Сильные молитвы :Молитвы Богу Единому

Как правильно молиться?

Однажды, как мы с вами помним из Евангелия от Матфея, ученики задали Христу вопрос о том, как правильно молиться: «Господи, научи нас молиться, как Иоанн (имеется в виду Иоанн Креститель. – Примеч. сост.) научил учеников своих». Господь Иисус Христос ответил: «Когда молитесь – говорите: «Отче наш, сущий на небесах. Да святится имя Твое…»» и т.д.

Когда мы с вами обращаем внимание на эту молитву (очень короткую, значительно более короткую, чем наши любимые каноны и акафисты), то видим, что в ней мы вроде бы ничего особенного и не просим у Бога. Только «хлеб наш насущный дай нам днесь», «остави нам долги наши» и «избави нас от лукавого». Не так уж много на фоне многочисленных житейских неурядиц и происшествий. Оказывается, все, что предлагает Бог попросить у Него, очень коротко и очень просто. Он предлагает нам не быть многословными и не просить того, в необходимости чего для самих себя мы НИКОГДА не можем быть уверены до конца. Объясню на примере. Однажды некая прихожанка настойчиво молила Господа, чтобы он помог ее сыну избежать службы в армии, так как она очень боялась, что он попадет в «горячую точку». Сына действительно не приняли в армию – у него нашли скрытую форму туберкулеза, и он вскоре умер. Можно ли считать ее молитву услышанной? Мы сами не ведаем, чего для себя просим и как это потом отразится на нашей жизни. Может быть, основной нашей просьбой должна стать такая: «Господи, научи меня хотеть только того, что мне действительно нужно, и избави меня от желания того, что мне не полезно»?

А вот еще один аспект правильной молитвы. Вот свт. Иоанн Златоуст говорит: «Христос дал нам образец молитвы, научая нас, что быть услышанным Богом зависит не от множества слов, а от бдительности души». Это тоже очень важный момент. Мы, конечно, обращаем внимание на подвиги тех или иных святых, когда читаем, например, в житии: сколько-то ночей подвижник стоит на камне. Сколько-то ночей другой, повторяя его подвиг, тоже ночью выходит и молится так, чтобы умолить Бога остановить бедствие или спасти кого-то. Что святой при этом делает? Просто слова произносит или всего себя обращает к Богу? Молиться – значит кровавый пот проливать, а не устами только слова повторять. И как часто, когда мы пытаемся следовать по этому пути, нами руководит иллюзия, что все получится, если мы будем, например, молиться больше или молиться ночами. Если мы найдем какие-то правильные тексты. Если мы, наконец, выучим церковнославянский язык, чтобы понимать, что произносим.

Да, безусловно, понимать то, что произносим, – это очень важный момент. И ночная молитва возносит наш ум к Богу. Но только при соответствующем настрое сердца. Ведь Богу все равно, днем мы молимся или ночью, по-церковнославянски или по-русски. Богу нужно наше стремление к Нему и наше желание творить Его волю – волю истинную и полную любви. Если же мы просто механически повторяем те или иные слова, сказать о том, что мы молимся, можно лишь с большой натяжкой.

От депрессии и отчаяния кому молиться?

Существует множество молебен чудотворцам, которые могут помочь в избавлении от такого сложного состояния. В первую очередь необходимо выбрать один или же несколько священных текстов, которые смогут оказать благотворное влияние именно на просящего.

Определить какая именно молитва от тоски и уныния по человеку поможет довольно просто, то есть при чтении любой из молебни православный верующий должен ощутить, что именно эта молитва способна ему помочь.

Каждому кто нуждается и искренне попросит, будет дарована сильная молитва в отчаянии. Сам же выбор при этом просто необходим, ведь причины и виды появления этого состояния могут быть разнообразны, поэтому и нужно найти именно того чудотворца, который как можно скорее услышит, поймет и исполнит просьбу верующего.

И соответственно молитвенные тексты, также как и причины могут быть разными, даруя помощь в той или же иной ситуации, к примеру:

  • Молитва от уныния поможет тем, кто пребывает в эмоциональном заключении;
  • Если же человек находится в разлуке со своей семьей и близкими ему людьми, то молитва от тоски поможет ему справиться с этим;
  • А вот молебен от печалей способен избавить верующего человека от неудач в разных делах.

Брать и сестры во Христе. Нужна ваша посильная помощь. Сотворили новый православный канал в Яндекс Дзене: Мир православный и пока мало подписчиков(20 человек). Для быстрого развития и донесения православного учения большему числу людей, просим Вас перейти и подписаться на канал. Только полезная православная информация. Ангела Хранителя Вам!

  1. Праведный Иоанн Кронштадтский;
  2. Святая Великомученица Варвара;
  3. Николай Угодник;
  4. Святец Тихон;
  5. Преподобный Ефрем;
  6. Мученик Трифон;
  7. Божья мать – особенно эффективной такая молитва станет, если ее провозгласить перед иконой «Нечаянной радости».

О молитве механической

Есть мнение, что все уже в том или ином виде когда-то было. Были опробованы и разные способы «быть услышанными» и достичь своих целей.

Например, в Средние века была очень популярна алхимия – предшественница современной химии. Алхимия основывалась на гипотезе (кстати, абсолютно верной), что мир материальный и мир духовный взаимосвязаны. Они не существуют просто как два разделенных состояния. Они где-то пересекаются. Соответственно алхимики были убеждены: если узнать правильные формы взаимодействия видимого и невидимого миров, то окажется возможным все, в том числе и переход материи из одного состояния в другое, превращение свинца в золото.

Возможно, если бы алхимики ставили себе другие цели, то достигли бы большего успеха. Но все их усилия стали сосредотачиваться на материальном аспекте. И когда Церковь в Средние века столкнулась с алхимическими опытами, то она выступила противником их именно потому, что полагала: мир сотворен Богом таким, какой есть. Не нужно его переделывать. Нужно научиться жить в нем так, чтобы и человеку, и миру было хорошо. Чтобы мы, являясь таким же творением Божьим, как растения или животные, пребывали со всей тварью в гармонии. Если Господь, даровав нам Духа Святого и дар словесный, поставил нас владычествовать над остальной тварью, разве не ответим мы за то, как хозяйничали в мире? Разве не взыщет Он с нас, как с нерадивого раба из притчи Евангельской, который в отсутствие хозяина пил, гулял и бил других, а когда пришел хозяин, был жестоко наказан за свое нерадение?2 Или как раб верный, которого хозяин наградил и приблизил к себе?3

Среди текстов, которые алхимики пытались использовать при опытах с химическими веществами, были в том числе и тексты молитв. Но алхимик полагал: совершенно неважно, понимает он, что значит текст, или нет. Не имеет значения знание смысла – важно точное знание текста и неких дополнительных слагаемых, ритуальных действий: очерчивания магического круга, рисования печати Соломоновой (пентаграммы) и пр.

Мы, как те самые алхимики, зачастую считаем, что молитва требует обязательно тех или иных условий. Молитва требует храма. Если не в храме – нет молитвы. Обычен вопрос: «Зачем вы пришли в храм?», как обычен и ответ: «Помолиться». Хороший ответ. Прекрасный. Но недостаточный. Ведь личной, тайной молитвой человек призван молиться абсолютно в любом месте и в любое время. А в храм ходят не только для молитвы. Храм – это место, где совершается богослужение и Таинства. Храм – это место общей молитвы, в процессе которой из отдельных людей слагается Церковь видимая и невидимая. Место, где в Святых Дарах к нам нисходит Сам Господь Иисус Христос. В храме мы молимся соборно – сообща. А лично мы должны молиться, как и призывает нас апостол Павел, во всякое время и на всяком месте.

Из мученического, страдальческого и победного опыта гонений на нашу Церковь в советские годы мы знаем, что молитва спасала людей, находящихся в совершенно нечеловеческих условиях: в лагерях и на лесоповале, в литейных цехах и карцерах, в психиатрических клиниках и тюрьмах. Молитва нужна нам сама по себе, она уместна в любое время и в любом деле.

Конечно, хорошо, когда есть икона. Хорошо, когда есть возможность зажечь свечу или лампаду. Хорошо, когда есть возможность уединиться. Замечательно. Но является ли это все гарантией того, что, собственно говоря, мы будем услышаны? Ведь все перечисленные действия, которые мы совершаем, становясь на молитву, есть ритуал. Сами по себе, без нашего сердечного горения, без слезного воздыхания и покаянного плача, без радости и благодарности, которыми горят наши сердца, ритуальные действия мертвы, как мертвы были обряды фарисеев, ждущих Бога и не принявших Его, потому что Он эти самые обряды нарушал и представлениям о правильном религиозном поведении не соответствовал.

Конечно, ритуалы и обряды нужны. Они дисциплинируют тело, настраивают ум, тренируют волю. Но они всегда лишь средства, и никогда – цель. Цель наша – это молитва, разговор души с Богом.

Наверное, каждый человек, который хотя бы раз взывал к Богу с тем или иным прошением, убеждался, что после произнесения слов молитвы отнюдь не каждый раз небеса отверзались и оттуда протягивалась рука, которая дающая просимое. Почему так? Неужели потому, что там никого нет? Иногда, не выпросив себе желаемого, многие перестают молиться и теряют веру. А ведь апостол Иаков в своем Соборном послании объясняет: Про́сите и не получаете, потому что просите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений (Иак. 4:3).

Часто приходится разговаривать с молодыми людьми, которые четко формулируют: «Я раз попросил, два попросил, три попросил – ничего не происходит. Значит, ничего нет». И для них это совершенно логично. Если нажимаешь на кнопку и не получаешь результата, значит пульт от телевизора не работает. Такая вот железная логика бытовой техники переносится на отношения с Богом. И наоборот, иногда с удивлением говорят: «Знаешь, я Его попросил – и случилось. Значит, Он действительно есть?»

К Богу нельзя подходить с человеческими мерками. Бог не обязан исполнять наши желания! Более того, есть желания, исполнить которые просто преступно. Бог видит все содеянное и не содеянное нами: в Его бытии нет времени, как в нашем. Он – Творец всего сущего, в том числе и нас, и нашего времени. Мы движемся по сложной траектории в пространстве и во времени, подчиняясь физическим законам, Он – Господин времени и пространства. Он вне этих категорий. Он знает все, поэтому знает, что можно исполнить, а что – нет. У нас нет кнопки от Бога, у Бога же есть власть над нами. Но Бог даровал нам свободу выбора между добром и злом. И если просим мы не на добро, Бог «не слышит» нас – не исполняет наших просьб.

А как же наши молитвы? Да, и у молитвы, как у всякого искусства, есть степени мастерства. Первая из них – молитва «механическая», читательная. Но даже такой молитве нам надо учиться.

«Кажется, что может быть проще и естественнее для нас, как не молитва, или сердца к Богу устремление? А между тем оно не у всех и не всегда бывает. Его надо возбудить и возбужденное укрепить, или, что то́ же, надо воспитать в себе дух молитвенный. Первый к сему способ есть – читательное, или слушательное, молитвословие. Совершай как следует молитвословие – и непременно возбудишь и укрепишь восхождение в сердце твоем к Богу, или войдешь в дух молитвенный», – говорит свт. Феофан Затворник.

«В молитвенниках наших помещены молитвы свв. Отцов – Ефрема Сирианина, Макария Египетского, Василия Великого, Иоанна Златоуста и других великих подвижников. Будучи исполняемы духом молитвенным, они изложили внушенное сим духом в слове и передали то нам. В молитвах их движется великая сила молитвенная, и кто всем вниманием и усердием приникает в них, тот в силу закона взаимодействия непременно вкусит силы молитвенной по мере сближения настроения своего с содержанием молитвы. Чтоб молитвословие наше сделать нам действительным средством к воспитанию молитвы, надо так совершать его, чтобы и мысль, и сердце воспринимали содержание молитв, составляющих его. Укажу для сего три самых простых приема: не приступай к молитвословию без предварительного, хотя краткого, приготовления, не совершай его кое-как, а со вниманием и чувством и не тотчас по окончании молитв переходи к обычным занятиям.

Пусть молитвословие есть у нас самое обычное дело, но никак нельзя, чтоб оно не требовало приготовления. Что обычнее чтения или писания для умеющих читать и писать? Между тем, однако ж, садясь писать или читать, не вдруг начинаем дело, а медлим несколько пред тем, по крайней мере столько, чтоб поставить себя в пригодное положение. Тем паче необходимы пред молитвою приготовительные к молитве действия, особенно тогда, когда предшествовавшее занятие было совсем из другой области, нежели к какой относится молитва.

Итак, приступая к молитвословию утром или вечером, постой немного, или посиди, или походи и потрудись в сие время отрезвить мысль, отвлекши ее от всех земных дел и предметов. Затем помысли, кто Тот, к Кому обратишься ты в молитве, и кто ты, имеющий начать теперь сие молитвенное к Нему обращение, – и соответственно тому возбуди в душе настроение самоуничиженного и благоговейным страхом проникнутого предстояния Богу в сердце. В этом все приготовление – благоговейно стать пред Богом, – малое, но не малозначительное. Тут полагается начало молитвы; доброе же начало – половина дела.

Так установившись внутренне, стань затем пред иконою и, несколько положив поклонов, начинай обычное молитвословие: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе! – Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, прииди и вселися в ны» и прочее. Читай неспешно, во всякое слово вникай и мысль всякого слова до сердца доводи, сопровождая то поклонами. В этом все дело чтения молитвы, Богу приятного и плодоносного. Вникай во всякое слово и мысль слова до сердца доводи, иначе – понимай, что читаешь, и понятое чувствуй. Других правил не требуется. Эти два – понимай и чувствуй, – исполненные как следует, украшают всякое молитвословие полным достоинством и сообщают ему все плодотворное действие. Читаешь: «очисти ны от всякия скверны» – восчувствуй скверноту свою, возжелай чистоты и уповательно взыщи ее у Господа. Читаешь: «остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим» – и в душе своей всем прости, и сердцем все всем простившим проси себе у Господа прощения. Читаешь: «да будет воля Твоя» – и в сердце своем совершенно предай Господу участь твою и беспрекословную изъяви готовность благодушно встретить все, что Господу угодно будет послать тебе. Если будешь так действовать при всяком стихе молитвы твоей, то у тебя будет надлежащее молитвословие.

Чтоб успешнее можно было совершать его таким образом, вот что сделай:

1) имей молитвенное правило, с благословения духовного отца твоего, небольшое – такое, которое мог бы ты исполнять неспешно, при обычном течении твоих дел;

2) прежде чем молиться, в свободное время вчитывайся в молитвы, входящие в твое правило, пойми полно каждое слово и прочувствуй его, чтоб тебе наперед знать, что при каком слове должно быть у тебя на душе, а еще лучше, если положенные молитвы заучишь на память. Когда сделаешь так, то во время молитвословия легко тебе будет понимать и чувствовать. Останется одно затруднение: мысль летучая все будет отбегать на другие предметы. Тут вот что надо:

3) надо употребить напряжение на сохранение внимания, зная наперед, что мысль отбегать будет. Потом, когда во время молитвы она отбежит, возврати ее; опять отбежит – опять возврати; так всякий раз. Но всякий же раз, что прочтено будет во время отбегания мысли и, следовательно, без внимания и чувства, снова прочитывать не забывай; и, хоть бы мысль твоя несколько раз отбегала на одном месте, несколько раз читай его, пока не прочтешь с понятием и чувством. Одолеешь однажды это затруднение – в другой раз, может быть, оно не повторится или повторится не в такой силе. Так надо поступать, когда мысль отбегает и рассеивается. Но может быть и то, что иное слово так сильно подействует на душу, что душе не будет хотеться простираться далее в молитвословии, и хоть язык читает молитвы, а мысль все отбегает назад, к тому месту, которое так подействовало на нее.

В таком случае: 4) остановись, не читай далее; а постой вниманием и чувством на том месте, попитай им душу свою или теми помышлениями, которые оно будет производить. И не спеши себя отрывать от сего состояния; так что, если время не терпит, оставь лучше недоконченным правило, а этого состояния не разоряй. Оно будет осенять тебя, может быть, и весь день, как Ангел Хранитель! Такого рода благодатные воздействия на душу во время молитвословия означают, что дух молитвы начинает внедряться, и, следовательно, сохранение сего состояния есть самое надежное средство к воспитанию и укреплению в нас духа молитвенного.

Наконец, кончишь свое молитвословие, не тотчас переходи к занятиям каким- либо, а тоже немного хоть постой и подумай, что это тобою совершено и к чему тебя сие обязывает, стараясь, если дано что восчувствовать во время молитвы, сохранить то и после молитвы. Впрочем, если кто точно совершит свое молитвословие как следует, тот и сам не захочет скоро озабочиваться делами. Таково уж свойство молитвы! Что предки наши говорили, возвратясь из Царьграда: кто вкусит сладкого, не захочет горького; то сбывается со всяким, хорошо помолившимся во время своего молитвословия. И ведать должно, что вкушение сей сладости молитвы и есть цель молитвословия и что если молитвословие воспитывает дух молитвенный, то именно чрез сие вкушение.

Если будете исполнять сии немногие правила, то скоро узрите плод труда молитвенного. А кто исполняет их и без сего указания, конечно, уже вкушает сей плод. Всякое молитвословие оставит след молитвы в душе, непрерывное продолжение его в том же порядке вкоренит ее, а терпение в сем труде привьет и дух молитвенный. Его ж да дарует вам Господь, молитвами Пречистой Владычицы нашей Богородицы!

Это я указал вам первый, начальный, способ воспитания духа молитвенного, т.е. сообразное со своим назначением совершение молитвословия, дома утром и вечером и здесь в храме. Но это – не все еще. Другой способ, если Бог поможет, укажу завтра. Аминь»4.

Молитва-покаяние

Об одном виде молитвы, наверное, стоит поговорить более подробно – о покаянии. Покаянная молитва, безусловно, как никакая другая, нуждается в личном нашем переживании, в личном нашем участии. Если благодарить можно словами общими, если даже просить можно словами общими, в молитвослове написанными, то говорить «я виноват» и при этом просто перечислять некий перечень, из книги выписанный, наверное, не совсем правильно. Покаяние в понимании христианском – личное переживание. Мы просим Бога вмешаться именно в нашу жизнь, именно нашу жизнь изменить.

В исповеди не нужна красота. Нам не нужно красиво изложить грех, чтобы священник заслушался. В исповеди совсем не важна форма, не имеет значения, в какой последовательности вы расскажете о содеянном. В исповеди, как нигде, необходима искренность, и только искренность. Вот, я сегодня и сейчас чувствую это. Я сегодня и сейчас хочу измениться и прошу Бога мне в этом помочь.

Давайте попробуем научиться для себя разделять исповедь как церковное Таинство и исповедь как молитву. Исповедь, как и молитва, может происходить в течение всего дня. В любое время я слежу за собой и замечаю: сейчас сказал не то, а сейчас пошел не туда и посмотрел не так, помыслил дурное. Если я уже научился соотносить себя в первую очередь с личностью Христа, то, подумав или совершив что-то неподобающее, осеняю себя крестным знамением или просто произношу про себя: «Господи, прости! Господи, помилуй!» – так я исповедую свой грех. А приходя на исповедь как на церковное Таинство, я в первую очередь должен вычленить из множества своих прегрешений главное, что я по-настоящему желаю отринуть, оставить, от чего хочу очиститься, что имею решимость и упование больше никогда не совершать, от чего хочу спастись, пока этот грех или страсть не взяли меня в плен.

Человек в силу своей падшей природы подвержен страстям. Более того, когда мы говорим о том, что молитва – это разговор души с Богом, обращение к Невидимому, проникновение в духовный мир, то не будем забывать о том, что в духовном мире действует не только Бог. В нем действует еще и «темная сила» – падшие духи, или бесы.

Безусловно, падшие духи всегда, до самого последнего момента нашей с вами земной жизни будут прикладывать усилия к тому, чтобы нас погубить: отвратить от общения с Богом, от Его спасительной Благодати. А погубить нас, сбить с нашего духовного пути бесы могут очень просто: улавливая на всевозможных страстях, всевозможных людских слабостях. Человек – это не только духовное или материальное существо. Человек – это союз души и тела, союз двух миров – духовного и физического. И как существо, обладающее телом, он подчиняется физическим законам нашего мира, зачастую преувеличивая для себя значение физического здоровья, материального благополучия, эмоций, которые приносят вкусная еда, мягкая постель, хорошая погода. Но еще раз возвратимся к прошению, выраженному в Господней молитве «Отче наш». О чем мы просим? О хлебе насущном. Не о хлебе приятном, или вкусном, или свежем, или вообще о пирожном! Только – о насущном, т.е. необходимом. И когда мы действительно научимся просить о хлебе насущном – тогда мы и будем довольны. Тогда мы будем получать то, что нам нужно. Ведь хлеб насущный в этой молитве не только хлеб в виде буханки или рогалика. Это то, что по-настоящему необходимо человеку для поддержания его жизни – как биологической, так и духовной.

У Бога нет иллюзий, будто человек может прожить без пищи или без отдыха. Поэтому когда Христос встречает учеников уже после Своего Воскресения, в одной ситуации Он у них просит поесть, а в другой Сам им говорит: «Приходите обедать». Бог прекрасно знает, что человеческий организм нуждается в пище, в отдыхе. Поэтому, например, в Евангелии мы видим: после того как были накормлены пять тысяч человек пятью хлебами, Он отправляет своих учеников отдохнуть. Богу прекрасно известно, что наши силы ограничены.

Вот так связываются в молитве наши прошения и нужды телесные с нуждами духовными. А возвращаясь к разговору о видах молитвы, напомню, что существуют прошение, покаяние и благодарение. Все три типа молитвы, с одной стороны, должны присутствовать в нашей жизни ежедневно. А с другой стороны, есть такая церковная служба, в которой они все собраны воедино. Это – Литургия.

Не случайно русская православная традиция соединила два великих Таинства – Исповедь (Покаяние) и Причащение. Не случайно, что вкушению Небесного Хлеба предшествует покаяние на Исповеди, прошение на ектениях, а уже потом, в центре, стоит благодарение – Евхаристия. Такими ступенями человек восходит к Богу. И мы понимаем, что на самом деле если мы всерьез задумаемся о взаимоотношениях Бога и себя, то очень редко бываем достойны у Бога не только что-то получать, но даже и попросить.

Приведу типичный пример из жизни, о котором не хочется, но нужно говорить. Как только задаешь людям, абсолютно уверенным в том, что они православные, вопрос, какая заповедь первая, они называют что угодно, кроме «возлюби Бога своего всем сердцем своим». Ну не помнят! Не помнят, что, оказывается, все, что мы делаем, имеет смысл не как «моральный кодекс строителей коммунизма», не как некое духовное обрамление Уголовного кодекса, а как система личностных взаимоотношений, основанная на четком понимании иерархичности мира. Что в основе всего – Первопричина, Бог. Бог-Творец и человек как личность, которую Бог поднимает до Себя.

Пока я себя не подготовил к этой встрече, я не могу и просить у Него ничего. А как я могу себя подготовить? Покаянием. Хоть как-то подготовив себя к покаянию, я могу приступать к прошению. Ведь не зря же Спаситель изрек притчу о брачных одеждах. Не имея брачных чистых одежд, как дерзаем мы приступить к Божественной Трапезе? Как придем на пир к Царю?

Сколько раз мне самому приходилось говорить: «Вот я сегодня пришел в храм с вопросом, с просьбой, и услышал ответ. На проповеди, в Писании, от случайного человека, может быть, но Бог нашел возможность ответить мне». Много раз эти слова произносили другие люди, так что опыт этот не единичный, не уникальный. Это церковная практика, которая может быть использована любым. «Имеющий уши, да слышит…»

Для того же, чтобы быть услышанными, нужно молиться от чистого сердца. Для того чтобы быть услышанными, нужно молиться, подготовив себя к молитве. Для того чтобы быть услышанными, нужно понимать, что вся наша жизнь, все обстоятельства, все, что с нами происходит, – это ответ Бога на наши молитвы. Не нужно удивляться, что иногда ответ нас не устраивает. Мы разговариваем не с учеником, а с Учителем. Не с подчиненным, а с Творцом всей Вселенной. Бог дает ответ каждому, главное для человека – научиться Его слушать и слышать!

Как научиться молиться своими словами?

А в заключение, чтобы было понятнее, что же такое молитва своими словами, я продолжу слова свт. Феофана о молитве: «Вчера я показал вам один способ воспитания в себе духа молитвенного, именно: сообразное со своим назначением совершение наших молитвословий. Но здесь полагается только начало науке молитвенной, надо идти далее. Припомните, как учатся, например, языкам. Сначала заучивают слова и обороты речи по книгам. Но на этом одном не останавливаются, а стараются помощью его доходить, и действительно доходят до того, что сами, без пособия заученного, ведут правильно долгую речь на изучаемом языке. Так надо поступать и в деле молитвы. Навыкаем мы молиться по молитвенникам, молясь посредством готовых молитв, переданных нам Господом и Святыми Отцами, преуспевшими в молитве. Но на этом одном останавливаться не должно; надо далее простираться и, навыкнувши умом и сердцем обращаться к Богу со стороннею помощью, надо делать опыты возношения к Нему – и своего собственного, доходить до того, чтоб душа сама своею, так сказать, речью вступала в молитвенную беседу с Богом, сама возносилась к Нему и Ему себя открывала и исповедовала, что есть в ней и чего желательно ей.

И сему надо учить душу. Укажу вам коротко, что должно делать, чтоб успеть в сей науке.

И навык с благоговением, вниманием и чувством молиться по молитвенникам к сему же ведет. Ибо как из сосуда переполненного сама собою изливается вода, так из сердца, посредством молитвословий исполнившегося святых чувств, сама собою начнет исторгаться своя к Богу молитва. Но есть и особые, к сей исключительно цели обращенные правила, которые и да положит себе исполнять всякий, желающий успеха в молитве.

Отчего это, скажите, сколько лет иногда молятся по молитвенникам – и все еще не имеют молитвы в сердце? Между прочим, думаю, оттого, что только в то время несколько и напрягаются возноситься к Богу, когда совершают молитвенное правило; во все же прочее время и не вспомнят о Боге. Кончат, например, свои утренние молитвы и думают, что в отношении к Богу все тем и исполнено; затем целый день – только дело за делом, а к Богу и не обратятся; разве к вечеру придет на мысль, что вот опять скоро надо становиться на молитву и совершать свое молитвословие. От сего бывает, что, если и дает Господь какое доброе чувство утром, его заглушает суета и многодельность дня. Оттого же и вечером не бывает охоты молиться, человек никак не совладает с собою, чтобы хоть немного умягчить свою душу, и молитва вообще худо спеется и зреет. Вот эту неправость (не всеобщую ли почти?) и надобно исправить, т.е. надо сделать так, чтоб душа не тогда только к Богу обращалась, когда стоишь на молитве, но и в продолжение всего дня, сколько можно, непрерывнее возносилась к Нему и пребывала с Ним. Для сего надобно в продолжение дня чаще к Богу из сердца взывать краткими словами, судя по нужде души и текущим делам. Начинаешь что, например, говори: «Благослови, Господи!» Кончаешь дело, говори: «Слава Тебе, Господи!», и не языком только, но и чувством сердца. Страсть какая подымется, говори: «Спаси, Господи, погибаю». Находит тьма помышлений смутительных, взывай: «Изведи из темницы душу мою!» Предстоят неправые дела и грех влечет к ним, молись: «Настави мя, Господи, на путь» или: «Не даждь во смятение ноги моея». Грехи подавляют и влекут в отчаяние, возопи мытаревым гласом: «Боже, милостив буди мне грешному». Так и во всяком случае. Или просто почасту говори: «Господи, помилуй»; «Владычице Богородице, помилуй мя»; «Ангеле Божий, Хранителю мой Святый, защити меня» – или другим каким словом взывай. Только сколько можно чаще делай сии воззвания, всяко стараясь, чтоб они из сердца исходили, как бы выжатые из него. Когда будем так делать, частые будут у нас совершаться умные к Богу восхождения из сердца, частые к Богу обращения, частая молитва, а это учащение сообщит навык умного с Богом собеседования.

Но чтоб душа так взывать стала, надобно наперед заставить ее все обращать во славу Божию – всякое свое дело, большое и малое. И это есть второй способ, как научить душу чаще днем обращаться к Богу. Ибо если положим себе в закон исполнять сию заповедь апостольскую, чтоб вся во славу Божию творить, даже аще ямы или пиемы (1Кор. 10:31), то непременно при каждом деле вспомним о Боге, и вспомним не просто, а с опасливостию, как бы не поступить в каком случае неправо и не оскорбить Бога каким-либо делом. Это и заставит со страхом к Богу обратиться и молитвенно просить помощи и вразумления. Как мы почти непрестанно что-либо делаем, то почти непрестанно будем к Богу обращаться молитвенно, и, следовательно, почти непрерывно проходить науку молитвенного в душе к Богу возношения.

Но чтобы и это, т.е. делание всего во славу Божию, душа исполняла как должно, надобно настроить ее к сему с раннего утра, с самого начала дня, прежде чем изыдет человек на дело свое и на делание свое до вечера. Настроение сие производится Богомыслием. И это есть третий способ обучения души к частому обращению к Богу. Богомыслие есть благоговейное размышление о Божественных свойствах и действиях и о том, к чему ведение их и их к нам отношение нас обязывает; есть размышление о благости Божией, правосудии, премудрости, всемогуществе, вездесущии, всеведении, о творении и промышлении, об устроении спасения в Господе Иисусе Христе, о благодати и слове Божием, о свв. Таинствах, о Царстве Небесном. О каком из сих предметов ни стань размышлять, размышление сие непременно исполнит душу благоговейным к Богу чувством. Стань размышлять, например, о благости Божией, увидишь, что ты окружен милостями Божьими и телесно, и духовно, и разве только камень будешь, чтоб не пасть пред Богом в излиянии уничиженных чувств благодарения. Стань размышлять о вездесущии Божием – уразумеешь, что ты всюду пред Богом, и Бог пред тобою, и не можешь не исполниться благоговейным страхом. Стань размышлять о всеведении Божием, познаешь, что ничто в тебе не сокрыто от ока Божия, и непременно положишь быть строго внимательным к движениям сердца своего и ума, чтоб не оскорбить как-нибудь всевидящего Бога. Стань рассуждать о правде Божией – и уверишься, что ни одно худое дело не останется без наказания, и непременно положишь очистить все грехи свои сердечным пред Богом сокрушением и покаянием. Так, о каком свойстве и действии Божием ни стань рассуждать, всякое такое размышление исполнит душу благоговейных к Богу чувств и расположений. Оно прямо к Богу устремляет все существо человека и есть потому самое прямое средство к тому, чтобы приучить душу к Богу возноситься. Самое приличное и удобное для сего время есть утро, когда душа еще не обременена множеством впечатлений и деловыми заботами, и именно после утренней молитвы. Кончишь молитву – сядь и с освященною в молитве мыслию начинай размышлять ныне об одном, завтра о другом Божием свойстве и действии и соответственное тому в душе произведи расположение. «Иди, – говорил свт. Димитрий Ростовский, – иди, святое богомыслие, и погрузимся в размышление о великих делах Божиих» – и проходил мыслию или дела творения и промышления, или чудеса Господа Спасителя, или Его страдания, или другое что, растрогивал тем сердце свое и начинал изливать душу свою в молитве. Так и всякий может делать. Труда немного, желание только и решимость надо; а плода много.

Так вот три способа, как, кроме молитвенного правила, научить душу молитвенно к Богу возноситься, именно: посвящать утром несколько времени на богомыслие; всякое дело обращать во славу Божию и часто обращаться к Богу краткими воззваниями. Когда утром хорошо будет совершено богомыслие, оно оставит глубокое настроение к помышлению о Боге. Помышление о Боге заставит душу всякое действие свое – и внутреннее, и внешнее – осторожно содевать и во славу Божию обращать. А то и другое – в такое поставят душу положение, что из нее почасту будут исторгаться молитвенные воззвания к Богу. Эти три – богомыслие, всего во славу Божию творение и частые воззвания – суть самые действительные орудия умной и сердечной молитвы. Всякое из них возносит душу к Богу. Кто положил упражняться в них, тот скоро приобретет навык восхождения полагать в сердце своем к Богу. Труд в сем походит на восход на гору. Чем выше поднимется кто на гору, тем свободнее и легче дышит. Так и здесь: чем больше кто навыкает показанным упражнениям, тем выше подымет душу и, чем выше подымится душа, тем свободнее будет действовать в ней молитва. Душа наша по природе есть обитательница горнего мира Божественного. Там бы ей следовало быть неисходно и мыслию, и сердцем; но груз земных помышлений и пристрастий влечет и тяготит ее долу. Показанные способы отрывают ее от земли мало-помалу, а там и совсем оторвут. Когда же совсем оторвут, тогда душа вступит в свою область и будет сладостно обитать горе – здесь сердечно и мысленно, после же и самым существом своим сподобится пред лицем Бога пребывать в ликах Ангелов и святых. Чего да сподобит всех вас Господь благодатию Своею»8.

И да будет вам всем по вере вашей! Аминь!

Молебен от тоски по любимому

Молитвенный текст от тяжелых состояний помогает:

  • Общее состояние просящего улучшается;
  • Появляются изменения в настроение, человек более позитивно ко всему относится;
  • Унять тоску по любимому человеку;
  • Справиться с неразделимой привязанностью.
  • Отпустить умершего;
  • Сконцентрироваться на работе;
  • Найти занятие по душе и отвлечься от горестных мыслей.

Храни Вас Господь!

Список использованной литературы

Филарет Московский (Дроздов), свт. Православный катехизис. М.: Паломник, 1998.

Феофан, Затворник Вышенский, свт. Собрание писем: в 2 т. М.: Правило веры, 2000.

Феофан, Затворник Вышенский, свт. Четыре слова о молитве. М., 1993.

Священник Григории Михнов-Вайтенко родился 3 сентября 1967 года в г. Москве, где провел детство и юность. По окончании школы поступил на сценарный факультет ВГИКа. Работал режиссером на Центральном телевидении возглавлял коммерческие теле-, кинопроизводственные и вещательные компании. С 2003 по 2008 год – генеральный директор Православного телеканала «Благовест». В 2008 году архиепископом Новгородским и Старорусским Львом рукоположен в диаконы, а 13 февраля 2009 года – принял священнический сан. Служит в Георгиевском храме г. Старая Русса.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Твоя молитва
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector