Стихи на похоронах женщины

Современные

Поговори со мной, пока я жив.

Пока я здесь, возьми меня за руку.

Не слушай пульс, а просто подержи.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

Не обрекай на отчужденья муку.

Не убегай, чтоб плакать по углам.

Стихи на похоронах женщины

Чтоб выть над ванной, отвернув все краны.

Ведь так не легче. Я бы плакал сам,

Но слёзы только растравляют раны.

Пока ты плачешь, я лежу один,

В стерильной и прилизанной постели.

Не беспокойся, действует морфин,

Но знаешь, часто боль живёт не в теле.

В словах, в глазах,в улыбке напряжённой.

Но ты мне врёшь. Нам угрожает крах

Я как чужой тебе, как прокажённый.

Ты избегаешь правды, как огня.

Я так измучен сладкими речами…

Ты полагаешь,что щадишь меня,

Ты дверь захлопнув, шепчешься с врачами.

Но, разве, правда — признак нелюбви?

Ведь я не выношу ни лжи, ни лести.

Стихи на похоронах женщины

Боишься — говори, кричи, реви

И я боюсь. Давай бояться вместе.

Во сне я видел смерть.

«Попозже, не сейчас

Придёшь за мною после разговора».

Пойми, мне очень страшно уходить.

Пока я эту стену не разрушу.

Прошу тебя, не разучись любить.

Пусть боль тебе дотла не выжжет душу.

Хочу, чтоб утром после похорон,

Ты как всегда, умылась, причесалась.

Чтоб ты не отключала телефон.

Чтоб знала, для чего ты здесь осталась.

Чтоб без меня сумела жить потом

Нормальной жизнью, а не бывшей драмой.

Чтоб у тебя был муж, уютный дом.

Ты станешь замечательною мамой.

И не терзайся, будто предаёшь,

Всё то, что в нашем общем прошлом было.

Мечтал я счастье дать тебе.

Стихи на похоронах женщины

Ну,что ж…

Мне просто этой жизни не хватило.

Когда я грань миров перешагну,

И поражусь, как тот, иной, прекрасен

Я в нём останусь. Ждать тебя одну.

Живи — я очень долго ждать согласен.

Поминальные слова на 9 дней, 40 дней и 1 год

Впервые оказавшись вплетенными в такие трагические обстоятельства, вы должны знать правила, как вести себя на похоронах. В таких случаях сложно сдержать эмоции, можно своим поведение оскорбить окружающих.

Тяжелая ноша сваливается на плечи родственников усопшего: организация похорон и знание правил поведения на таких мероприятиях.

  1. Чёрная одежда.
    Женщины обязательно покрывают голову платком перед входом в храм, мужчины снимают головные уборы.

    Принято надевать тёмную одежду, символизирующую тоску по умершему. Не стоит наряжаться, делать яркий макияж, выберите скромный наряд без вульгарных вырезов.

  2. Организация.
    За определённую плату проведение всех мероприятий спланирует специальная служба.

    Пригласите родственников, друзей, коллег погибшего на поминки. Если семья не хочет кого-то видеть на похоронах, они должны сообщить нежеланному гостю об этом.

  3. Организуйте маленький пункт первой помощи.
    На похоронах много слёз и скорби, не исключены обмороки.

    Соберите небольшую аптечку из успокоительных средств и нашатырного спирта.

  4. Разделите пиршество.
    После застолья раздайте еду приглашённым.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

Важно!
Следите за тем, чтобы поминки не превратились в празднование. Ограничьте или полностью исключите алкоголь. Соблюдайте правила этикета за столом.

Есть ещё несколько обязательных пунктов, которые нужно учитывать гости перед походом на похороны и поминки:

  • Купите прощальный подарок.
    Традиционно дарят венок из чётного количества цветов с памятной надписью: «любимому отцу от любящего сына», «подруге, ты была лучшей».

    Надпись может быть любой, но не оскорбительной.

  • О покойном либо хорошо, либо ничего.
    Даже если сосед сверлил сутки напролёт, вспомните, он всегда здоровался, уважительно относился к вам.

    Выразите родственникам мужчины соболезнования.

  • Не отказывайте в помощи, если вас попросили.
    Мужчин просят вынести крышку гроба, женщины несут цветы и присматривают за детьми, если необходимо.
  • Поэзия прощальных речей.
    Стихи можно прочесть, если они уместны, лучше ограничиться коротким четверостишьем.
  • Во время поминок первыми произносят речь близкие люди.
    Сестре, брату лучше проститься в середине мероприятия.

Надгробная речь в христианских канонах не всегда произносятся. Для придания похоронам светского характера участник ритуала может публично обратиться к гостям.

Слова произносит
умершей матери дочь, близкий друг семьи. Момент прискорбный, потому что после прощальных слов гроб опускают в могильную яму.

Цель таких слов – торжественно проститься, отпустить и пожелать царствия небесного.

Для проводов в другой мир, соблюдайте правила произношения надгробных слов:

  1. Не нужно говорить всем.
    Речь должен сказать близкий человек, которые был хорошо знаком с усопшим.
  2. Выберите человека с громким голосом
    и хорошей дикцией, эмоционально стойкого. Невестка, произнося речь свекрови в последний путь, будет громко плакать.

    Лучшие речи на похоронах произносят мужчины.

  3. Правильно подобрать слова – искусство успокоения.
    Выступление должно не травмировать родных и близких.
  4. Говорите о лучших качествах усопшего.
    Тёплые слова успокоят душу погибшего в загробном мире.
  5. Не затягивайте выступление,
    говорите не больше 5 минут.
  6. Для составления речи воспользуйтесь планом,
    указанным в таблице выше. Расскажите, что не было в жизни никого ближе бабушки, вспомните характер, поступки, то, как важно, что все сегодня собрались на последние проводы.

Чем больше проходит времени, тем меньше боль утраты. Принято собирать семью за общим столом на 9, 40 дней после смерти, через год.

На поминках вспоминают усопшего с радостью, теплом.
Рассказывают истории, едят традиционные блюда.

Стихи на похоронах женщины

Выпивка – веяние светского мира,
в христианских обычаях поминать усопшего можно без вина.

Важно!
На похоронах стихи категорически не уместны. Но на поминках трогательная поэзия придётся кстати, особенно на 9, 40 день после смерти и на годовщину.

Искренним и лучшим вариантом будут стихи собственного сочинения, обращённые к покойному.

Годовщина смерти (1 год) — траурная дата. В этот день родные и близкие усопшего человека собираются для того, чтобы помянуть его. По традиции собравшиеся вспоминают о добрых делах, которые умерший человек успел сделать при жизни, делятся своими воспоминаниями друг с другом, выражают соболезнования близким родственникам.

Марина Цветаева

«Эпитафия»

«Тому, кто здесь лежит под травкой вешней»

Тому, кто здесь лежит под травкой вешней,

Прости, Господь, злой помысел и грех!

Он был больной, измученный, нездешний,

Он ангелов любил и детский смех.

Не смял звезды сирени белоснежной,

Хоть и желал Владыку побороть…

Во всех грехах он был — ребенок нежный,

И потому — прости ему, Господь!

«Он приблизился, крылатый»

Он приблизился, крылатый,

И сомкнулись веки над сияньем глаз.

Пламенная-умерла ты

В самый тусклый час.

Что искупит в этом мире

Эти две последних, медленных слезы?

Он задумался. — Четыре

Выбили часы.

Незамеченный он вышел,

Слово унося важнейшее из слов.

Но его никто не слышал —

Твой предсмертный зов!

Затерялся в море гула

Крик, тебе с душою разорвавший грудь.

Розовая, ты тонула

В утреннюю муть…

Перси Шелли

«О смерти»

Потому что в могиле, куда ты пойдешь,

нет ни работы, ни размышления,

ни знания, ни мудрости.

Екклезиаст

Еле зримой улыбкой, лунно-холодной,

Вспыхнет ночью безлунной во мгле метеор,

И на остров, окутанный бездной бесплодной,

Пред победой зари он уронит свой взор.

Так и блеск нашей жизни на миг возникает

И над нашим путем, погасая, сверкает.

Человек, сохрани непреклонность души

Между бурных теней этой здешней дороги,

И волнения туч завершатся в тиши,

В блеске дивного дня, на лучистом пороге,

Ад и рай там оставят тебя, без борьбы,

https://www.youtube.com/watch?v=https:www.googleadservices.compageadaclk

Будешь вольным тогда во вселенной судьбы.

Этот мир есть кормилец всего, что мы знаем,

Этот мир породил все, что чувствуем мы,

И пред смертью — от ужаса мы замираем,

Если нервы — не сталь, мы пугаемся тьмы,

Смертной тьмы, где — как сон, как мгновенная тайна,

Все, что знали мы здесь, что любили случайно.

Тайны смерти пребудут, не будет лишь нас,

Все пребудет, лишь труп наш, остывши, не дышит,

Поразительный слух, тонко созданный глаз

Не увидит, о нет, ничего не услышит,

В этом мире, где бьются так странно сердца,

В здешнем царстве измен, перемен без конца.

Кто нам скажет рассказ этой смерти безмолвной?

Кто над тем, что грядет, приподнимет покров?

Кто представит нам тени, что скрыты, как волны,

В лабиринтной глуши многолюдных гробов?

Кто вольет нам надежду на то, что настанет,

С тем, что здесь, что вот тут, что блеснет и обманет?!

Перевод — К. Д. Бальмонта

Афанасий Фет

«Мой прах уснет забытый и холодный»

Мой прах уснет забытый и холодный,

А для тебя настанет жизни май;

О, хоть на миг душою благородной

Тогда стихам, звучавшим мне, внимай!

И вдумчивым и чутким сердцем девы

Безумных снов волненья ты поймешь

И от чего в дрожащие напевы

Я уходил — и ты за мной уйдешь.

Приветами, встающими из гроба,

Сердечных тайн бессмертье ты проверь.

Вневременной повеем жизнью оба,

И ты и я — мы встретимся — теперь!

«Смерти»

Я в жизни обмирал и чувство это знаю,

Где мукам всем конец и сладок томный хмель;

Вот почему я вас без страха ожидаю,

Ночь безрассветная и вечная постель!

Пусть головы моей рука твоя коснется

И ты сотрешь меня со списка бытия,

Но пред моим судом, покуда сердце бьется,

Мы силы равные, и торжествую я.

Еще ты каждый миг моей покорна воле,

Ты тень у ног моих, безличный призрак ты;

Покуда я дышу — ты мысль моя, не боле,

Игрушка шаткая тоскующей мечты.

«Смерть»

«Я жить хочу! — кричит он, дерзновенный.

Пускай обман! О, дайте мне обман!»

И в мыслях нет, что это лед мгновенный,

А там, под ним — бездонный океан.

Бежать? Куда? Где правда, где ошибка?

Опора где, чтоб руки к ней простерть?

Что ни расцвет живой, что ни улыбка, —

Уже под ними торжествует смерть.

Слепцы напрасно ищут, где дорога,

Доверясь чувств слепым поводырям;

Но если жизнь — базар крикливый Бога,

То только смерть — его бессмертный храм.

«Ужель на вопль и зов молебный»

Ужель на вопль и зов молебный

Ты безучастно промолчишь?

Ужель улыбкой задушевной

Семьи опять не озаришь?

Забыв и радости земные,

И милосердия дела,

Ты, покидая нас впервые,

За сыном-отроком ушла.

Разлуки нет. Твой образ милый

Чрез жизнь мы в сердце пронесем,

И там, за рубежом могилы,

Навек обнять тебя придем.

«Умолк твой голос навсегда»

Умолк твой голос навсегда,

И сердце жаркое остыло,

Лампаду честного труда

Дыханье смерти погасило.

На мир усопшего лица

Кладу последнее лобзанье.

Не изменили до конца

Тебе ни дружба, ни призванье.

Изнемогающий, больной,

Души ты не утратил силу,

И жизни мутною волной

Ты чистым унесен в могилу.

Спи! Вечность правды настает,

Вокруг стихает гул суровый,

И муза строгая кладет

Тебе на гроб венок лавровый.

«И перед смертию, живой исполнен ласки»

И перед смертию, живой исполнен ласки,

Ты взор обвел кругом

И тихо сам закрыл младенческие глазки,

Уснув последним сном…

«Изнемогающий, больной»

«Нас отпевают. В этот день»

Нас отпевают. В этот день

Всяк благосклонною хвалою

Немую провожает тень.

«Прости! Разверстая могила»

Прости! Разверстая могила

Тебя отдаст родной земле;

Скажи: что смерть изобразила

На этом вдумчивом челе?

«Очей тех нет — и мне не страшны гробы»

Очей тех нет — и мне не страшны гробы,

Завидно мне безмолвие твое,

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

И, не судя ни тупости, ни злобы,

Скорей, скорей в твое небытие!

«Солнца уж нет, нет и дня неустанных стремлений»

Солнца уж нет, нет и дня неустанных стремлений,

Только закат будет долго чуть зримо гореть;

О, если б небо судило без тяжких томлений

Так же и мне, оглянувшись на жизнь, умереть!

Как подготовиться

На человека принято устраивать поминки. О проведении траурного мероприятия сообщается только тем людям, которых родственники покойного желают видеть за поминальным столом. Прежде чем провести поминки, родственникам покойного человека необходимо:

  1. Заблаговременно оповестить близких людей о приближении траурной даты.
  2. Выбрать заведение (кафе или столовую) для проведения поминок или организовать поминальный стол в домашних условиях.
  3. Накануне проведения поминок еще раз обзвонить приглашенных и узнать, кто собирается прийти.

Порционные блюда рекомендуется сделать немного больше заявленного количества гостей. Это необходимо в случае, если на поминки придет неприглашенный дальний родственник или коллега усопшего. Не стоит уделять большого внимания оформлению помещения, где будет проходить поминальная трапеза. Достаточно поставить на видное место фотографию поминаемого человека, перетянутую траурной лентой черного цвета.

Поминки 1 год — важная дата, но не стоит приглашать слишком много людей. Предпочтительно, если среди приглашенных будут близкие родственники и те люди, которых умерший человек любил при жизни. Но не стоит отказывать тем, кто сам изъявил желание посетить мероприятие (исключение составляют случаи, когда на поминки пришел человек, явно желающий испортить траурное мероприятие).

Многих интересует вопрос о том, можно ли устраивать поминки раньше фактического наступления годовщины. Церковь дает на это разрешение. Например, если годовщина смерти выпадает на рабочий день недели, то лучше проводить поминки накануне в выходной день. Не все родственники знают, можно ли устраивать поминальный обед во время поста. Это допустимо с условием, что на столе будет присутствовать только постная пища.

Христианский долг живых — молиться о душах умерших родственников. Только по искренним молитвам поминаемый человек может быть прощен на небесах. Именно поэтому на год со дня смерти человека родственники обязательно должны посетить церковь, поставить свечки за упокой души и заказать специальную молитву — панихиду.

После похода в храм родственникам рекомендуется посетить могилу поминаемого человека, особенно если на улице лето. Если на могилу приглашен священник, то он может прочитать акафист и совершить литию. Проведенный обряд — это тоже часть поминовения, за который человеку прощаются грехи. Родственники должны произносить добрые слова, мысленно просить прощения у покойного.

На кладбище рекомендуется приносить живые цветы. Священнослужители категорически запрещают нести на могилу продукты питания, алкогольные напитки и сигареты. На место захоронения лучше принести свечи и лампадки. Есть и выпивать на могиле — языческий обряд. Это способствует разведению всяческого мусора на кладбище.

Для того чтобы как можно больше людей помянули человека, произнеся добрые слова, через год после смерти рекомендуется раздавать милостыню. Этот обряд позволяет живым людям совершить благое дело, результатом которого является улучшение загробной жизни усопшего. Раздают милостыню обычно тем, кто в ней нуждается — бедным людям.

Поминальный обед

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

Сервировать стол для поминального обеда следует скромно. Необходимо приготовить первое блюдо, второе, закуски, кутью. Коливо лучше освятить в церкви или самостоятельно окропить святой водой — таковы правила. Рекомендуется исключить спиртные напитки. В исключительных случаях можно поставить на стол водку, коньяк или кагор.

Многих интересует вопрос о том, можно ли произносить тост. Во время обеда собравшимся уместно говорить добрые слова о покойном человеке. Стихи, теплые слова в прозе — это то, что говорят на поминках. Допустимо делиться своими воспоминаниями. Не следует превращать годовой поминальный обед в праздник, где люди сплетничают, развлекаются, произносят слова, очерняющие память умершего человека.

Один год с того момента, как прошли похороны человека, — очень важная траурная дата. Подготовиться к проведению поминального обеда следует заранее. Однако нужно помнить о том, что главная цель обеда и посещения кладбища — поминовение усопшего человека, совершение молитвы о его душе. Не стоит только для того, чтобы угодить окружающим людям.

ПОМИНОВЕНИЕ УСОПШИХ

П

очему люди умирают?

— «Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих, ибо Он создал все для бытия» (Прем. 1:13-14). Смерть появилась в ре­зультате грехопадения первых людей. «Праведность бессмертна, а не­правда причиняет смерть: нечестивые привлекли ее и руками и словами, сочли ее другом и исчахли, и заключили союз с нею, ибо они достойны быть ее жребием» (Прем. 1:15-16).

Чтобы разобраться в вопросе о смертности, необходимо разли­чать смерть духовную и телесную. Смерть духовная — это разлучение души с Богом, Который для души есть Источник вечного радостного бытия. Эта смерть — самое страшное следствие грехопадения человека. От нее человек избавляется в Крещении.

Смерть же телесная после Крещения хотя и остается в человеке, но она приобретает иной смысл. Из наказания она становится дверью в рай (для людей, которые не только крестились, но и жили богоугодно) и она называется уже «успением».

Что происходит с душой после смерти?

По церковному Преданию, основанному на словах Христа, души праведников относятся ангелами в преддверие рая, где они пре­бывают до Страшного Суда, ожидая вечного блаженства: «Умер ни­щий, и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово» (Лк. 16:22). Души грешников попадают в руки демонов и находятся «в аду, в муках» (см. Лк. 16:23).

Окончательное разделение на спасенных и осужден­ных произойдет на Страшном Суде, когда «многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление» (Дан. 12:2). Христос в притче о Страшном Суде под­робно говорит о том, что грешники, не творившие дел милосердия, будут осуждены, а праведники, творившие такие дела, будут оправ­даны: «И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (Мф. 25:46).

Что означают 3-й, 9-й, 40-й дни после кончины челове­ка? Что необходимо делать в эти дни?

Святое Предание благовествует нам со слов святых подвиж­ников веры и благочестия о тайне испытания души после отшеетвия ее от тела. Первые два дня душа умершего человека пребывает еще на зем­ле и с сопровождающим ее Ангелом ходит по тем местам, которые при­тягивают ее воспоминанием земных радостей и горестей, добрых дел и злых.

Потом душа в сопровождении Ангела заходит в райские обите­ли и созерцает их несказанную красоту. В таком состоянии душа пре­бывает шесть дней — от третьего до девятого. В девятый день Господь повелевает Ангелам опять представить душу к Нему на поклонение. Со страхом и трепетом предстоит душа пред Престолом Всевышнего. Но и в это время Святая Церковь опять молится за усопшего, прося Мило­сердного Судию о водворении со святыми души преставившегося.

После вторичного поклонения Господу Ангелы отводят душу в ад, и она созерцает жестокие муки нераскаявшихся грешников. В со­роковой день по смерти душа в третий раз возносится к Престолу Бо­жию. Теперь решается ее участь — ей назначается определенное место, которого она удостоилась по делам своим. Потому так благовременны церковные молитвы и поминовения в этот день. Ими испрашивается прощение грехов и водворение души умершего в раю со святыми. В эти дни Церковь совершает панихиды и литии.

Поминовение умершего в 3-й день после его смерти Церковь совершает в честь тридневного Воскресения Иисуса Христа и во образ Пресвятой Троицы. Поминовение в 9-й день совершается в честь девяти чинов ангельских, которые, как слуги Царя Небесного и предстатели к Нему ходатайствуют о помиловании преставившегося.

Поминовение в 40 -й день, по преданию апостолов, имеет основанием сорокадневный плач израильтян о кончине Моисея. Кроме того, известно, что соро­кадневный период весьма знаменателен в истории и Предании Церкви как время, необходимое для приуготовления, принятия особого Боже­ственного дара, для получения благодатной помощи Отца Небесного.

Так, пророк Моисей удостоился беседовать с Богом на горе Синай и по­лучить от Него скрижали Закона лишь по прошествии сорокадневного поста. Пророк Илия достиг горы Хорив через сорок дней. Израильтяне достигли земли обетованной после сорокалетнего странствия по пу­стыне. Сам Господь наш Иисус Христос вознесся на небо в сороковой день по Воскресении Своем.

Во все эти дни очень важно заказывать поминание усопшего в Церкви, подавая записки для поминовения на Литургии и панихиде.

Какая душа не проходит мытарств после смерти?

Из Священного Предания известно, что даже Божия Матерь, получив извещение от архангела Гавриила о приближающемся часе Ее переселения на небо, повергшись пред Господом, со смирением умоля­ла Его, чтобы, в час исхода Ее души, не видать Ей князя тьмы и адских страшилищ, но чтобы Сам Господь принял душу Ее в Свои Божествен­ные объятия.

Тем более грешному роду человеческому полезнее думать не о том, кто не проходит мытарств, а о том, как их пройти, и все де­лать для очищения совести, исправления жизни по заповедям Божиим. «Сущность всего: бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом все для человека; ибо всякое дело Бог приведет на суд, и все тай­ное, хорошо ли оно, или худо» (Еккл. 12:13-14).

Ф. Тютчев

«23 ноября 1865»

Нет дня, чтобы душа не ныла,

Не изнывала б о былом —

Искала слов, не находила —

И сохла, сохла с каждым днем, —

Как тот, кто жгучею тоскою

Томился по краю родном

И вдруг узнал бы, что волною

Он схоронен на дне морском.

«Весь день она лежала в забытьи»

Весь день она лежала в забытьи,

И всю ее уж тени покрывали —

Лил теплый летний дождь — его струи

По листьям весело звучали.

И медленно опомнилась она,

И начала прислушиваться к шуму,

И долго слушала — увлечена,

Погружена в сознательную думу…

И вот, как бы беседуя с собой,

Сознательно она проговорила

«О, как все это я любила!..»

………………………

Любила ты, и так, как ты, любить —

Нет, никому еще не удавалось —

О Господи!.. и это пережить…

И сердце на клочки не разорвалось…

«Как ни тяжел последний час»

Как ни тяжел последний час —

Та непонятная для нас

Истома смертного страданья, —

Но для души еще страшней

Следить, как вымирают в ней

Все лучшие воспоминанья…

Своей улыбкой, странно-длительной,

Глубокой тенью черных глаз

Он часто, юноша пленительный,

Обворожает, скорбных, нас.

В ночном кафе, где электрический

Свет обличает и томит

Он речью, дьявольски-логической,

Вскрывает в жизни нашей стыд.

Он в вечер одинокий — вспомните, —

Когда глухие сны томят,

Как врач искусный в нашей комнате,

Нам подает в стакане яд.

Он в темный час, когда, как оводы,

Жужжат мечты про боль и ложь,

Нам шепчет роковые доводы

И в руку всовывает нож.

Он на мосту, где воды сонные

Бьют утомленно о быки,

Вздувает мысли потаенные

Мехами злобы и тоски.

В лесу, когда мы пьяны шорохом,

Листвы и запахом полян,

Шесть тонких гильз с бездымным порохом

Кладет он, молча, в барабан.

Он верный друг, он — принца датского

Твердит бессмертный монолог,

С упорностью участья братского,

Спокойно-нежен, тих и строг.

В его улыбке, странно-длительной,

В глубокой тени черных глаз

Есть омут тайны соблазнительной,

Властительно влекущей нас…

«Умершим мир!»

Умeршим мир! Пусть спят в покое

В немой и черной тишине.

Над нами солнце золотое,

Пред нами волны — все в огне.

Умершим мир! Их память свято

В глубинах сердца сохраним.

Но дали манят, как когда-то,

В свой лиловато-нежный дым.

Умершим мир! Они сгорели,

Им поцелуй спалил уста.

Так пусть и нас к такой же цели

Ведет безумная мечта!

Умершим мир! Но да не встанет

Пред нами горестная тень!

Что было, да не отуманит

Теперь воспламененный день!

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

Умершим мир! Но мы, мы дышим,

Пока по жилам бьется кровь,

Мы все призывы жизни слышим

И твой священный зов, Любовь!

Умершим мир! И нас не минет

Последний, беспощадный час,

Но здесь, пока наш взгляд не стынет,

Глаза пусть ищут милых глаз!

«Весеннее успокоение»

О, не кладите меня

Скройте, заройте меня

В траву густую!..

Пускай дыханье ветерка

Шевелит травою —

Свирель поет издалека,

Светло и тихо облака

Плывут надо мною…

https://www.youtube.com/watch?v=ytaboutru

«Две силы есть — две роковые силы»

Две силы есть — две роковые силы,

Всю жизнь свою у них мы под рукой,

От колыбельных дней и до могилы, —

Одна есть Смерть, другая — Суд людской.

«Есть близнецы — для земнородных»

Есть близнецы — для земнородных

Два божества, — то Смерть и Сон,

Как брат с сестрою дивно сходных —

Она угрюмей, кротче он…

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreatorsru

«Здесь сердце так бы все забыло»

Здесь сердце так бы все забыло,

Забыло б муку всю свою,

Когда бы там — в родном краю —

Одной могилой меньше было…

«И кто в избытке ощущений»

И кто в избытке ощущений,

Когда кипит и стынет кровь,

Не ведал ваших искушений —

Самоубийство и Любовь!

«Лишь изредка, обряд печальный»

Лишь изредка, обряд печальный

Свершая в полуночный час,

Металла голос погребальный

Порой оплакивает нас!

Поликсена Соловьева

«Тайна Смерти»

Ночь темный, тусклый взор на землю опустила,

И дремлет, и молчит, крылом не шевеля…

В тумане, как в дыму, погасли звезд кадила,

И паутиной снов окутана земля.

Жизнь умерла кругом, но тайны воскресают.

Неуловимые, как легкий вздох ночной,

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

Они встают, плывут, трепещут, исчезают,

И лишь одна из них всегда во мне, со мной.

То — смерти вечная, властительная тайна;

Я чувствую ее на дне глубоких снов,

И в предрассветный час, когда проснусь случайно,

«Я здесь, как сердца стук и как полет мгновений,

Я — страх пред вечностью; но этот страх пройдет,

И ледяной огонь моих прикосновений

Лишь ложные черты и выжжет, и сотрет…»

И ясно вижу я в те вещие мгновенья,

Что жизнь ответа ждет — и близится ответ,

Что есть — проклятье, боль, уныние, забвенье,

Разлука страшная, но смерти — нет…

Алексей Плещеев

«Больной»

Томим недугом, одинокий,

Он в душной комнате лежал;

Сурово ночь в окно глядела,

И ветер в трубах завывал.

Он молод был… Сгубила рано

Его всесильная нужда…

Лицо его следы носило

Ночей бессонных и труда.

Лежал он бледный, неподвижный;

Огонь в глазах его потух;

Он видел смерть… и к ней с мольбою

«Помедли, смерть! Не дай в могилу

Во мраке ночи мне сойти.

При блеске дня хочу я миру

Сказать последнее прости!

Я вижу: призраков ужасных

Толпа кружится предо мной;

Их царство — тьма… И торжествуют

Они над спящею землей…

Как отвратительны их лики!

Порока, зла на них печать!

Но это буйное веселье

Должно с зарею миновать…

Она разгонит их… И люди

Пошлют ей радостный привет!

Помедли, смерть! Пускай увижу

Я утра нового рассвет!»

Он говорил, но жизни пламень

В груди больного догорал…

И ночь всё хмурилась… И ветер

Сердито в трубах завывал.

«Могила»

Листья шумели уныло

Ночью осенней порой;

Гроб опускали в могилу,

Гроб, озаренный луной.

Тихо, без плача, зарыли

И удалились все прочь,

Только луна на могилу

Грустно смотрела всю ночь.

«Могила труженика»

Спи, бедняк! Ты честно бился,

До утраты сил, с нуждою;

Умер ты, но не склонился

Пред неправдою людскою,

Потому-то над тобою

Речь людская не слышна.

Заросла тропа, что к дому,

Где нашел ты отдых, вьется,

И шагов на ней знакомых

Никогда не раздается.

Лишь природа остается

Другу старому верна.

Всё, что ты любил когда-то,

Здесь она соединила,

И без мрамора богато

Убрана твоя могила.

Над тобой цветут сирени

И шумят листы березы,

Каплет с них роса, как слезы,

На могильные ступени —

В час, когда ночные тени

От лучей дневных бегут.

Мак в траве пестреет яркий,

Льет жасмин благоуханье,

Раздается в полдень жаркий

Вкруг цветов пчелы жужжанье,

Ночью — месяца сиянье

Озаряет твой приют.

Спи, бедняк! Без сожаленья

Ты расстался с этим миром,

Что бросал в тебя каменья,

Оттого что на служенье

Лжи его, его кумирам

Ты себя не обрекал.

В бедной доле, неизвестный,

Век трудясь неутомимо,

Совершал ты подвиг честный,

И в приют свой мрачный, тесный

Ты сошел с несокрушимой,

Страстной верой в идеал!

«Нет! лучше гибель без возврата»

Нет! лучше гибель без возврата,

Чем мир постыдный с тьмой и злом,

Чем самому на гибель брата

Смотреть с злорадным торжеством.

Нет! лучше в темную могилу

Унесть безвременно с собой

И сердца пыл, и духа силу,

И грез безумных, страстных рой,

Чем, всё тупея и жирея,

Влачить бессмысленно свой век,

С смиреньем ложным фарисея

Твердя: «Бессилен человек»,

Чем променять на сон отрадный

И честный труд, и честный бой

И незаметно в тине смрадной,

В грязи увязнуть с головой!

«Он в белом гробике своем»

Он в белом гробике своем

Лежал, усыпанный цветами;

Деревья тихо под окном

Качали темными ветвями.

На крепко сомкнутых губах

Улыбка кроткая застыла,

И что-то радостное было

В его младенческих чертах.

Казалось, спал он и видений

К нему нисходит светлый рой,

А не сразил своей косой

Ребенка мрачный смерти гений.

С глазами, красными от слез,

Бледна, исполнена печали,

Склонилась мать над ним. Вопрос

«Зачем родился ты на свет,

Когда лишь ранняя могила

Тебя ждала? Какая сила

В ночь превратила твой рассвет?»

Напрасно! На вопросы наши

Не даст ответа рок — он нем;

Но лучше, верь мне, лучше тем,

Кто лишь коснулся жизни чаши.

Счастлив заснувший беспробудно

Младенец твой! Не спросит он,

Изнемогая в битве трудной,

«Зачем на свет я был рожден?»

«Страдал он в жизни много, много»

Страдал он в жизни много, много,

Но сожаленья не просил

У ближних, так же как у бога,

И гордо зло переносил.

А было время — и сомненья

Свои другим он поверял,

Но тщетно… бедный не слыхал

От брата слова утешенья!

Ему сказали: «Молод ты,

Остынет жар в крови с летами,

Исчезнут пылкие мечты…

Так точно было прежде с нами!»

Но простодушно верил он,

Что не напрасны те стремленья,

И прозревал он в отдаленьи

Священной истины закон.

Ему твердили с укоризной,

Что не любил он край родной;

Он мир считал своей отчизной

И человечество — семьей!

И ту семью любил он страстно

И для ее грядущих благ

Истратить был готов всечасно

Избыток юных сил в трудах.

Но он любимым упованьям

Пределы всюду находил

В стране рабов слепых преданья,

И жажды дел не утолил!

И умер он в борьбе бесплодной,

Никто его не разгадал;

Никто порывов не узнал

Души любящей, благородной…

Считали все его пустым,

И только юность пожалели;

Когда ж холодный труп отпели,

Рыданья не было над ним.

Над свежей юноши могилой

Теперь березы лишь шумят

Да утром пасмурным звучат

Напевы иволги унылой…

«Умирающий»

Оставь, душа, сомненья и надежды!

Конец борьбе с мирским всесильным злом.

Я чувствую: сомкнутся скоро вежды,

Близка пора заснуть последним сном!

Истощены бесплодно наши силы;

Мы не щадя их тратили в борьбе;

Но у дверей темнеющей могилы

Мы не пошлем проклятия судьбе.

И от нее не ждем мы воздаянья

За всё, чем жизнь была отравлена…

Страдали мы — но были те страданья

Дороже нам бездействия и сна.

Покинем мир спокойно, без упрека;

Пусть не для нас победные венцы,

Пусть цель от нас была еще далеко,

Но пали мы как честные борцы!..

София Парнок

«Молчалив и бледен лежит жених»

Молчалив и бледен лежит жених,

А невеста к нему ластится…

Запевает вьюга в полях моих,

Запевает тоска на сердце.

«Посмотри, — я еще недомучена,

Недолюблена, недоцелована.

Ах, разлукою сердце научено, —

Сколько слов для тебя уготовано!

Есть слова, что не скажешь и на ухо,

Разве только что прямо уж — в губы…

Милый, дверь затворила я наглухо…

Как с тобою мне страшно и любо!»

«Обними меня! Ах, обними меня…

Слышишь сердце мое? Ты не слышишь?..

Подыши мне в лицо… Ты не дышишь?!.»

«Мягко, лоно, будь постельное»

Мягко, лоно, будь постельное,

Глубь глубокая — земля.

Колыханье колыбельное,

Лейся, поле шевеля.

Травы, заведите шепоты,

Вечер, росы расплесни,

Над могилой одиноко ты,

Божий глаз — звезда, блесни.

Утиши шаги беспечные,

Ты, кто мимо шел, спеша.

Вспомни: здесь на веки вечные

Убаюкана душа.

«От смерти спешить некуда»

От смерти спешить некуда,

А все-таки — спешат.

«Некогда, некогда, некогда», —

Стучит ошалелый шаг.

Горланят песню рекруты,

Шагая по мостовой,

И некогда, некогда, некогда,

Мой друг, и нам с тобой.

Бежим к трамваю на площади

И ловим воздух ртом,

Как загнанные лошади,

Которых бьют кнутом.

Бежим мы, одержимые,

Не спрашивая, не скорбя,

Мимо людей — и мимо,

Мимо самих себя.

А голод словоохотлив,

И канючит куча лохмотьев

Нам, молчаливым, вслед,

Что тело к старости немощно,

Что хлеба купить не на что

И пропаду на горе нет.

Николай Огарев

«Среди могил я в час ночной»

Среди могил я в час ночной

Брожу один с моей тоской,

С вопросом тайным на устах

О том, что дух, о том, что прах,

О том, что жизнь и здесь и там,

О всем, что так безвестно нам.

Но безответен предо мной

Крестов надгробных темный строй,

Безмолвно кости мертвецов

Лежат на дне своих гробов,

И мой вопрос не разрешен,

Стоит загадкой грозно он.

Среди могил еще одна

Разрыта вновь — и вот она

Недавний труп на дно взяла.

Еще вчера в нем кровь текла,

Дышала грудь, душа жила;

Еще вчера моим отцом

Его я звал — сегодня в нем

Застыла кровь, жизнь замерла,

И где душа, куда ушла?

Боялась робкая рука

Коснуться трупа хоть слегка

Так страшен холод мертвеца,

Так бледность мертвого лица,

Закрытый взор, сомкнутый рот

Наводят страх на ум. А вот

И гроб — и тело в нем

Закрыто крышкой и гвоздем

Три раза крепко по бокам

Заколочено… Душно там,

В могиле душно под землей…

Ничтожество!.. О боже мой, —

Ничтожество! И вот конец,

И вот достойнейший венец

Тому, кто силен мыслью жил,

И кто желал, и кто любил,

Страдал и чувствовал в свой век

И гордо звался: Человек!

А я любил его. Меж мной

И им таинственной рукой

Любви завязан узел был.

Отец! о, я тебя любил.

Скажи ж, мертвец, скажи же мне,

Что есть душа? И в той стране

Живешь ли ты? Нашел ли там

Ты мать мою? Пришлось ли вам

Обняться снова и любить?

И вечно ль будете вы жить?

Сомненье вечно! Знанья нет!

Все сумерки — когда же свет?

Сомненье! Боже, как я мал,

Ничтожен! Тот, кто умирал

Когда-то на кресте, — страдал

И верил. Я не верю — я,

Сомненья слабое дитя…

О нет! я верю, верю… Нет,

Я знаю. Для меня есть свет.

Я знаю — вечная душа,

Одною мыслию дыша,

Меняя формы, все живет,

Из века в век она идет

Все лучше, лучше и с тобой

В одно сольется, боже мой!

Иван Никитин

«Кладбище»

Как часто я с глубокой думой

Вокруг могил один брожу

И на курганы их гляжу

С тоской тяжёлой и угрюмой.

Как больно мне, когда, порой,

Могильщик, грубою рукой

Гроб новый в землю опуская,

Стоит с осклабленным лицом

Над безответным мертвецом,

Святыню смерти оскорбляя.

Или когда в траве густой,

Остаток жалкий разрушенья,

Вдруг череп я найду сухой,

Престол ума и вдохновенья,

Лишённый чести погребенья.

И поражён, и недвижим,

Сомненья холодом облитый,

Я мыслю, скорбию томим,

Кто вас в сон вечный погрузил,

Земли неведомые гости,

И ваши брошенные кости

С живою плотью разлучил?

Как ваше вечное молчанье

Ничтожества ль оно печать

Или печать существованья?

В какой загадочной стране,

Невидимой и неизвестной,

Здесь кости положив одне,

Витает дух ваш бестелесный?

Чем занят он в миру ином?

Что он, бесстрастный, созерцает?

И помнит ли он о земном

Иль всё за гробом забывает?

Быть может, небом окружён,

Жилец божественного света,

Как на песчинку смотрит он

На нашу бедную планету;

Иль, может быть, сложив с себя

Свои телесные оковы,

Без них другого бытия

Не отыскал он в мире новом.

Быть может, всё, чем мы живём,

Чем ум и сердце утешаем,

Земле как жертву отдаём

И в ней одной похороняем…

Нет! прочь бесплодное сомненье!

Я верю истине святой —

Святым глаголам откровенья

О нашей жизни неземной.

И сладко мне в часы страданья

Припоминать порой в тиши

Загробное существованье

Неумирающей души.

«И на пустынном, на великом»

И на пустынном, на великом

Погосте жизни мировой

Кружится Смерть в веселье диком

И развевает саван свой!

«Мир опустел… Земля остыла…»

Мир опустел… Земля остыла…

А вьюга трупы замела,

И ветром звезды загасила,

И бьет во тьме в колокола.

«Могильная плита, железная доска»

Могильная плита, железная доска,

В густой траве врастающая в землю, —

И мне печаль могил понятна и близка,

И я родным преданьям внемлю.

«Молчат гробницы, мумии и кости»

Молчат гробницы, мумии и кости, —

Из древней тьмы, на мировом погосте,

Звучат лишь Письмена.

«Я молодым себя, в своем простом быту»

Я молодым себя, в своем простом быту,

На бедном их погосте вспоминаю.

Последний их побег, под эту же плиту

Приду я лечь — и тихо лягу — с краю.

«Я, тишину познавший гробовую»

Я, тишину познавший гробовую,

Я, воспринявший скорби темноты,

Из недр земных земле благовествую

Глаголы Незакатной Красоты!

Николай Некрасов

«Ангел смерти»

Придет пора преображенья,

Конец житейского пути,

Предсмертной муки приближенье

Заслышу в ноющей груди,

И снидет ангел к изголовью,

Крестом трикраты осеня,

С неизъяснимою любовью

И грустью взглянет на меня;

Опустит очи и чуть внятно,

Тоскливо скажет: «Решено!

Под солнцем жизнь не беззакатна,

Чрез час ты — мира не звено.

Молись!» — и буду я молиться,

И горько плакать буду я,

И сам со мною прослезится

Он, состраданья не тая.

Меня учить он будет звукам

Доступных господу молитв,

И сердце, преданное мукам,

В груди их глухо повторит.

Назначит смертную минуту

Он, грустно голову склоня,

Господь простит ли там меня?

Вдруг хлад по жилам заструится,

Он скажет шепотом: «Сейчас!»

Святое таинство свершится,

Воскликнут ближние: «Угас!»

Вдруг… он с мольбой закроет очи,

Слезой зажжет пустую грудь

И в вечный свет иль к вечной ночи

Душе укажет тайный путь…

«Гробок»

Вот идет солдат. Под мышкою

Детский гроб несет, детинушка.

На глаза его суровые

Слезы выжала кручинушка.

А как было живо дитятко,

«Чтоб ты лопнуло, проклятое!

Да зачем ты и родилося?»

«Могила брата»

Я был на могиле, похитившей брата,

И горькие слезы кропили ее,

В душе пролилася святая отрада,

От горя проснулося сердце мое.

Проснулися чувства и думы толпою,

И память о прежнем в душе ожила,

И резво, роскошно опять предо мною

Былого картина как май расцвела.

Как будто бы горе мое миновало,

Как будто б я с братом, и брат мой со мной,

Как будто б на сердце тоски не бывало;

Не брат предо мною — могила сырая,

Сокрывшая тленный остаток того,

С кем весело мчалася жизнь молодая,

Кто был мне на свете дороже всего.

О слезы, о слезы! несчастных отрада!

Чрез хладную землю катитесь к нему,

На грудь упадите бесценного брата

И горе мое передайте ему!

Скажите, скажите, горючие слезы,

Что я одиноко веду мою жизнь,

Завяли в душе моей счастия розы

И тернии горя лишь в ней разрослись.

Но что я, безумец? Поймет ли бездушный

Остаток истлевший печали мои?

Душа его в небе, а гроб равнодушный

Лишь тело да кости взял в недра свои.

О небо, о вы, безграничные выси!

Я отдал бы счастье, оставил бы мир,

Чтоб в ваши пределы душой вознестися,

Орлом легкокрылым вспорхнуть на эфир.

Я там бы увидел бесценного брата

И с ним поделился бы грустью моей;

И это б мне было святая награда

За дни, проведенные в муках скорбей.

Увидел бы брата — и с ним не расстался;

Но небо высоко, а на небе он.

Лишь труп охладелый на память остался

И в душной могиле давно погребен.

Касатка порхает над братней могилой,

Душистая травка роскошно цветет,

И плющ зеленеет, и ветер унылый

Над ней заунывную песню поет.

Храм бога высокий, часовня, отрада,

Кресты да курганы — кругом тишина.

Покойся же мирно, прах милого брата,

Пока не восстанешь от долгого сна.

«Покойница»

«Кто умер здесь? какой потери

Печаль встревожила сердца?

Откройте гробовые двери —

Хочу взглянуть на мертвеца!

Хочу, на ледяные кости

Печать лобзанья наложа,

Найти там след суровой гостьи,

Где ныла пленница душа.

О боже, о творец великий!

Она!..» И помутился взор,

И горьких жалоб ропот дикий

Несвязный выразил укор.

Опомнился… взглянул: у гроба

Другой, безмолвствуя, рыдал;

Но лишь ему в лицо, как злоба,

Народ презрительно взирал

С уликой. «О, зачем, спаситель,

В тоске рыдать об ней, как он,

Я права от тебя лишен,

И клевета, любви гонитель,

На самом гроба рубеже

Покоя не дает душе,

Простившейся с грехами тела,

И на ее через меня

Льет яд позорного огня?

Я ей чужой!..» С чела слетела

Искусно скрытая тоска,

Из роз могильного венка

Цветок он вырвал равнодушно,

Пошел — исчез в толпе бездушной…

Толпа его не поняла.

Весь день о нем, наморщив брови,

Судила, думала, врала,

И страшно молвить, как, злословя,

Она покойницу звала…

«Смерти»

Не приходи в часы волнений,

Сердечных бурь и мятежей,

Когда душа огнем мучений

Сгорает в пламени страстей.

Не приходи в часы раздумья,

Когда наводит демон зла,

Вливая в сердце яд безумья,

На нечестивые дела;

Когда внушеньям духа злого,

Как низкий раб, послушен ум,

И ничего в нем нет святого,

И много, много грешных дум.

Закон озлобленного рока,

Смерть, надо мной останови

И в черном рубище порока

Меня на небо не зови!

Не приходи тогда накинуть

Мне будет жалко мир покинуть,

И робко небо встречу я…

Приди ко мне в часы забвенья

И о страстях и о земле,

Когда святое вдохновенье

Горит в груди и на челе;

Когда я, дум высоких полный,

Безгрешен сердцем и душой,

И бурной суетности волны

Меня от жизни неземной

Увлечь не в силах за собою;

Когда я мыслью улетаю

В обитель к горнему царю,

Когда пою, когда мечтаю,

Когда молитву говорю.

Я близок к небу — смерти время!

Нетруден будет переход;

Душа, покинув жизни бремя,

Без страха в небо перейдет…

«Ты не забыта»

«Я была еще вчера полезна

Ближнему — теперь уж не могу!

Смерть одна желанна и любезна —

Пулю я недаром берегу…»

Вот и всё, что ты нам завещала,

Да еще узнали мы потом,

Что давно ты бедным отдавала,

Что добыть умела ты трудом.

Поп труслив — боится, не хоронит;

Убедить его мы не могли.

Мы в овраг, где горько ветер стонет,

На руках покойницу несли.

Схоронив, мы камень обтесали,

Утвердили прямо на гробу

И на камне четко написали

Жизнь и смерть, и всю твою судьбу.

И твои останки людям милы,

И укор, и поученье в них…

Нужны нам великие могилы,

Если нет величия в живых…

Дмитрий Мережковский

«Двойная бездна»

Не плачь о неземной отчизне,

И помни, — более того,

Что есть в твоей мгновенной жизни,

Не будет в смерти ничего.

И жизнь, как смерть необычайна…

Есть в мире здешнем — мир иной.

Есть ужас тот же, та же тайна —

И в свете дня, как в тьме ночной.

И смерть и жизнь — родные бездны;

Они подобны и равны,

Друг другу чужды и любезны,

Одна в другой отражены.

Одна другую углубляет,

Как зеркало, а человек

Их съединяет, разделяет

Своею волею навек.

И зло, и благо, — тайна гроба.

И тайна жизни — два пути —

Ведут к единой цели оба.

И все равно, куда идти.

Будь мудр, — иного нет исхода.

Кто цепь последнюю расторг,

Тот знает, что в цепях свобода

И что в мучении — восторг.

Ты сам — свой Бог, ты сам свой ближний.

О, будь же собственным Творцом,

Будь бездной верхней, бездной нижней,

Своим началом и концом.

«Кроткий вечер тихо угасает»

Кроткий вечер тихо угасает

И пред смертью ласкою немой

На одно мгновенье примиряет

Небеса с измученной землей.

В просветленной, трогательной дали,

Что неясна, как мечты мои, —

Не печаль, а только след печали,

Не любовь, а только след любви.

И порой в безжизненном молчаньи,

Как из гроба, веет с высоты

Мне в лицо холодное дыханье

Безграничной, мертвой пустоты…

«Скука»

Страшней, чем горе, эта скука.

Где ты, последний терн венца,

Освобождающая мука

Давно желанного конца?

С ее бессмысленным мученьем,

С ее томительной игрой,

Невыносимым оскорбленьем

Вся жизнь мне кажется порой.

Хочу простить ее, но знаю,

Уродства жизни не прощу,

И горечь слез моих глотаю

И умираю, и молчу.

«Так жизнь ничтожеством страшна»

Так жизнь ничтожеством страшна,

И даже не борьбой, не мукой,

А только бесконечной скукой

И тихим ужасом полна,

Что кажется — я не живу,

И сердце перестало биться,

И это только наяву

Мне все одно и то же снится.

И если там, где буду я,

Господь меня, как здесь, накажет, —

То будет смерть, как жизнь моя,

И смерть мне нового не скажет.

Мирра Лохвицкая

«Я хочу умереть молодой»

Я хочу умереть молодой,

Не любя, не грустя ни о ком;

Золотой закатиться звездой,

Облететь неувядшим цветком.

Я хочу, чтоб на камне моем

Истомленные долгой враждой

Находили блаженство вдвоем…

Я хочу умереть молодой!

Схороните меня в стороне

От докучных и шумных дорог,

Там, где верба склонилась к волне,

Где желтеет некошеный дрок.

Чтобы сонные маки цвели,

Чтобы ветер дышал надо мной

Ароматами дальней земли…

Не смотрю я на пройденный путь,

На безумье растраченных лет;

Я могу беззаботно уснуть,

Если гимн мой последний допет.

Пусть не меркнет огонь до конца

И останется память о той,

Что для жизни будила сердца…

Михаил Лермонтов

«Завещание»

Есть место: близ тропы глухой,

В лесу пустынном, средь поляны,

Где вьются вечером туманы,

Осеребренные луной…

Мой друг! ты знаешь ту поляну;

Там труп мой хладный ты зарой,

Когда дышать я перестану!

Могиле той не откажи

Ни в чем, последуя закону;

Поставь над нею крест из клёну,

И дикий камень положи;

Когда гроза тот лес встревожит,

Мой крест пришельца привлечет;

И добрый человек, быть может,

На диком камне отдохнет.

«Любовь мертвеца»

Пускай холодною землею

Засыпан я,

О друг! всегда, везде с тобою

Душа моя.

Любви безумного томленья,

Жилец могил,

В стране покоя и забвенья

Я не забыл.

Без страха в час последней муки

Покинув свет,

Отрады ждал я от разлуки —

Разлуки нет.

Я видел прелесть бестелесных

И тосковал,

Что образ твой в чертах небесных

Не узнавал.

Что мне сиянье божьей власти

И рай святой?

Я перенес земные страсти

Туда с собой.

Ласкаю я мечту родную

Везде одну;

Желаю, плачу и ревную

Как в старину.

Коснется ль чуждое дыханье

Твоих ланит,

Моя душа в немом страданье

Вся задрожит.

Случится ль, шепчешь, засыпая,

Ты о другом,

Твои слова текут, пылая,

По мне огнем.

Ты не должна любить другого,

Нет, не должна,

Ты мертвецу святыней слова

Обручена;

Увы, твой страх, твои моленья —

К чему оне?

Ты знаешь, мира и забвенья

Не надо мне!

«Метель шумит и снег валит»

Метель шумит и снег валит,

Но сквозь шум ветра дальний звон

Порой прорвавшися гудит;

То отголосок похорон.

То звук могилы над землей,

Умершим весть, живым укор,

Цветок поблекший гробовой,

Который не пленяет взор.

Пугает сердце этот звук

И возвещает он для нас

Конец земных недолгих мук,

Но чаще новых первый час…

«Очи N. N.»

Нет смерти здесь; и сердце вторит нет;

Для смерти слишком весел этот свет.

И не твоим глазам творец судил

Гореть, играть для тленья и могил…

Хоть все возьмет могильная доска,

Их пожалеет смерти злой рука;

Их луч с небес, и, как в родных краях,

Они блеснут звездами в небесах!

«Пора уснуть последним сном»

Пора уснуть последним сном,

Довольно в мире пожил я;

Обманут жизнью был во всём

И ненавидя и любя.

«Эпитафия»

Простосердечный сын свободы,

Для чувств он жизни не щадил;

И верные черты природы

Он часто списывать любил.

Он верил темным предсказаньям,

И талисманам, и любви,

И неестественным желаньям

Он отдал в жертву дни свои.

И в нем душа запас хранила

Блаженства, муки и страстей.

Он умер. Здесь его могила.

Он не был создан для людей.

«Без друга лучше дни влачить»

Без друга лучше дни влачить

И к смерти радостней клониться,

Чем два удара выносить

И сердцем о двоих крушиться!..

«Без цели, оклеветан, одинок»

Без цели, оклеветан, одинок;

Но верю им! — неведомый пророк

Мне обещал бессмертье, и живой

Я смерти отдал все, что дар земной.

«Болезнь его сразила, и с собой»

Болезнь его сразила, и с собой

В могилу он унес летучий рой

Еще незрелых, темных вдохновений,

Обманутых надежд и горьких сожалений!

«Душа сама собою стеснена»

Душа сама собою стеснена,

Жизнь ненавистна, но и смерть страшна,

Находишь корень мук в себе самом

И небо обвинить нельзя ни в чем.

«Земле я отдал дань земную»

Земле я отдал дань земную

Любви, надежд, добра и зла;

Начать готов я жизнь другую,

Молчу и жду: пора пришла…

«И не забыт умру я. Смерть моя»

И не забыт умру я. Смерть моя

Ужасна будет; чуждые края

Ей удивятся, а в родной стране

Все проклянут и память обо мне.

«И он упал — и умирает»

И он упал — и умирает

Кровавой смертию бойца.

Жена ребенка поднимает

«Смотри, как умирают люди,

И мстить учись у женской груди!..»

«Никто о том не покрушится»

Никто о том не покрушится,

И будут (я уверен в том)

О смерти больше веселиться,

Чем о рождении моем…

«Но для небесного могилы нет»

Но для небесного могилы нет.

Когда я буду прах, мои мечты,

Хоть не поймет их, удивленный свет

Благословит; и ты, мой ангел, ты

Со мною не умрешь: моя любовь

Тебя отдаст бессмертной жизни вновь;

С моим названьем станут повторять

Твое: на что им мертвых разлучать?

«Но не проснется звонкая струна»

Но не проснется звонкая струна

Под белоснежною рукой твоей,

Затем что тот, кто пел твою любовь,

Уж будет спать, чтоб не проснуться вновь.

«Ты умер, как и многие, без шума»

Ты умер, как и многие, без шума,

Но с твердостью. Таинственная дума

Еще блуждала на челе твоем,

Когда глаза закрылись вечным сном…

«Я дни мои влачу, тоскуя»

Я дни мои влачу, тоскуя

И в сердце образ твой храня,

Будь ангел смерти для меня.

Николай Гумилев

«За гробом»

Под землей есть тайная пещера,

Там стоят высокие гробницы,

Огненные грезы Люцифера,

Там блуждают стройные блудницы.

Ты умрешь бесславно иль со славой,

Но придет и властно глянет в очи

Смерть, старик угрюмый и костлявый,

Нудный и медлительный рабочий.

Понесет тебя по коридорам,

Понесет от башни и до башни.

Со стеклянным, выпученным взором,

Ты поймешь, что это сон всегдашний.

И когда, упав в твою гробницу,

Ты загрезишь о небесном храме,

Ты увидишь пред собой блудницу

С острыми жемчужными зубами.

Сладко будет ей к тебе приникнуть,

Целовать со злобой бесконечной.

Ты не сможешь двинуться и крикнуть…

Это все. И это будет вечно.

«Мне снилось: мы умеpли оба»

Мне снилось: мы умеpли оба,

Лежим с успокоенным взглядом,

Два белые, белые гpоба

Поставлены pядом.

Когда мы сказали: «Довольно»?

Давно ли, и что это значит?

Hо стpанно, что сеpдцу не больно,

Что сеpдце не плачет.

Бессильные чувства так стpанны,

Застывшие мысли так ясны,

И губы твои не желанны,

Хоть вечно пpекpасны.

Свеpшилось: мы умеpли оба,

Поставлены pядом.

Эдуард Губер

«Могила»

Душа моя — пустынная могила,

И много в ней холодных мертвецов.

На долгий сон она их схоронила

И не сочтет безвременных жильцов.

На дне души схоронена глубоко

Прошедших лет безумная любовь;

Она без слез уснула одиноко,

И тихо спит, и не проснется вновь.

И рядом с ней надежда опочила,

И улеглись волнения страстей,

И прежних лет восторженная сила,

И жажда дел, и мысли юных дней.

Там спят мои младенческие грезы,

Мечты, любовь, надежда и покой;

Но с ними спят и горести, и слезы

Под тою же могильною доской.

Но с ними спит и вековое горе,

Мой бедный брат, мой неотступный гость,

И ненависть с проклятием во взоре,

И ревности мучительная злость.

«Смерть и Время»

Смерть

Всё мое — и плод, и семя;

Бесконечна власть моя.

Покорись, седое время,

Я владычица твоя.

Всё мое! Я всем владею;

Что родится — то умрет;

Всё под властию моею,

Всё в гробах моих сгниет.

Где следы твоих деяний?

Где немолчные дела?

Семена твоих созданий

Я же жатвой собрала.

Где твой Рим? твои державы?

Где плоды твоих трудов?

Всё легло в борьбе кровавой,

Спит на дне моих гробов.

Всё под властию моей!

Пред владычицей твоей!

Без конца и без начала,

Я отец и сын веков;

А тебя судьба сковала

Мертвым тлением гробов.

Где лежат твои могилы,

Где гниют твои гробы,

Там мои живые силы

Строят здание судьбы.

Из твоих могил беру я

Семена моих трудов,

Колыбель мою творю я

Из досок твоих гробов.

Без конца моя дорога.

Цепь веков в моих руках.

Я ношу одежду бога

На бессмертных раменах.

Без границ мое теченье,

Бесконечно как судьба;

Ты сама — мое рожденье;

Я — владыка, ты — раба.

«Влачись в пустыне безотрадной»

Влачись в пустыне безотрадной

С клеймом проклятья на челе!

Твоим костям в могиле хладной

Не будет места на земле!

«Но тесный гроб, добычи жадный»

Но тесный гроб, добычи жадный,

Не выдаст мертвого певца.

Он спит; ему в могиле хладной

Не нужно бренного венца.

«Последний звук струны моей»

Последний звук струны моей,

Как вестник смерти, пронесется

И, может быть, в сердцах людей

На тайный вздох их отзовется;

И мир испуганный вздрогнет,

И в тихий час залогом славы,

https://www.youtube.com/watch?v=upload

В немой тоске, на гроб кровавый

Слезу печали принесет.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Твоя молитва
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector