для дальнейшего образо­вания их в продолжение шести дней, которое описывается в следующих стихах. Можно думать, что точно также Дух Святый действовал и в отношении к другим мирам.Быт.1:3. И рече Бог: да будет свет. И бысть свет.     «И рече».

Для Всемогущего достаточно изречь одно слово, чтобы дать бытие той или другой твари. «Той рече, и быша; повеле и создашася» (Пс 148:5). Впрочем, под творческим словом, как замечают отцы Церкви, не должно разуметь какой-либо членораздельный звук или слово, по­добное нашему: нет, это творческое слово знаменует толь­ко мановение всемогущей воли, произведшее из ничего ВСЮ вселенную (свт.

Василий Великий «Беседы на Шестоднев»).«Да будет свет: и бысть свет». Свет сотворен еще в первый день творения, тогда как солнце и другие небесные светила сотворены в четвертый день. Как объяснить это? как мог существовать свет без светил? — Исследованиями ученых открыто, что солнце не все состоит из светящей материи, а что внутри оно есть темное тело, и только снаружи окружено жидкою или, может быть, газообразною светящею материей.

Если предположить, что эта светящая материя, при своем сотворении, еще не была собрана около темного солнечного тела, а находилась в разреженном со­стоянии, в виде светящего тумана и наполняла собою, может быть, все то пространство, которое теперь занимает солнечная система, то становится понятным, каким обра­зом свет мог существовать без солнца.

Солнца не было, т. е. светящая материя не собралась еще около темного солнеч­ного тела, но она производила уже свет. То же самое может быть применено и к другим неподвижным звездам, потому что они по своей природе сходны с нашим солнцем. Если бы можно было видеть их в то время с земли, то они представлялись бы подобными тем небесным явлениям, которые называются туманными пятнами, а может быть все они вместе составляли один сплошной светящийся туман, подобный по своему виду Млечному пути.Быт.1:4, 5.

И виде Бог свет, яко добро, и разлучи Бог между светом и между тмою. И нарече Бог свет день, а тму нарече нощь. И бысть вечер, и бысть утро, день един.     «И виде Бог свет, яко добро». Виде, — это не то значит, что Бог до сих  пор не видел, и только теперь усмотрел. Нет, Бог от вечности предопределивший сотворить мир, от веч­ности предначертавший устройство его в целом и частях, без сомнения от вечности знал, что свет будет добро, т. е.

вполне будет соответствовать Его премудрости и благости. И вот, сотворенный свет действительно явился таким, каким ему надлежало быть по предначертанию Божию. Теперь если сказано: И увидел Бог, что свет добро, — это значит, что Бог с таким же удовольствием воззрел на осу­ществление своего предначертания о свете, как был дово­лен самым предначертанием.

— В каком же отношении свет добро? — Свет составляет необходимое условие для жизни растений, без света они не могут развиваться. Отра­жение света производит разноцветность в предметах: она приятно нас поражает в радуге, в каплях росы, в облаках. Свет есть самый сильный химический деятель, так что может превращать в пыль алмаз, сопротивляющийся вся­кому другому давлению.

Свет дает нам возможность по­средством зрения ощущать отдаленные предметы, откры­вает пред нами красоту созданий Божиих и возбуждает в созерцателе благоговение и любовь к Создателю.«И разлучи Бог между светом и между тмою. И нарече Бог свет день, а тму нарече нощь». В первоначальном состо­янии своем свет не был еще отделен от тьмы, потому что светящая материя окружала собою землю и прочие планеты со всех сторон и таким образом свет был повсюду, но он был смешан с тьмою, потому что при чрезвычайной разре­женности светящей материи свет не имел той яркости, какую он получил в последствии.

Отделение света от тьмы началось вместе со сгущением светящей материи; при этом сгущении, с одной стороны, свет приобретал более и более яркости, с другой стороны, наша земля и другие планеты, одна за другою, стали выходить из светящего тумана, так что он окружал их уже не со всех сторон, а стал являться им с одной стороны, тогда как другая сторона была во мраке;

таким образом свет был отделен от тьмы, и произо­шло различие между днем и ночью; на той стороне земли и других планет, которая была обращена к светящей мате­рии, был день, а на противоположной стороне — ночь.«И бысть вечер и бысть утро, день един». Когда светя­щая материя перестала окружать земной шар со всех сторон, то одна сторона земли мало-помалу лишилась света, и таким образом произошел вечер;

но вследствие обраще­ния земли около своей оси эта часть земли опять обратилась к светящей материи, наступило утро, и таким образом исполнился первый день мироздания, и начался второй.Быт.1:6, 7. И рече Бог: да будет твердь посреде воды, и да будет разлучающи посреде воды и воды. И бысть тако. И сотвори Бог твердь, и разлучи Бог между водою, яже бе под твердию, и между водою, яже бе над твердию.

Хотя земля и, может быть, другие планеты существо­вали еще до начала второго дня мира, иначе не могло бы быть различения между днем и ночью; но эти планеты еще не были совершенно отделены одна от другой, потому что пространство, находящееся между ними, не было пустым, но было наполнено испарениями вод и других веществ, из которых состоят планеты.

При таком состоянии солнечной системы на земле еще не могло быть голубого небесного свода, который называется твердию, но небо представля­лось в туманном виде, подобно как теперь в пасмурные дни. Во второй день по повелению Божию пространство между планетами очистилось от испарений; эти испарения, сосре­доточенные около различных планет и сгустившись, пере­шли из парообразного состояния в жидкое;

так что влаж­ность, которая была разлита прежде по всей солнечной системе, теперь разделилась по различным планетам; и таким образом отделились воды, которые под твердию, т. е. воды принадлежащие земному шару, от вод, которые над твердию, т. е. от вод или каких-либо других жидкостей, находящихся на других планетах.

Вместе с тем образовался около земли голубой небесный свод, подобно как и в на­стоящее время он является взорам нашим по очищении воздуха от тумана и облаков.Быт.1:8. И нарече Бог твердь небо. И виде Бог, яко добро. И бысть вечер, и бысть утро, день вторый.     «И нарече Бог твердь небо», т. е. Бог устроил так, что и в будущее время небо казалось на земле, как голубой свод;

потому что пространство между планетами и впредь оста­валось чистым от наполнявших его прежде испарений.«И виде Бог, яко добро». Сотворение тверди есть великое добро для тварей в том отношении, что твердь составляет удобную среду для распространения света, и чрез то служит источником всех благ, происходящих от света.

Притом, с образованием тверди открылось свободное пространство для воздуха, вполне необходимого для дыхания, для рас­пространения звука и света. До сотворения тверди воздух находился в разреженном состоянии и не имел той плот­ности и сосредоточенности, какая нужна для благотвори­тельности его действий.

да соберется вода, яже под небесем, в собрание едино, и да явится суша. И бысть тако. И собрася вода, яже под небесем в собрания своя, и явися суша.    Земной шар со всех сторон покрыт был водою; кроме неба ничего не было видно над водою, а из-под воды нигде не показывался материк. И вот по гласу Всемогущего вы­двинулся материк из-под облегавших его вод.

Явились горы, поднятые, может быть, землетрясением, открылись долины и равнины, образовались на поверхности земной значительные углубления и скважины, куда и стекли воды; так произошли моря, озера, реки, источники. Как ни много­численны и ни разнообразны эти собрания, т. е. вместили­ща воды, Творец называет их собранием единым, имея в виду океан, с которым все воды на земле имеют видимое, или подземное сообщение.Быт.1:10.

И нарече Бог сушу землю, и собрания вод нарече моря. И виде Бог, яко добро.     «Нарече», т. е. определил, чтобы люди осушенную по­верхность земного шара называли землею, а главные и огромные вместилища водные, с которыми имеют связь меньшие — морями. «И виде Бог, яко добро». Образование суши есть великое добро в том отношении, что чрез это приготовлено место для растений и животных, водящихся на суше.

Самое распределение вод между частями материка сделано с мудрою и благою целью: если бы материк состав­лял нечто сплошное, если бы не разделялся на известные теперь участки, называемые Европой, Азией, Африкой, Америкой, Океанией, то жизнь на суше возможна была бы только на окраинах, а в средине, по причине удаления от океана, доставляющего влажность для находящихся на суше растений и животных, все было бы мертво, как, напр.

, и теперь в срединной Африке, слишком удаленной от моря.Быт.1:11—12. И рече Бог: да прорастит земля былие травное, сеющее семя по роду и по подобию и древо плодовитое, творящее плод, емуже семя его в нем, по роду на земли. И бысть тако. И изнесе земля былие травное, сеющее семя по роду и по подобию, и древо плодовитое, творящее плод, емуже семя его в нем, по роду на земли.

И виде Бог, яко добро.    Бог повелевает земле, по осушении ее, произвести рас­тения, именно растения травянистые [былие травное], хлебные, огородные, луговые, болотные, сорные, — и рас­тения древянистые, — кустарники и прямоствольные де­ревья, растущие в лесах. Всем этим растениям Творец сообщил силу поддерживать род свой, чрез нарождение подобных им.

Отдельные растения исчезают, но от них остается семя, из которого образуются новые растения того же рода и подобия.«И виде Бог, яко добро». Какое добро заключается в растениях? Они дают пищу бесчисленным тварям, матери­ал для жилищ, для их отопления, для тканей и разных производств, доставляют краску для живописцев и фабри­кантов, лекарства для больных.

Они очищают и освежают воздух, выдыхая посредством листьев живительный для нас кислород и вбирая в себя углерод, излишнее накопле­ние которого в воздухе было бы вредно для  нас. Кроме того, растения служат лучшим украшением для земли, словно ковер, покрывая ее поверхность, и красотою своих форм, разнообразием и правильностию в своем строении возбуж­дают в зрителе чистейшее духовное удовольствие и благо­говение к Творцу.

Что касается до растений, по видимому бесполезных и вредных, как терния и волчцы и ядовитые растения, то и они сотворены не без благотворной цели. Многие яды заключают в себе врачебную силу. Растения бесполезные и вредные для человека бывают полезны для других животных. Притом умножение вредных для чело­века растений явилось как следствие его падения для его наказания и вразумления.Быт.1:13.

И бысть вечер, и бысть утро, день третий.    Смотря по тому, что земля составляет малейшую часть в составе мироздания, трудно удостовериться, что ею одною ограничивалась в третий день творческая деятель­ность. Можно полагать, что в тот же день и прочие темные тела небесного пространства, однородные и неоднород­ные, получили более определенное, им свойственное уст­ройство.

На каком основании изложенная нами паремия назна­чена для чтения в навечерия праздников Рождества Хрис­това, Крещения и Пасхи? — Дни сих праздников и их навечерия посвящены воспоминанию важнейших событий в деле нашего искупления, без которых оно не могло бы совершиться. Ибо для искупления нашего потребно было, чтобы Сам Бог соделался человеком, облекся в наше есте­ство, чтобы просветил нас светом истины, чтобы пострадал за нас, умер и воскрес.

Первое событие составляет предмет праздника Рождества Христова, второе — праздника Кре­щения, ибо крещением Спаситель наш посвящен был в должность общественного учителя и просветителя, а стра­дание, смерть и воскресение Господа Иисуса — прослав­ляются в навечерие Пасхи. Таким образом, празднуя Рож­дество Христово, Крещение, и победу над смертию, мы празднуем наше искупление.

15), внутреннее «просвещение» от Бога уподобляет происхожде­нию первоначального света от всемогущего слова Божия (2 Кор 4:6). Теперь понятно, почему святая церковь поло­жила часть повествования о творении мира читать в празд­ники, посвященные прославлению важнейших событий в деле нашего искупления: она видит в творении образ на­шего искупления, и сближением одного с другим побуж­дает нас к вящему прославлению всемогущества, премуд­рости и благости Божией, явленных в нашем духовном оживотворении во Христе Иисусе.

В частности повествование о творении имеет особен­ное отношение к каждому из помянутых праздников.Первым делом Всемогущего, по сотворении неба и земли в начале, было дать бытие свету, или светящему веществу. Но этот свет был еще в разреженном состоянии, и потому не мог светить с такою яркостию, какую он мог получить в четвертый день по сосредоточении его в солнце.

Нет ли в этом сходства со Христом — Светом мира? Хрис­тос в качестве просветителя мира явился собственно чрез тридцать лет по рождении. Но начатки Его просветитель­ной деятельности обнаружились уже при самом рождении, подобно тому, как и вещественный свет начал производить свойственные ему действия еще за три дня до окончатель­ного сосредоточения его в солнце.

Эти благословенные начатки являются в лице пришедших на поклонение ново­рожденному Христу пастырей вифлеемских и волхвов: одни — представители мира иудейского, другие — мира языческого. Над тем и другим уже занималась заря духов­ного просвещения с первых минут земной жизни Божест­венного Просветителя.

В повествовании о творении мира, о Святом Духе ска­зано: «Дух Божий ношашеся верху воды». Нечто подобное представляет нам Евангельское сказание о крещении Хрис­товом. И здесь, как и там, мы видим воду; и здесь, как и там, является осеняющим ее Дух Святый, который в виде голубя нисходил на Христа, когда Сей выходил из воды.

Святая Церковь могла иметь в виду эти сходные обстоя­тельства при творении мира и крещении Христовом, когда повествование о сем творении назначила для чтения в навечерие праздника Крещения.Творение мира совершилось в шесть дней, в седьмый день Творец почил от всех дел творения, в память чего установлено праздновать субботу.

Из сего открывается, что первый день творения соответствует нашему первому дню седмицы, назначенному для воспоминания воскресения Христова. Чиноположители богослужения, вероятно, не чужды были желания указать на совпадение первого дня творения с днем воскресения, когда повествование о тво­рении назначили для чтения в предначинающееся праздно­вание Светлого Воскресения Христова.

18), в пророчествах о Нем (Быт.9:26—27, 49:100), в преобразованиях Его исторических (Быт. 22) и обрядовых (Быт.17:10, 14). Отсюда становится понятным, почему книга Бытия (не вся, впрочем) читается во дни четыредесятницы, дни поста и покаяния. Сими чтениями возбуждается и поддерживается дух истинного покаяния.

Чудеса Божия всемогущества располагают грешника к смирению и бла­гоговению пред Всемогущим. Примеры правосудия Божия удерживают беспечных от коснения в грехе страхом нака­зания. Примеры Божия милосердия утешают истинно ка­ющихся, как бы ни были велики и многочисленными их грехи, надеждою помилования и спасения.

Эти краткие замечания об употреблении книги Бытия в продолжение четыредесятницы, сделанные нами по поводу первой паре­мии из сей книги, читатель может иметь в виду, не требуя повторения и распространения их, — при чтении истолко­ваний на дальнейшие паремии из книги Бытия, положенные в четыредесятницу.

XXIII. Паремия, положенная на вечерне во вторник пятой седми…

В сей паремии содержится повествование о столпотво­рении Вавилонском, о смешении языка и о рассеянии пле­мен.Быт.10:32. Сия племена сынов Ноевых по родом их, по языком [n] [в народах] их: от сих разсеяшася острови языков на земли по потопе.   Сии слова составляют заключение предшествующего родословного исчисления тех потомков от трех сынов Ноя, которые имена свои оставили странам и народам [языкам], современным бытописателю и достойным особенного вни­мания по их судьбе.

Бытописатель насчитывает таких по­томков 14 в племени Иафета, 31 в племени Хама и 27 в племени Сима. Группы народов, происшедшие от сих по­томков Ноевых и расселившиеся по лицу земли, бытопи­сатель называет «островами» в том смысле, что каждая из них существовала отдельно одна от другой, как острова на море, — не смешиваясь с другими ни границами, ни язы­ком, ни учреждениями, ни обычаями.

Это разделение и рассеяние повсюду народов произошло, главным образом, от чуда смешения языка, которое описывается в следую­щих стихах.Быт.11:1. И бе вся земля устне едине, и глас един всем.    До рассеяния людей по всему лицу земли после потопа вся земля, т. е. все обитатели земли, имели «одни устне», т. е.

говорили на одном языке, так что для выражения одного и того же понятия вылетали из уст одинаковые звуки, и для сих звуков потребны были одинаковые движения органов слова. — «И глас един всем». Не было разности даже в произношении одного и того же слова; в одном, общем для всех языке, не было разных наречий, особенностей говора, хотя, без сомнения, были разности в образе жизни, нравах и обычаях, особенно между благочестивыми и нечестивы­ми потомками Ноя.

Единство языка поддерживаемо было близостью их по времени к общему родоначальнику после потопа, Ною, и также тем, что потомки его держались в одной местности, не удаляясь друг от друга на большое расстояние, в чем и нужды не имели, пока были малочис­ленны. Сродство языков, открываемое знатоками не только между видами каждого из трех главных классов, к которым подводится все множество и разнообразие языков, но и между самыми этими главными классами языков (языки индоевропейские, семитические и малайские), — показы­вает, что был некогда один общий для всех людей язык, от которого, как ветви от корня, произошли все прочие.

Какой же именно этот язык, это трудно решить. Впрочем, мнение о еврейском языке, одном из семитических (существую­щих в Симовом потомстве), как о языке первоначальном, сохранившемся от Адама до Ноя, от Ноя до Авраама, — мнение, принимаемое из древних Оригеном, св. Златоус­том и блаженными Иеронимом и Августином, имеет на своей стороне то преимущество, «что в одном еврейском языке находят свое начало древнейшие имена, которые должны были существовать до происхождения новых язы­ков и которые не могли быть переменены после сего (на­пример собственные имена Адама, Евы, Каина и другие допотопные, имеющие корни в еврейском языке);

что из него изъясняются имена самых древних народов; что его образование чище и простее, нежели образование других восточных языков, к нему близких» (Биб. ист. Филарета и его же Зап. на кн. Бытия).Быт.11:2. И бысть внегда пойти им от восток, обретоша поле в земли Сеннаарстей, и вселишася тамо.    После потопа Ной и его ближайшие потомки жили в Армении, где остановился ковчег;

но по мере умножения народонаселения, эта гористая страна становилась тесною для обитателей, — они двинулись по течению Тигра и Евфрата и заняли место в обширной и плодоносной равни­не Сеннаарской, впоследствии Вавилонской области, на­ходящейся между этими реками. Сеннаар по отношению к Армении находился на юге, следственно, движение было собственно с севера;

но если сказано, что оно было с востока, сказано потому, что Сеннаар лежал на западе в отношении к странам «восточным», как у древних называ­лись страны за Тигром.Быт.11:3. И рече человек ближнему своему: Приидите, сотворим плинфы [n] [кирпичи], и испечем их огнем. И бысть им плинфа в камень, и брение вместо мела.

На востоке для сооружений обыкновенно употребляли кирпичи из глины, высушенные на солнце. Но такой мате­риал был бы весьма непрочен для сооружений, предприни­маемых на местности низменной, заливаемой наводнения­ми Евфрата. Виновники предприятия благоразумно реши­ли употребить кирпичи, выжженные огнем, а для связи, вместо извести или глины удоборазмываемых, — ас­фальт — земляную смолу, которой до сих пор обилует эта местность.

и сотворим себе имя, прежде неже разсеятися нам по лицу всея земли.    Строители города и башни помнили волю Божию, ска­занную Ною, о рассеянии человеческого рода по лицу всей земли (Быт 9:1). Они знали, что предотвратить это они не могли даже по естественной причине: чем больше размно­жались люди, тем дальше друг от друга они должны рассе­литься.

10), и также потому, что потомки Хамовы, как обреченные на порабощение, имели побуждение принять заранее меры к избежанию его, — можно думать, что они были главными зачинщиками постройки, и вовлекли в свое предприятие других для скорейшего окончания ее. Они говорят: «созиждем себе град и столп, егоже верх будет даже до небесе».

Последнее гиперболическое выражение, не беспримерное в священных книгах (Втор. 1:28, 9:1), означает необыкно­венную высоту башни. Для строителей важны были город и башня, как места укрепленные и потому удобные не только для безопасности от нападений, но вместе для того, чтобы иметь в них точку опоры для нападения на других и для распространения и утверждения над ними власти.

могли ли они мечтать, что могут возвести башню выше всех земных гор? И если бы действительно они лелеяли такую мечту, по всей веро­ятности, они избрали бы для построения башни не низмен­ную, заливаемую водой равнину, а возвышенное место.Притом, они говорят только о высоте башни, но для спасе­ния от потопа нужна была не только высокая, но и широкая вершина башни, — на башне высокой, но не просторной могут укрыться очень немногие.

— Если о побуждении к построению города и башни можно судить на основании слов строителей: «сотворим себе имя», то таким побуждени­ем было для них тщеславное желание прославить себя в потомстве памятником своей силы, могущества, искусства; но если заправляли всем этим делом потомки Хама, то едва ли это побуждение было искреннее.

Главная цель у них была порабощение других племен; но эту цель неудобно было высказывать открыто, чтобы не оттолкнуть их от участия в предпринимаемых работах, — и вот они прикры­ли свою цель таким побуждением, которое казалось беско­рыстным и ни для кого не вредным: ведь дело шло только о прославлении имени.Быт.11:5.

И сниде Господь видети град и столп, егоже созидаша сынове человечестии.    Богу, как всеведущему, известно было все, что затевали люди, какие были у них побуждения. Богу не угодны были ни эти затеи, ни эти побуждения. Надлежало открыть суд над людьми, которые созданием политического центра мечтали ослабить значение рассеяния людей по всему лицу земли, хотели связать политическим единством племена, разъединенные огромными расстояниями.

Человекообраз­ное выражение о Боге, что Он «сниде видети град и столп», означает, что Бог решился явить особенное свое присутст­вие на месте начатых работ, что Он принимает это дело к особенному Своему сведению, имеет за ним особенное наблюдение, и отнюдь не желает допустить, чтобы люди своими затеями воспрепятствовали Его определению каса­тельно разделения людей, совершенного обособления их не только по месту жительства, но и по гражданскому быту.

— Строители града и столпа названы «сынами человеческими». В обширном смысле сие название принадлежит всем людям, благочестивым и нечестивым, и указывает на их естественное ничтожество пред Всемогущим (сыны че­ловеческие, или Адамовы, значит сыны персти); но здесь идет речь, вероятно, о членах нечестивого Хамова племени, которые были главными виновниками предприятия и об­маном вовлекли в оное членов благочестивого племени, — разделение людей на сынов Божиих и на сынов человечес­ких в смысле благочестивых и нечестивых известно было и до потопа (Быт 6:2).Быт.11:6.

И рече Господь: се, род един, и устне едине всех, и сие начаша творити: и ныне не оскудеют от них вся, елика аще восхотят творити.    Господь сими словами дает разуметь, что только осо­бенное, чрезвычайное действие Его всемогущества может остановить начатое людьми, неугодное Ему дело. Без Его особенного вмешательства начатое дело, пожалуй, с успе­хом может быть кончено людьми;

ибо работающих весьма много для успешного хода работы, и все они составляют один род, как бы одно семейство, хотя принадлежат к разным ветвям одного рода Ноева, — и говорят одним языком, следственно, могут работать дружно.Быт.11:7. Приидите и сошедше смесим тамо язык их, да не услышат кийждо гласа ближняго [своего].

В 5-м стихе уже сказано было о Боге, что Он «сошел»; здесь же, напротив, Бог представляется как бы только собирающимся сойти. Но в этом нет никакой несообраз­ности. В первом случае Он сошел только для того, чтобы быть ближайшим зрителем или наблюдателем людских дел, — «видети град и столп» Во втором случае Он является готовым от спокойного созерцания или наблюдательного положения перейти к делу.

Положение зрителя и положе­ние действующего лица отличаются тем, что зритель только близок к месту действия, тогда как действующее лицо находится на самом этом месте. В соответствие такому отличию и о Боге сказано, что Он сначала сошел для видения, т. е. явился наблюдателем, потом, узрев, что дело строителей города и башни нечестиво, готов сойти для разрушения их дела, т. е.

готов открыть людям Свое осо­бенное присутствие среди них более ощутительным для них образом, чем было доселе. — «Смесим тамо язык их» Смешение языка, которое действительно последовало за сими словами Господа, состояло в том, что чудесным об­разом произведен был беспорядок в действиях памяти и отсюда произошел беспорядок или путаница в употребле­нии слов.

Люди не перестали употреблять слова одного и того же языка, на котором всегда говорили, но они позабы­ли значение слов и произносили слова, не выражающие тех понятий, какие соединяли с ними всегда. — Смешение произведено с той целью, «да не услышат кийждо гласа ближняго своего» — «Да не услышат», — значит — да не уразумеют, да не поймут (слич 1 Кор. 14:2).

одни, позабыв значение слов, поте­ряли способность передавать другим свои мысли в точных выражениях, думали об одном, а говорили другое; другие,сами находясь в подобном положении, хотя слышали зна­комые звуки, но никак не могли припомнить смысл их. А не понимая друг друга, строители города и башни не могли помогать друг другу в работе и, следственно, продолжать ее, — поневоле должны были бросить ее неконченною и разойтись в разные стороны.

с течением времени он естественным образом, соответственно особо­му строю воззрений, понятий, склонностей, обычаев, воз­никавшему в каждом племени, начал изменяться и раздроб­ляться на разные языки и наречия.Смешением языка и рассеянием племен само собою разрушалось богопротивное дело, имевшее целью полити­ческое объединение племен под властью одного из них, и вместе с сим предотвращалось зло, которое могло произой­ти в случае успеха этого дела, — именно, общества чело­веческие предохранялись от крайнего угнетения и насилия, неизбежного в случае, если бы господствовала во всем свете одна власть, и притом была в руках людей нечести­вых;

тогда бы весь мир сделался тем, чем впоследствии сделалась Ханаанская земля, мерзостями своими истощившая долготерпение Господа.Быт.11:9. Сего ради наречеся имя его смешение, яко тамо смеси Господь устна всея земли, и оттуду разсея их Господь по лицу всея земли.     «Имя его» — имя города. Чудесное событие смешения языка дало имя месту, на котором произошло это собы­тие, — имя Вавилона, что значит смешение.

В самом имени города заключена безмолвная проповедь о ничтожестве усилий человеческих к достижению какой бы ни было цели без благословения Божия. — Событие смешения языков и рассеяние племен случилось во время праправнука Симова Фалека, который назван так своим отцом Евером именно потому, что во дни его «разделилась земля», — Фалек (с евр. Пелег) значит разделение (Быт 10:25). Фалек родился на 631 году от потопа (Быт 11:16).точнее с греч. «и асфальт был у них раствором»_

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Твоя молитва
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector